1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

Газ из России в Германию будет качать лично Герхард Шрёдер

17.12.2005

Новость о переходе бывшего канцлера ФРГ на работу в Газпром наделала в Берлине много шума и даже стала в минувший четверг темой острых парламентских дебатов в германском бундестаге. Внимание общественности и экспертов оказалось вновь привлеченным к проекту Балтийского газопровода. Возникли целый ряд новых вопросов, что явно не входило в рассчеты Газпрома и двух его немецких фирм-партнеров: Э-ОН и БАСФ.

Политический Берлин на этой неделе будоражили две темы – тайные операции ЦРУ на территории Германии и в отношении немецких граждан, а также назначение бывшего канцлера ФРГ Герхарда Шрёдера председателем наблюдательного совета фирмы-оператора Северо-Европейского газопровода, который будет проложен по дну Балтийского моря из России в Германию. О первой теме я уже дважда рассказывал. Поговорим о второй.

Совсем уж неожиданным новое назначение Шрёдера не было. Слухи о том, что его приглашают на работу в Газпром ходили еще прошлым летом, а сам он и не скрывал, что считает будущий балтийский газопровод чуть ли не делом жизни. Так что переход Шрёдера в германо-российский консорциум по его соружению вообще-то логичен. Тем не менее новость ошарашила берлинский политический бомонд, а когда бульварная «Бильд ам зоннтаг» запустила утку о будущем окладе бывшего канцлера – миллион с лишним евро в год – гневу и возмущению не было предела. Если не считать особенно стойких друзей бывшего канцлера, все остальные костили его на чем свет стоит. Особенно кипятились представители либеральной оппозиции. Генеральный секретарь СвДП Дирк Нибель:

Если он, то есть Шрёдер, и в самом деле будет получать деньги за своё участие в этом наблюдательном совете, то возникает душок коррупции, подозрение, что частные интересы возобладали над национальными.

Вице-председатель либеральной фракции в бундестаге Карл-Людвиг Тиле не исключает даже, что Шрёдер специально заварил всю эту кашу с досрочными выборами, чтобы поскорее заняться газовым бизнесом. Не лезет за словом в карман и председатель «зеленых» Райнхард Бютикофер и намекает при этом на оценку Шрёдером Путина, как демократа чистой воды:

Я считаю это непристойным. Это ничто иное как чистой воды кумовство.

Критически оценили решение Шрёдера и деятели правящих партий. Лидер фракции ХДС/ХСС в бундестаге Фолькер Каудер:

Если проталкиваешь весь этот проект и несешь за него политическую ответсвенность, а потом неожиданно оказываешся одним из его руководителей, то все это дело представляется в несколько странном свете.

Коллега Каудера по партии, нижнесаксонский премьер-министр Кристиан Вульф потребовал от Шрёдера отказаться от предложения Москвы:

Тот, кто так непосредственно проталкивал эту сделку и подписание договора, не может затем занимать такую позицию. Ведь возникает впечатление, что кого-то решили отблагодарить, что оказывают ответную услугу.

Немецкие социал-демократы высказывались по адресу своего бывшего канцлера и председателя партии менее резко, но не менее однозначно. Говорят о медвежьей услуге, которую Шрёдер оказал собственному авторитету, о попытке извлечь личную выгоду из принятых им самим политических решений. А вот мнение председателя фракции СДПГ в бундестаге Петера Штрука:

Герхард Шрёдер – теперь частное лицо и может делать, что угодно, но я бы так не поступил.

Сам Шрёдер решительно отверг критику в свой адрес. В интервью газете «Зюддойче цайтунг» он заявил, что политики и средства массовой информации тиражируют чепуху, в том числе и о размере его будущего оклада. Суммы просто взяты с потолка. Об оплате речи вообще еще не шло, и Шрёдер рассчитывает всего лишь на общепринятое возмещение собственных издержек, связанных с исполнением новых функций. Замечу, что в Германии члены наблюдательных советов получают относительно скромные жалованья – от пятидесяти до ста тысяч евро в год. Поэтому против тех, кто распространяет клеветническую информацию, бывший канцлер намерен предпринять юридические меры. Само же предложение занять пост председателя наблюдательного совета Шрёдер получил только в пятницу на прошлой неделе – по телефону. Звонили из России, но кто конкретно, бывший канцлер сказать отказался. «Для меня дело чести участвовать в реализации проекта этого газопровода», цитирует «Зюддойче цайтунг» бывшего главу правительства ФРГ. В редакционном комментарии, однако, отмечается, что если подозрение в злоупотреблении канцлером служебного положения в личных целях и не верно, то, что такое подозрение возникло, уже плохо. Как бы то ни было, после того, как Шрёдер заверил, что никаких миллионов от Газпрома получать не будет, страсти в Германии немного улеглись. Хотя в прошедших позавчера дебатах в бундестаге на эту тему всё равно преобладали критические оценки.

