1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Экономика

"Газпром": При соблюдении контрактов с нами нет проблем

Очередной "газовый конфликт" между Москвой и Минском комментирует в интервью DW-WORLD.DE Сергей Куприянов, официальный представитель ОАО "Газпром".

Сергей Куприянов

Сергей Куприянов

DW- WORLD.DE: До самого последнего момента, вплоть до заявления Лукашенко, в котором он обещал заплатить за поставки газа, было ощущение, что между Россией и Белоруссией разворачивается новая газовая война.

Сергей Куприянов: Мы считаем, что ситуация, которая сложилась сейчас, принципиально отличается от той, что была в декабре прошлого года, поскольку тогда у нас не была контракта, не было договоренностей об условиях поставки. И действительно по широкому кругу вопросов, связанных и с поставками газа для потребителей Белоруссии, и транзита, и работы "Белтрансгаза" как совместного предприятия, было очень много вопросов, не было договоренностей, и мы первого января 2007 года вообще начинали без каких бы то ни было правовых основ нашей дальнейшей работы.

К тому же была зима. Сейчас, во-первых, лето, во-вторых, у нас есть контракт, который рассчитан на период до 2012 года, который четко регулирует все наши взаимоотношения с белорусской стороной, в том числе и вопросы, связанные с оплатой поставок, возможными санкциями в случае несвоевременной оплаты за газ. Поэтому здесь мы чувствуем себя гораздо более комфортно и уверенно и действуем в строгом соответствии и с буквой и духом подписанных 31 декабря 2006 года документов.

- Есть ли угроза сокращения поставок российского газа в Европу из-за ситуации с Белоруссией?

- Во-первых, в соответствии с контрактом между Газпромом и "Белтрансгазом" в любом случае, в том числе и при снижении поставок из-за неплатежей, "Белтрансгаз" обязуется выполнить свои обязательства по транзиту. Наибольший объем газа через территорию Белоруссии транспортируется через принадлежащий "Газрому" газопровод "Ямал-Европа", который "Белтрансгаз" лишь обслуживает. Поэтому и физически возможности для того, чтобы обеспечить транзит газа есть, и юридические основания, безусловно, их обязывают. Мы со своей стороны готовы к любому развитию событий, и все наши действия будут нацелены на то, чтобы поставки газа потребителям в третьих странах, которые мы поставляем через территорию Белоруссии, осуществлялись четко без каких-либо сбоев.

- Чувствуете ли вы возрастающую мощь "Газпрома", его влияние на экономическую ситуацию во многих сопредельных государствах, в том числе и в Европе?

- Это связано не с нашей компанией и не с нашей мощью, а просто с тем фактом, что мир сейчас все больше зависит от углеводородов. А цена газа, нефти сейчас очень высокая. Ведь если мы посмотрим на физические объемы поставок газа, то и пять лет назад, и десять лет назад они были меньше, но в целом порядок величины не изменился. Однако сейчас этим вопросам уделяется более пристальное внимание, чем раньше. Это связано просто с тем, что бизнес стал более масштабным из-за кардинального роста цен на энергоресурсы и усилением конкуренции за доступ к энергоресурсам. Поэтому мы не склонны драматизировать наше влияние на страны, которые покупают наш газ. Те, кто работает с нами уже несколько десятков лет, и работает на основании долгосрочных контрактов, прекрасно знают, что никаких сложностей во взаимоотношениях с "Газпромом" при строгом соблюдении контрактных обязательств не бывает.

- Почему Россия начала резко повышать цену на газ для стран СНГ именно в 2006 году, а не раньше?

- Переговоры по ценам на газ для Украины мы начали еще в марте 2005 года. А в 2004 году разница между ценой поставки для Украины и ценой поставки в Европу была не такой драматичной. Затем именно в 2004-2005 годах произошел резкий рост цен на энергоресурсы, возник существенный разрыв между ценой поставок в Европу и на Украину, и мы начали эти переговоры. Естественно, что они велись достаточно долго и непросто и поэтому как раз к началу 2006 году мы и подошли к ситуации, когда условия нашей работы были не определены. Что касается Белоруссии, то если быть откровенным, нам просто нельзя было одновременно вести такие переговоры с двумя нашими крупнейшими транзитерами.

- Разве такое резкое повышение цен на газ не воспринимается как техника выкручивания рук?

- На самом деле мы предпочитаем вести переговоры тихо. Но когда речь идет о переговорах с компаниями и странами, от которых зависит надежность снабжения европейских потребителей, делать это, не предоставляя соответствующей информации общественности и прессе, не правильно. Иначе в случае срыва переговоров нас могли бы обвинить, что мы не предупредили заранее о возможной угрозе.

Беседовал Сергей Морозов

Контекст

Новости

Контекст