1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Где государство регулирует - возникает дефицит

Совмин Беларуси постановил создать специальную комиссию для регулирования экспорта отдельных видов сельскохозяйственной продукции. Что стоит за этим решением?

default

В связи с ростом цен на продовольствие в Европе президент Беларуси посоветовал местным производителям выгодно продавать в Россию и мясо, и молоко. Россельхознадзор был благосклонен - приостановил инспекции белорусских предприятий-поставщиков молокопродуктов.

Между тем, губернатор приграничной Витебской области распорядился срочно и строго усилить милицейский контроль и не допустить массового вывоза за необозначенную союзную границу мяса, масла и сыров. В Минске приняли решение торговать вдруг ставшим стратегическим продовольствием только через биржу — чтобы не разбазарить за бесценок. И, наконец, специальным постановлением правительства создана специальная комиссия по недопущению оттока за рубеж некоторых видов сельхозпродукции и сырья.

Опыт предков

В стране запахло «чрезвычайщиной»: под руководством вице-премьера Ивана Бамбизы начала работать комиссия по регулированию рынка отдельных видов сельхозпродукции.

Первым номером среди стратегически важного товара стоит зерно, хотя экономист Михаил Залесский замечает следующее: «параметры продовольственной безопасности для белорусов определены сотни лет назад. Наш мудрый исторический правитель Всеслав Чародей (современники его именем назвали одну из неплохих из зерна производимых водок) утверждал, что для жизни стране, крестьянину и его скотине хватит по 20 пудов зерна на человека в год».

То есть, по «арифметике» Всеслава Чародея, каждому из почти 10 миллионов белорусов достаточно 320 кг зерна. А есть в урожае этого года, если верить официальным данным, по 800.

Вот и продать бы белорусского зерна фуражного, а прикупить соседского на пышные булки! Но…

Неорганизованный вывоз может вывести Беларусь за границы продовольственной безопасности, утверждает правительство.

«Ситуация «товарного пылесоса» возможна и пугает народ, когда экономика социализма находится в кольце экономик капиталистических. Спасают социалистическую экономику в таких случаях «железным занавесом». Когда же существует свободный товарообмен, переток товаров, то и занавеса не требуется, и катаклизмами продовольственными не пугают. В ВТО ведь ни у кого страха голода не возникает!» — утверждает Михаил Залесский.

Экспорт под контролем

В нынешний перечень специально контролируемого белорусским правительством экспорта включены товары, которые качеством отнюдь не превосходят зарубежные аналоги. Например, льноволокно — белорусское чаще второсортное короткое, чем дорогое длинное. Да и поставки его на внешний рынок прекращены еще в средине июня: правительство обязало местных производителей все отдать на Оршанский льнокомбинат, ждут теперь, когда за простынями и скатертями мир выстроится в очередь. Пока не выстраивается.

Но, по мнению правительства, и лен, и свекловичная меласса, и рапс в семенах и масле должны оправдать «экономические интересы Республики Беларусь».

Экономический аналитик Константин Скуратович полагает: «государство, таким образом, прерывая рыночные связи и контакты с внешним миром, может ждать повышения мировых цен, чтобы потом заработать на своем товаре больше. Но страдает производитель: при рыночной экономике производитель от того, что цены выросли, получает выгоду, у нас же непосредственный производитель лишен возможности распорядиться своим продуктом. И заработать при удачной рыночной конъюнктуре».

Мясо и молоко – политический момент

Самый востребованный на внешнем рынке сейчас сельхозпродукт — молоко и мясо — под контроль правительственной спецкомиссии не попадает. Аналитики полагают, что в отношении этих товаров кроме расчета на экономические выгоды Беларусь учла и политический момент.

«В России приближаются выборы, им очень важно сейчас обеспечить спокойствие в регионах. Вот они и пробуют белорусскими методами установить «справедливые» с точки зрения электората цены: закупают белорусское мясо и молоко, уже не взирая на собственные санитарные нормы, по которым белорусские продукты еще недавно не соответствовали. А наше государство решило на российских потребностях и заработать, и политическое лицо соблюсти: союзник все-таки. В Беларуси, конечно, производство молока выросло в последние годы, но не настолько, чтобы мы могли обеспечить им Россию».

Политика — точнее, интересы действующих на политической сцене субъектов — характерно обозначена еще в одной строчке специального постановления Совмина: регулирующая комиссия, оказывается, совсем не обязана заседать регулярно.

«Логику в действиях современных белорусских руководителей порой трудно найти. А понять логику групп влияния, которые формируются всякими подобными комиссиями, вообще способен только человек с многолетней социалистической закалкой-практикой. Да, будут собираться солидные мужчины, «Решать вопросы», как называется это на их языке. Но с точки зрения экономики закат солнца вручную мало что прибавляет к ходу жизни», — говорит Михаил Залесский.

Что же выйдет в итоге?

Белорусские независимые аналитики не пугают, но и не обнадеживают.

«Там, где государство регулирует, всегда возникает дефицит. Если государство уж очень упорно регулирует — и до голода доходит, — утверждает Константин Скуратович. — «Но нам, скорее всего, голод не грозит: всегда как спасение найдутся «окорочка Буша», залежалые запасы армейских складов. И всегда после такого спасения номенклатура кидается искать виноватых: как так за империалистические консервы продали собственное гордое величие?»

«У нас экономика мобилизационного типа. И такой тип самый устойчивый при решении задачи обеспечить каждого 160 граммами муки в день. Поэтому за выживание волноваться нечего. Другое дело — прогресса при такой экономике мы не дождемся ни экономического, ни технологического», — замечает Михаил Залесский.

Контекст