Тем временем в Берлине развернулась дискуссия о необходимости принятия своего рода морального кодекса для отставных политиков. Вице-председеталь бундестага Вольфганг Тирзе, в частности, заявил:

Основной закон и свобода выбора профессии действительны даже в отношении политиков. Ваместе с тем, я выступаю за принятие правил с принудительными паузами между политической и коммерческой деятельностью. Такие паузы – два или три года – могли бы сделать безосновательными подозрения, что политики используют полученные на своих постах знания затем в сфере частно-предпринимательской деятельности. Думаю, нам есть, что наверстать.

Примером могли бы послужить правила, действующие в Евросоюзе или, например, в германском бундесвере. Комиссары ЕС вынуждены ждать два года, а генералы немецкой армии – целых пять лет, если после увольнения в запас намерены занять какой-либо коммерческий пост на предприятии ВПК, с которым были так или иначе связаны во время службы. Не исключено, что на бывшего канцлера будет заведено в Германии и уголовное дело. Правовой эксперт Гельмут Зикман считает, что статья злоупотребление служебным положением в корыстных целях может быть применена и в том случае, если неправомочное вознаграждение за оказанную услугу следует постфактум, уже после ухода должностного лица со своего поста.

Немецкие юристы обращают внимание и на одно пикантное обстоятельство, никак не связаннное с размером будущего вознаграждения Герхарда Шрёдера. С одной стороны, председатель наблюдательного совета обязан применять все свои знания и весь свой опыт во благо подконтрольного предприятия. С другой, однако, изрядную долю знаний в этой сфере Шрёдер получил только потому, что был канцлером, и эти сведения представляют собой государственную тайну. По закону они не могут передаваться кому бы то ни было и после отставки. Если же возникнет подозрение, что фирма-оператор Северо-Европейского газопровода получила такого рода информацию, то берлинская прокуратура должна будет начать следствие против Герхарда Шрёдера.

Ну, а что, кстати, делали отставные немецкие канцлеры до Герхарда Шрёдера? Глава первого западногерманского правительства Конрад Аденауэр, например, перестал быть им в шестьдесят третьем году, но как человек с повышенным чувством долга перед отечеством сохранил депутатский мандат и оставался еще три года председателем Христианско-демократического союза и уж только потом – в возрасте весьма преклонном – вплотную занялся своим любимым хобби – разведением роз. Его преемник Людвиг Эрхард пробыл на посту канцлера недолго, после отставки совершил длительное путешествие по Израилю, а в шестьдесят седьмом году автор немецкого экономического чуда непродолжительное время был членом наблюдательного совета компании «Бауер Интернэшнл корпорейшн» в Нью-Йорке. Курт-Георг Кизингер после развала первой немецкой большой коалиции в шестьдесят девятом году остался в парламенте еще на одиннадцать лет и одно время был лидером консервативной фракции. Вилли Бранд после скандальной оставки в семьдесят четвертом пережил вторую политическую весну. Он не только сохранил пост председателя СДПГ, но и возглавил Социалистический интернационал, был членом Европарламента, потом вернулся и в бундестаг, обеспечил поворот своей партии в вопросах политики безопасности и отношений к странам Восточной Европы. Преемник Вилли Брандта Гельмут Шмидт стал после поражения на выборах респектабельным издателем, точнее, соиздателем интеллектуального гамбургского еженедельника «Цайт». А вот Гельмут Коль, пробывший канцлером целых шестнадцать лет, после отставки стал героем скандальной хроники – как один из организаторов нелегального финансирования ХДС за счет анонимных спонсоров. Свой депутатский мандат, правда, он сохранял еще целый срок, но в зале парламента его видели не часто. И не удивительно. Только позже выяснилось, что параллельно Коль еще за триста тысяч евро в год работал советником у Лео Кирха - владельца солидной немецкой медиа-империи. Ходили слухи, что услуга была ответной – в свою бытность канцлером Коль не раз поддерживал планы Кирха и всячески опекал своего друга. Правда, медиа-магнату это всё равно не помогло – три года назад он разорился. Таким образом, Герхард Шрёдер не первый из бывших немецких канцлеров, который после политики решил заняться бизнесом. Бизнес бизнесу, однако, рознь.

