1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Галерея

Ганс Йонас

20.01.03

Ганс Йонас родился в 1903 году в городе Мёнхенгладбах в зажиточной еврейской семье. Его отец был владельцем текстильной фабрики. Йонас был школьником, когда началась Первая мировая война.

"В 1914 году мне было 11 лет, а в 1921 году я закончил гимназию. Все мои воспоминания о том времени связаны с родительским домом, школой, друзьями и с Первой мировой войной. Война была, конечно, чем-то особенным, она изменила весь ход школьной жизни".

Ещё в гимназии Йонас начал проявлять интерес к философии, иудаизму и сионизму.

"В последние годы учёбы в гимназии я стал всё больше интересоваться философскими вопросами. Я начал читать философские книги. Подборка была случайной. У нас в доме было издание Шопенгауэра. Я читал кое-что из Канта. На занятиях древнегреческим языком мы познакомились с Платоном. Постепенно мой интерес переместился с событий Первой мировой войны на вопросы о существовании Бога, об устройстве мира, на знаменитые вопросы о смысле существования этого мира, о смысле жизни, о том, что является высшей ценностью. Это сочеталось во мне с интересом к религии. Мне хотелось лучше познакомиться с моим иудейским наследием, чем это было возможно на уроках религии. Я занялся изучением Библии. Я могу сказать, что в какое-то время ветхозаветные пророки, с одной стороны, и кантианская этика, с другой, были для меня самыми значительными духовными силами. Это был период брожения".

С 1921 года Йонас начинает изучать философию, богословие и историю искусства в университетах Фрейбурга, Берлина, Гейдельберга и Марбурга. Причём среди его преподавателей были такие выдающиеся учёные, как Гуссерль, Трёльч, Шпрангер, Бультман и Хайдеггер. В 1928 году Йонас защищает диссертацию на тему "Понятие гностицизма". Однако в начале 30-х годов обстановка в Германии становится всё более напряжённой.

"Особенно с 1929 года мне стало ясно, что надвигается серьёзная опасность. Каждый, в общем-то, должен был видеть, что надвигается гроза. Ещё до прихода Гитлера к власти я воспринимал усиление нацистской партии как некую неизбежность. Приход этих типов к власти был неизбежным. Но чего я совершенно не ожидал, так это того, что они сумеют удержаться у власти. 30 января 1933 года я вдруг узнал, что Гитлер стал рейхсканцлером. Я точно помню, что, придя домой, я сказал маме: "Наконец-то это случилось. Это, пожалуй, единственная возможность избавиться от этого человека. Ведь уже в ближайшее время они проявят свою несостоятельность. Их программа из области фантастики рухнет, как только она столкнётся с реальностью". И вот в этом я ошибался. Свою ошибку я заметил очень скоро: и то, что они прочно сидят в седле, и то, что со всей серьёзностью намерены осуществить свою программу по уничтожению евреев, что их намерения вовсе не были предвыборной пропагандой. Это стало очевидно 1 апреля 1933 года, когда штурмовики развешивали на еврейских магазинах огромные плакаты с надписями "Не покупайте у евреев!", когда они собирались у контор еврейских адвокатов, у практик врачей-евреев, да и у нашей фабрики. Вот тогда мне стало ясно: обладая хоть каким-то чувством собственного достоинства, я не смогу остаться в этой стране. Не говоря уже о том, что у меня не было никаких перспектив в профессиональном отношении, например, работать в университете. Да даже если бы и была возможность получить разрешение на работу для еврея, мне гордость не позволяла оставаться в стране, где попирается достоинство граждан".

В 1933 году, после прихода Гитлера к власти, Йонас эмигрирует в Англию. А вскоре в свет выходит первая часть его книги "Гностицизм и дух поздней античности". В этой работе Йонас, опираясь на экзистенциальную теорию Хайдеггера и тезисы Бультмана, направленные на "демифологизацию" христианства, старается определить основные признаки гностицизма периода поздней античности. По мнению Йонаса, религиозные догмы и мифические образы являются не отражением объективных фактов, а всего лишь попыткой человека обосновать экзистенциальный опыт. По мнению Йонаса, основной чертой гностического учения является радикальный дуализм: человек осознаёт себя брошенным на произвол судьбы во враждебном мире. Истинной родиной человека является мир света, земной же мир – это далёкое от Бога царство тьмы. В этом крайнем отчуждении между человеком и природой Йонас усматривает параллели с нынешним мироощущением.

В 1935 году Йонас переселяется в Палестину, где он с 1938 года становится преподавателем Иерусалимского Еврейского университета.

"Я видел, что положение евреев становилось всё более отчаянным. Репрессии усиливались и принимали всё более страшные формы. Отрезвление для всех тех, кто ещё предавался каким-то иллюзиям, наступило в ноябре 1938 года, во время так называемой "хрустальной ночи". Такого, собственно, никогда не было во время прежних преследований евреев. И тогда всем стало ясно, что целью режима было окончательное уничтожение немецкого еврейства. Но даже тогда я ещё не думал о массовом убийстве. Я думал о массовом изгнании евреев".

Во время Второй мировой войны Йонас в качестве пропагандиста служит добровольцем в британской армии. В составе союзнических войск Йонас, мать которого погибла в концлагере в Освенциме, возвращается в Германию.

