1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Cool

Гамбургские школьники помогают сверстникам в Афганистане и на Балканах

18.01.2003

Каких только не бывает на свете детей. Бывают послушные и грубые, отличники и двоечники, такие, которых называют "33 несчастья" и такие которым всё даётся без труда – само собой. Сегодня мы познакомимся с гимназистом Сашей Эстисом – он родом из Москвы и уже шестой год живет в городке Пиннеберг, под Гамбургом. На новой родине Саша уже почти знаменит. И не только благодаря родителям-художникам, с которыми он приехал в Германию... Слово нашему гамбургскому корреспонденту Кате Филипповой:

Каждый год в гимназии имени Брамса, в которой учится Саша, состоится благотворительный базар в пользу школы-побратима в Афганистане. На базаре каждый класс предлагает либо рисунки, либо какие-то поделки, либо свежевыпеченные пироги. Все это покупают родители и соученики:

Саша:

«Все собранные деньги идут в Афганистан в пользу школы-побратима.

Я думаю, что социальная деятельность в странах, где все более или менее спокойно и благополучно, просто необходима, для того, чтобы люди не забывали, что есть страны, где все не так...»

Вероятно именно поэтому Саша принимает активное участие и в, так называемом, "Социальном дне" - благотворительной акции, которую раз в два года на севере Германии проводит общественная организация школьников "Жизненная помощь». Желающие помочь сверстникам в Балканских странах отправляются накануне летних каникул на работу. Вырученные деньги школьники перечисляют на финансирование более ста образовательных и интеграционных программ, которые призваны объединить юных боснийцев, сербов и хорватов в пострадавших от войны балканских республиках. Средства, заработанные немецкими ребятами, помогли открыть там 50 школ и детских садов, а также три Дома молодежи. В этом году в акции участвовали 210 тысяч школьников.

Их общий заработок превысил 5 миллионов евро. Рассказывает Саша Эстис:

«Первый социальный день состоялся в 1998 году. Наша школа узнала об этом через ученический комитет. Я решил, что самое правильное для меня будет заработать деньги с помощью музыки, и, собрав квартет, играл в ратуше нашего города с еще тремя молодыми людьми. Мы собрали около 700 марок, а потом – просто на улице и собрали ещё марок 400. Пятые-шестые классы, например, бегали с плакатами с рекламой разных фирм. Многие также работали в семейных предприятиях. Школьный хор пел в центре и собирал деньги».

Средства, которые Сашин квартет заработал в 2000-ом году пошли на строительство международного молодежного центра в Сараево.

«В этом центре молодежь может встречаться, там проводятся всевозможные проекты: театральные, музыкальные, художественные... Ведь молодежь просто должна иметь возможность общаться друг с другом. Так как, Сараево разделено на две части, очень важно, чтобы молодежь занималась чем-нибудь вместе».

Саша, скажи, почему ты так серьёзно занялся помощью сверстникам в бывшей Югославии?

«Мною особенно движет то обстоятельство, что я в Германии не в своей стране, и, конечно, не всегда чувствую себя здесь дома. И, таким образом, я вероятно, постигаю, как себя чувствует молодежь в балканских странах, когда ей негде развлекаться, негде заниматься культурой и ничем другим. Поэтому я думаю, что эта организация очень правильными вещами занимается и делает действительно очень важную работу».

К многочисленным похвалам местных газет Саша привык и, по собственным словам, пропускает их мимо ушей. Да и времени задумываться над этим у него нет: Саша тренирует детскую спортивную группу, ведёт школьный театральный кружок, играет на аккордеоне и занимается живописью. Рисует в основном китайской тушью, которую растирает на камне, и акварелью. В последнее время он развивает собственную технику, раздувая с помощью трубочки тушь по листу.

«В искусстве я чуть-чуть в другом направлении, чем мои родители рисую. Но стараюсь как можно больше перенять, выучить из их творчества. .. я в последнее время занимаюсь китайской и японской графикой. Меня это очень интересует. Особенно эта лаконичность, которой во многих европейских направлениях искусства просто недостает. И я пробую это как-то развить и связать с теми темами, которые меня интересуют. ...

Конечно, невозможно рисовать восточные вещи и ничего не знать о Басё, о даосизме. Я еще занимаюсь айкидо, это японское боевое искусство, которое включает глубокую философию. Это не просто бой, но и искусство движения. И это тоже помогает».

Старый Новый Год в русском Берлине

Наш следующий сюжет – из Берлина. На Старый Новый год компания русских художников собралась в одной берлинской квартире. Было и угощение и шампанское, не обошлось и без современного искусства.

Как выяснила наш корреспондент Ирина Парфёнова, искусство – это не только работа и мастерство, но и отдых, приятное времяпрепровождение. Так, что с легким паром, друзья!