На политическую сторону дела обратил внимание председатель либеральной СвДП Гидо Вестервелле. Он напомнил о том, что Газпром, имеющий больше половины акций акций в германо-российском консорциуме, – это государственный концерн, находящийся под контролем Кремля. Получается, что Герхард Шрёдер фактически поступает на службу к российскому президенту, что для немецкого канцлера, пусть и бывшего, не совсем прилично. Тем более, что Газпром скупает в России оппозиционные средства массовой информации, что ограничивает свободу печати в стране. По мнению Вестервелле, сравнивать Шрёдера с одним из его предшественников – Гельмутом Шмидтом - некорректно. Одно дело заниматься частно-предпринимательской деятельностью в респектабельном издательстве, считает председатель СвДП, и совсем другое - идти на службу в концерн, который используется как инструмент политической борьбы в России, где не соблюдаются нормы правового государства.

Ну, ладно. Это всё политическая риторика, которую можно списать на фрондерство главного либерала. Но в связи с аргументами, которые выдвигаются в ходе дискуссии о новой должности Шрёдера, лично у меня возникают некоторые вопросы. Ну, например. Представители энергетических компаний обеих стран в один голос уверяют, что проект Балтийского газопровода – это во всех отношениях замечательное дело. И выгода взаимная, и снабжение газом будет гарантировано, и на транзите через Польшу или Украину можно будет экономить, а дальнейшие перспективы вообще заоблачные. Если всё это так, в чем сомневаться у меня оснований нет, то почему понадобилось подключать тяжеловеса Герхарда Шрёдера к такому, якобы, бесспорному делу? Причем, прямо говорят – с ним газопровод в надежных руках. А без него что, есть риск пересмотра проекта? По каким таким причинам?

Далее. Сторонники перехода Шрёдера на новую работу говорят, что он на посту председателя наблюдательного совета фирмы-оператора уж позаботиться о немецких интересах, чтобы они не пострадали. Значит что, в Германии опасаются, что Газпром и Путин хотят в долгосрочной перспективе облапошить немцев, взять Германию под свой газовый контроль и захватить её энергетический рынок? Но если когда-нибудь интересы России и Германии в этой сфере и в самом деле войдут в противоречие, то чью сторону займет Шрёдер – родины или ставшего к тому времени родным концерна? Предприниматели, как известно, не особенно страстные патриоты.

И, наконец, еще один момент. Мой коллега, аналитик из германского совета по внешней политике Александр Рар считает, что немецкими оппонентами Шрёдера движет элементарная зависть, а также глухое недоверие к путинской России. Отчасти он, пожалуй, прав. Особенно в том, что касается негативного отношения к России и происхождению российского богатства. В самом деле. Ну, давайте предположим, что Шрёдер пошел бы работать даже за очень большую зарплату председателем наблюдательного совета какой-нибудь франко-германской, испано-португальской, венгерской или даже американской компании. Никакого возмущения и в помине бы не было. А вот российские деньги – пахнут. К ним многие в Германии относятся брезгливо. Во многом такое отношение иррациональное, не оправданное. Но уж очень шокирующее впечатление производят на немцев, привыкших бережно относиться к даже большим суммам заработанного, заезжие российские чиновники и деловые люди, сорящие сумасшедшими деньгами направо и налево. Такое брезгливое отношение щепетильных немцев очень сердит и Путина, и других российских чиновников. Но может быть не стоит только на зеркало пенять, даже несколько кривое? Заработать деньги в России, говорят, можно быстро. Заработать доверие куда сложнее. И оно измеряется не только суммой дензнаков.