1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

Газовый шок

14.06.2008

Германия – страна автолюбителей. Удивительно, что здесь до сих пор нет объединенной автомобильной партии.

default

Такая партия смогла бы стать политическим пристанищем и для баварского крестьянина, и для гамбургского интеллектуала. Отношение немцев к машинам – любовно-трепетное. Вот только цены на бензоколонках изрядно портят настроение – вот уже полтора евро за литр – будь-то дизельное топливо или бензин. Кусается! По опросам, около десяти процентов автомобилистов – и это в автомобильной Германии! - подумывают о том, чтобы продать любимую игрушку и пересесть на велосипед или общественный транспорт. Еще около трети намерены сократить число поездок и чаще ходить пешком. Полезно для здоровья и семейного бюджета. Но большинство всё же, скрепя зубами, будут ездить и дальше, отказывая себе в прочих мелких радостях, а детям – в мороженом. Но поджидает их и еще одна напасть – предстоящий скачок цен на газ, которым отапливаются зимой их жилища. Крупнейшие немецкие газовые компании еще в конце мая предупредили, что летом они будут вынуждены повысить расценки примерно на четверть. Но этим дело не ограничится. По рассчетам немецкого министерства по охране окружающей среды, осенью будет еще один скачок – аж на целых сорок процентов! Значительная часть потребляемого в Германии газа импортируется из России. Но Газпром в этом случае не виноват. Причина роста цен на газ – их привязка к ценам на нефть. Чем дороже «черное золото» тем – с лагом в шесть месяцев – выше стоимость и «голубого топлива.» Немецкие эксперты считают такой автоматизм анахронизмом и требуют изменить порядок ценообразования на газ. Клаудиа Кемферт из немецкого института экономических исследований убеждена, что:

«это более не отвечает современным условиям. Такое правило было принято в начале шестидесятых годов. В то время это имело смысл. Нужны были деньги на строительство газопроводов, на инвестиции в разработку газовых месторождений. А кроме того, не хотели допустить конкуренции дешевого газа с нефтью. Теперь ситуация совершенно иная. Цены на газ должны быть свободными, определяться спросом и предложением. Должно быть больше конкуренции на газовом рынке. А потому мы считаем необходимым отменить привязку газовых цен к нефтяным.»

С точки зрения Клаудии Кемферт, такая привязка искусственно завышает цены на «голубое топливо», не учитываются рыночные факторы, которые по газу и нефти разные. Запасов газа, в частности, намного больше и хватит их на куда более продолжительное время. Но привязка к нефти – не единственная причина роста цен, которую к тому же не так то просто устранить:

«Долгосрочные договоры на поставку газа заключены коммерческими партнерами – в частности, российскими поставщиками и немецкими покупателями. Юридически невозможно такие договоры расторгнуть. Но что можно сделать, так это усилить нажим со стороны ЕС с тем, чтобы дать волю конкуренции на газовом рынке, не допуская, в частности, монопольного положения немецких энергетических концернов, владеющих и сетями доставки своей продукции конечным потребителям. В такой общий антимонопольный пакет следует включить и отмену привязки газовых цен к нефтяным.»

Требование экспертов поддерживают и некоторые немецкие политики. Например, баварский министр по делам Европы и федерации Маркус Зёдер активно ратует за усиление контроля за порядками, царящими на газовом рынке, за содействие свободеной конкуренции. Он убежден, что причина роста цен на газ – не только в повышении его закупочных цен, связанных с истощением запасов, но и в недобросовестном поведении немецких энергетических компаний, занимающих монопольные позиции на местном рынке. Парламентский статс-секретарь в министерстве по охране окружающей среды Михаэль Мюллер призывает Германию выступить в Евросоюзе с инициативой разработки стратегии по расстыковке газовых и нефтяных цен. Одновременно он считает необходимым подумать над тем, как положить конец спекуляциям на нефтяных биржах, взвинтивших цены почти до ста сорока долларов за баррель. И ведь это, похоже, не предел. Говорят, что в начале июля, когда не менее автомобильная Америка отправиться на каникулы, цена на нефть может зашкалить за сто пятьдесят долларов, а то и выше. Свою озабоченность высказали даже министры энергетики стран «Большой восьмерки» на встрече в Токио и решили усилить нажим на страны ОПЕК с тем, чтобы побудить их увеличить добычу и поставку на рынок нефти. Картель, однако, даже не собирается созывать внеочередную конференцию. В пользу отмены нефте-газовой привязки высказался вице председатель СвДП Райнер Брюдерле. Он не видит никаких причин для такой ценовой взаимозависимости двух совершенно различных товаров. Это все равно, что увязывать плату за вывоз мусора в Райникендорфе с мировыми ценами на золото, добавил он. Хлестко, но не очень убедительно. И, кстати, требование расстыковки цен на газ и нефть поддерживают не все немецкие политики. Так, министр экономики ФРГ Михаэль Глос не верит, что такая мера приведет к снижению цен на газ. Специалист либеральной СвДП по энергетической политике Гудрун Коп вопреки точке зрения своего шефа опасается, что в этом случае начнется откровенный ценовой диктат со стороны стран-производителей газа. Три крупнейших в настоящее время – это Россия, Кувейт и Иран. Они, вместе с другими, могли бы создать непредсказуемый газовый картель по типу ОПЕК, считает Гудрун Коп. На этой неделе почву в Москве зондировал министр по делам охраны окружающей среды Зигмар Габриэль. Темой его переговоров были – цены на газ и партнерство в деле освоения его месторождений. По некоторым сведениям, ГАЗПРОМ также склоняется в пользу отмены привязки цен на его главный товар к нефти. Ведь нефтяная лихорадка на мировых нефтяных биржах, что правда, маловероятно, но не исключено, может и закончится, а тогда пойдет вниз и стоимость газа. Заместитель председателя правления Газпрома Александр Медведев высказался на эту тему весьма туманно:

(аудиофайл)

Что значит, «приспособиться к новым реалиям»? Смириться с тем, что энергоносители впредь будут продавать, как в позапрошлом веке, в аптеках? Бензин в мензурке по цене виагры? А в Германии тем временем, спорят о том, как уже сейчас облегчить энергетическое бремя для населения. Энергетический эксперт Социал-демократической партии Ульрих Кельбер призывает не оставлять людей один на один за растущими ценами и позаботится хотя бы о малоимущих – заставить немецкие энергетические компании ввести специальные социальные тарифы для некоторых категорий потребителей и применять для тех из них, что не могут обойтись без машины, льготное налогообложение расходов на проезд к месту работы. А кроме того, следует помочь людям экономить энергию. Еще одно предложение – ускорить переход на её возобновляемые источники. Но для начала это будет еще дороже, поскольку пока КПД ветряных или приливных электростанций, работающих на биотопливе всё же ниже, чем традиционных тепловых, сжигающих мазут. На связанные с таким переходом финансовые риски обращает внимание даже само немецкое министерство по охране окружающей среды, ратующее за него громче других. Еще раз парламентский статс-секретарь Михаэль Мюллер:

«Мы имеем уже сегодня ситуацию, в которой из семей с двумя детьми двадцать шесть процентов живут на грани бедности. И я не хочу, чтобы экологическая модернизация обернулась экологическим обществом двух классов.»

Мюллер также ратует за специальные социальные тарифы. «Зеленые» против. Они видят решение проблемы в стимулировании спроса на энергосберегающие товары – на машины с малым потреблением горючего, например, или теплоизоляцию жилья.

Рост цен на энергоносители не только больно бьет по карману рядовых потребителей, но и становится существенным фактором риска для мировой экономики, считает, например, Михаэль Глос. А уже упомянутая Клаудиа Кемферт из немецкого института экономических исследований говорит:

«Я надеюсь, что цена на нефть на возрастет еще на сорок процентов. Если это произойдет, то мы получим по настоящему серьезные проблемы.»

Клаудиа Кемферт имеет в виду не только немецкую, но и всю мировую экономику. В самом деле. Значительное повышение стоимости нефти и газа может привести к замедлению темпов роста в таких странах, как Китай, Индонезия, Малайзия или Индия. Но не только. В США, скажем, энергоёмкость одного произведенного национальной экономикой доллара вдвое выше, чем в странах Евросоюза. То есть нефти на единицу продукции там расходуется в два раза больше. Германия же, население которой стонет от ценников на бензоколонках, получает от подорожания энергоносителей и прямую выгоды. Во-первых, более половины розничных цен на бензин и газ - это налоги и акцизы, которые идут прямиком в бюджет. Вот что говорит по этому поводу генеральный секретарь либеральной СвДП Дирк Нибель:

«Государство – самый большой виновник роста цен на энергоносители. Большая часть цены на горючее – доморощенная, это налоги. Мы можем сколько угодно сетовать на мировые цены, повлиять на них мы не в силах. Но в нашей власти изменить немецкое налоговое законодательство и наше правительство имеет все возможности облегчить бремя, которое несут частные лица и экономика.»

Тут я бы разделил частных лиц и экономику. Ведь значительная часть нефтедолларов расходуется на закупку немецких экспортных товаров – той же Россией, в частности. Поставки немецких машин и оборудования в Россию за пару лет выросли в три раза – во многом благодаря тому, что у России эти нефтедоллары теперь есть. А российские заказы обеспечивают занятость на немецких заводах и фабриках. Люди имеют работу, получают зарплату. Могли бы радоваться. Это во-вторых. Наконец, в третьих, именно немецкие энергосберегающие технологии, а также всякие там ветряные мельницы, солнечные батареи, кондиционеры и электромоторы считаются в мире самыми передовыми. Чем дороже нефть и газ, тем выше спрос на них за рубежом да и у себя дома. Эффект тот же, что и под номером два – сохранение существующих и создание новых рабочих мест. Жаль только, что немецкие предприниматели не так быстро, как хотелось бы, решаются на расширение производства, а министр финансов в ФРГ – такой прижимистый. Нет, чтобы поделиться сверхдоходами с бензоколонок с нами – рядовыми немецкими автолюбителями.

А теперь – еще одна страничка радиожурнала «Столичная студия»

Новости «Русского Берлина»

В Берлине прошел уже второй по счету германо-российский фестиваль. Проходил он территории ипподрома в Карлсхорсте, района Восточного Берлина, где в свое время стояли части российских войск и жили со своими семьями российские офицеры. Они-то и прозвали этот район «Карловкой». В рамках фестивала прошли десятки концертов, а в спортивных соревнованиях и конкурсах приняли участие тысячи берлинцев и гостей немецкой столицы. Суприги Светлана и Денис Швенк – хозяева кафе «Таможня» - жарили чебуреки, готовили окрошку и рассуждали о роли народных гуляний:

(аудиофайл)

Побывал на фестивале и председатель московской городской думы Владимир Платонов:

(аудиофайл)