13 января в 20.30 трое молодых людей – два юноши и одна девушка позвонили в дверь берлинской квартиры питерских художников Дмитрия Виленского и Ольги Егоровой. Дверь отворилась, хозяин с радостью приветствовал гостей. В просторной квартире уже собралась берлинская «богема» по случаю встречи Старого Нового года.

Петр Быстров вместе с Еленой Ковылиной, - так звали молодых людей - не раздеваясь прошли в ванную комнату. Заполнили емкость теплой водой, и при раскрытых дверях без лишней суеты разделись и опустились в мягкую пену...

«Я немного смущена. Мы работаем с очень тонкими вещами, частной приватной коммуникацией... Мы залезли в семейную ванную...Но мы хотим создать более тесное пространство коммуникации между нами и приглашенными», -

- высказалась Елена Ковылина.

В это время другой гость - Павел Микитенко прошел в гостиную и запел под гитару романс на стихи своего друга и соратника Петра Быстрова. Оба они – участники московской арт-группы «Радек». Название группы, созданной лет шесть назад московскими художниками-радикалами,

напоминает и о радикализме и о Карле Радеке. Этого известного политического деятеля времен октябрьской революции Сталин характеризовал следующим образом: «У многих людей мысль идет впереди языка, а у Радека – наоборот». Перформансы молодых «радековцев» часто работают по аналогичному принципу, то есть развиваются с непредсказуемым результатом.

Каждый участник группы автономен в своей деятельности, которая может включать создание теоретических текстов, перформансов, видео, музыки и поэзии:

«... тотальное слияние со всем миром. То есть, организация пространства совместного общения, не опосредованного какими-то ролями, довлеющими функциями типа – хозяин дома, гости, главные действующие лица или зрители. Каждый может попытаться выступить в приятной для него роли.

Пеформанс, который группа представила на суд весьма искушенным зрителям в канун Старого Нового года, назывался «Четверо подружившихся».

«Здесь мы свободно взаимодействуем и каждый занимается чем-то, что ему приятно. Нам приятно здесь принимать ванную, Павлу приятно исполнять романс. И таким образом мы все вместе, но без лидера и четкой задачи...», - - поясняет Петр Быстров.

Тем временем, художники, все больше входя во вкус, продолжали раскрепощено плескаться в ванной:

Ковылина:

« Вообще важно делать то, что нам приятно. Я лично устала от понимания искусства как работы, и в данной ситуации мы просто делаем приятные вещи».

Петр:

« Смысл в том, чтобы общаться, а не имитировать общение. Мы не показываем перформанс – здесь минимальный элемент какого-то шоу. Наши старания заключаются в том, чтобы задать некую ситуацию. Всегда, каждый день, как можно больше...»

Четвертым в «Четверке подружившихся» был Андрей Сергиенко – отсутствовавший в реальном пространстве, но присутствовавший в виртуальном, а именно - на видео. «Пятым элементом» оказалась я, то есть журналистка, непринужденно беседующая с художниками во время принятия ими ванной. Хозяйка квартиры Ольга Егорова – более известная под своим художественным именем «Цапля», комментирует новогоднее купание коллег:

Цапля:

«В этом есть какой-то драйв, потому что они делают вид, что ситуация остается приватной. Несмотря на то, что набилось человек 30...То есть они неприватное делают приватным... и вот здесь может быть и есть нерв искусства. Что получилось? Люди шли на вечеринку - встречать Новый год, а оказались в ситуации перформанса – эта ситуация «между» тем и другим, может преображать жизнь в искусство...»

Время от времени в ванную комнату заглядывали любопытные гости, фотографировали плещущихся и одновременно философствующих героев. Хозяин квартиры Дима Виленский остался доволен:

« Есть в этом какой-то буржуазный изыск – ты приглашаешь людей в гости, говоришь, что будет что-то, никто не знает – что. Люди ходят, беседует, ну при этом знают, что какие-то голые люди лежат в ванной. Это создает пикантность. На самом деле это буржуазное декадентство. Но мне интересно наблюдать искусство этих людей, которых я знаю близко. Возникает ощущение, что это одна семья...»

А в это время в гостиной Павел Никитенко читал тексты художников:

Принятием ванны действия группы не ограничилось. Одевшись, ребята прошли в спальню и закрыли за собой дверь. В это время в гостиной включился видеомагнитофон. На мониторе угадывалось некое очень приватное действие... а дверь в спальню долго оставалась закрытой...

Через некоторое время выяснилось, что в спальне вовсе никого нет... Распахнутое окно завершило сконструированную художниками ситуацию....

Гостям-соучастникам было, как говорится, «над чем поразмыслить» в новогоднюю ночь, под музыку ретро и шампанское. Ибо не было в этом искусстве ни намека на нравы современного поколения, ни вообще ничего, кроме того, что все видели. Произошло то, что произошло.