"По отношению к немцам я испытывал лишь чувство гнева. И не только по отношению к нацистам. К немцам вообще, потому что в большинстве своём немецкий народ поддерживал Гитлера и, в той или иной степени, участвовал в его делах. Это совершенно очевидный факт, не подлежащий никакому сомнению. Конечно же, и на разрушенные немецкие города я смотрел с чувством более или менее удовлетворённой жажды мести. Мне казалось это справедливым наказанием за совершённые зверства. В то же время я понимал, что, разумеется, не каждый немец участвовал в этих зверствах. Но в целом, ощущение было такое, что теперь между немцами и евреями навеки пролегла непреодолимая пропасть. Таково было первоначальное ощущение. Но, конечно, я заблуждался. Время многое лечит. Кроме того, многое узнаёшь, встречаешь людей, с которыми поддерживаешь дружеские отношения, так что с годами эта пропасть становится всё меньше. Но что осталось, так это нежелание вернуться в Германию навсегда. Меня приглашали немецкие университеты, но я так и не смог решиться опять поселиться в Германии и постоянно жить среди немцев".

После окончания Второй мировой войны Йонас возвращается в Палестину, где он активно включается в процесс создания еврейского государства. С 1948 года он служит в израильской армии. Но уже через год Йонас уезжает в Канаду, где он преподаёт философию в университетах Монреаля и Оттавы. В Канаде же он завершает вторую часть своей книги "Гностицизм". А в 1955 году Йонас получает профессуру в Нью-Йорке.

В 1966 году Йонас публикует свою работу "Феномен жизни", в которой он подходит к биологии с философской точки зрения. Сегодня современная наука рассматривает природу как некий случайный факт, лишённый особого смысла. При этом телеологический момент как одна из допустимых возможностей просто игнорируется. Йонас, однако, утверждает, что субъективность и свобода, присущие человеку, вовсе не являются чуждыми в онтологическом отношении принципами в естественной истории. По мнению Йонаса, эти принципы действуют в любой живой природе. Человек, не отказываясь от своей сущности, может и должен осознавать себя составной частью природы, и это позволит ему избавиться от ощущения "оставленности" в этом мире. Таким образом, Йонас в своей "философской" биологии пытается найти пути преодоления дуализма между духом и природой.

В 1979 году, уже будучи на пенсии, Йонас пишет свой главный труд – "Принцип ответственности". Название работы явно перекликается с названием книги Эрнста Блоха "Принцип надежды". Йонас справедливо отмечает, что все этические построения прошлого не имели отношения к человеческой жизни в глобальных масштабах. Этические оценки тех или иных действий человека давались в соответствии с видимыми результатами этих действий. Раньше этого было достаточно, поскольку возможности человека были ограниченными. Он был не в состоянии причинить природе такой вред, что, в результате, под угрозой оказалось бы само дальнейшее существование человечества. Сегодня ситуация изменилась. И поэтому, считает Йонас, необходимо выработать новую этику, которую он называет "этикой ответственности". Задачи новой этики Йонас усматривает в установлении надёжного контроля над огромными потенциями человека. Йонас предлагает трансформировать кантовский категорический императив в новый императив, соответствующий новому характеру человеческой деятельности: "действуй так, чтобы последствия твоей деятельности были совместимы с целью поддержания дальнейшего существования человечества на Земле". Таким образом, Йонас вводит в этику временной аспект: действие человека ни в коем случае не должно ставить под угрозу будущее человечества.

В последние годы жизни Йонас публикует такие работы, как "Понятие Бога после Освенцима" и "Материя, дух, творение", в которых он высказывает некоторые телеологическо-космогонические соображения. Телеологический принцип Йонас распространяет на весь мир, сотворённый некой божественной силой. Бог, сотворив мир, предоставил его самому себе, тем самым, однако, он как бы передал своё могущество миру, который теперь сам становится божеством. Никакой цели перед миром не поставлено, тем не менее, по мнению Йонаса, миру изначально присуще стремление к высшему развитию.

Очень сложными были отношения между Йонасом и Хайдеггером. Йонас, будучи студентом Хайдеггера, считал его одним из ведущих философов современности. Тем большим было разочарование Йонаса в связи с тем, что Хайдеггер занял весьма неоднозначную позицию по отношению к нацистскому режиму.

"Это было для меня страшным разочарованием. Я был горько разочарован не только в определённом человеке, но и в способности философии уберечь человека от чего-либо подобного. Тот факт, что философия оказалась неспособной уберечь Хайдеггера от заблуждения, я воспринимал тогда как фиаско философии, как глобально-исторический позор философии, как её банкротство. То, что соблазну поддался самый значительный, самый оригинальный мыслитель моего времени, было для меня страшным ударом".

Йонас умер в 1993 году в Нью-Йорке. Всю жизнь он стремился найти возможность преодолеть отчуждение между человеком и природой. Несмотря на всю спорность его аргументации, своими предложениями решения проблемы (телеологическая космология и метафизическая объективация ценностей) Йонасу удалось обратить внимание (причём не только специалистов) на срочную необходимость вновь серьёзно заняться вопросами бытия и морали.