Газетная империя Шпрингера покупает телевизионную империю Pro7. Adidas покупает Reebok | Рынок и человек | DW | 11.08.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Рынок и человек

Газетная империя Шпрингера покупает телевизионную империю Pro7. Adidas покупает Reebok

10.08.2005

Сегодня мы поговорим о бутсах и трениках, о жёлтой прессе и мыльных операх... Крупнейший в Европе производитель спортивной обуви и одежды Adidas покупает своего американского конкурента Reebok. А газетно-журнальная империя Акселя Шпрингера намерена приобрести входящие в телекомпанию ProSieben четыре популярных канала – и создать нового германского медиагиганта, проявляющего повышенный интерес к Восточной Европе. Об этих двух крупных сделках с участием известных немецких фирм и пойдёт сейчас речь.

Итак, в Германии в последние дни объявлено сразу о двух поглощениях, которые, если их разрешат антимонопольные ведомства, существенно изменят расстановку сил на соответствующих рынках. Начнём, пожалуй, с поглощения, которое наверняка заинтересует всех, кто любит спорт.

«Мой Адидас» - поют ребята из американской хип-хоп-группы RUN-D.M.C., и я без труда представляю себе, как эти чернокожие нью-йоркские парни, пританцовывая под собственную музыку, в адидасовских трениках идут на спортплощадку немножко поиграть в баскетбол. Спорт, спортивный образ жизни, спортивная одежда чрезвычайно популярны в США: десятки миллионов американцев регулярно ходят в фитнесс-клубы или совершают утренние пробежки, да и в повседневной жизни кроссовки, например, являются одним из самых распространённых видов обуви - это просто бросается в глаза каждому, кто из Европы приезжает в Америку. В общем, Соединённые Штаты являются самым большим и самым платёжеспособным в мире рынком сбыта для производителей спортивных товаров. Немецкая компания Adidas на этом рынке представлена весьма широко – не случайно же даже рэпперы о ней песни слагают. Тем не менее она решила качественно улучшить свои позиции в США – и готова выложить за это более трёх миллиардов евро. Подробности вы сейчас узнаете из репортажа корреспондента Deutsche Welle Себастьяна Шуберта.

Загляните в любой хип-хоп-клуб в США – и вы увидите, что 60 процентов народа там носят адидасовские шмотки: либо бейсболки, либо футболки, либо кроссовки. У меня, например, от «Адидаса» футболка и кроссовки...

- рассказывает этот весёлый завсегдатай американских дискотек. Несмотря на столь очевидные успехи, руководство немецкого концерна Adidas не удовлетворено своим бизнесом в Америке – уж больно сильны конкуренты. А потому крупнейший в Европе производитель спортивной одежды и обуви, занимающий вторую строчку в списке мировых лидеров отрасли, покупает теперь компанию Reebok, занимающую третью строчку в этом списке, чтобы тем самым приблизиться к бесспорному чемпиону – американской корпорации Nike. Благодаря этой сделке Adidas одним махом удваивает свой годовой оборот в США.

Обе компании идеально подходят друг к другу, заявил журналистам председатель правления концерна Adidas Херберт Хайнер (Herbert Heiner), отвечая на вопрос, почему выбор пал именно на Reebok. Взаимодополняемость двух фирм проявляется, по словам немецкого менеджера, вот в чём:

Reebok очень силён в Америке – он там более широко представлен, чем мы. Зато мы очень сильны в Европе и Азии. У Reebok очень прочные позиции в американских видах спорта. Мы же особенно широко представлены в футболе и в беговых дисциплинах, а также на таких крупных мероприятиях, как чемпионаты мира по футболу, как футбольная Лига чемпионов, как Олимпийские Игры. Так что мы превосходно дополняем друг друга, а значит, необходимо воспользоваться появившейся возможностью!

Действительно, один из козырей компании Reebok - её прочные позиции в таких особенно популярных именно в США видах спорта, как баскетбол, бейсбол, хоккей и американский футбол. Reebok, в частности, обеспечивает спортивной формой многие известные команды, выступающие в этих дисциплинах. Самому пробиться на этот весьма специфический рынок немецкому концерну вряд ли бы удалось. Ведь его главная специализация – это футбол, на котором в Америке большой бизнес не сделаешь, хотя Adidas и является спонсором сборной США. Однако даже от её участия в предстоящем в следующем году в Германии чемпионате мира по футболу Херберт Хайнер каких-то больших рекламных и финансовых эффектов для своей фирмы не ждёт:

Можно считать, что американская сборная уже фактически прошла отборочный тур чемпионата мира по футболу. Поэтому интерес к чемпионату в США, несомненно, будет. Конечно, интерес этот окажется не столь большим, как в Европе или Латинской Америке, но незамеченным данное событие в Америке тоже не останется .

Именно потому, что Adidas и Reebok, специализируясь на различных видах спорта, удачно дополняют друг друга, обе марки сохранят свою самостоятельность и после объединения двух компаний.

У обеих марок – свой имидж, своя собственное идентичность, эти брэнды формировались годами и десятилетиями, а потому совершенно очевидно: мы будем использовать обе марки, чтобы совместными усилиями ускорить наш рост.“

После поглощения будет сохранёно и нынешнее руководство компании Reebok, которая станет самостоятельным подразделением «Адидаса». Так что возглавлять Reebok, как и прежде, будет основатель компании Пол Файерман (Paul Fireman) - но уже в качестве наёмного менеджера на зарплате, ведь свой пакет акций он продаст немцам. Для Файермана, создавшего компанию Reebok четверть века назад буквально на пустом месте, эта сделка весьма выгодна не только потому, что он получит за свои акции отличную цену. Договорённость с немцами обеспечивает его детищу надёжное будущее, поскольку Файерман в одиночку вряд ли бы смог долго противостоять своему все более грозному и могущественному американскому конкуренту – корпорации Nike. А вот так ли уж выгодна сделка для концерна Adidas – тут среди экспертов единого мнения нет. Одни считают, что Херберт Хайнер явно переплачивает, выкладывая за Reebok свыше трёх миллиардов евро.

Другие указывают, что обе фирмы, хотя и специализируются на разных видах спорта, однако львиную долю своего бизнеса всё же делают на кроссовках, и теперь на этом принципиально важном рынке будут составлять конкуренцию друг другу. Наконец, скептики напоминают о предыдущей крупной покупке Херберта Хайнера, закончившейся весьма плачевно. Речь идёт о французской фирме Salomon, выпускающей горные лыжи и горнолыжные ботинки. Попытка освоить зимние виды спорта обернулась для концерна Adidas сплошными убытками, и как раз сейчас, вычеркнув слово Salomon из официального названия концерна, Херберт Хайнер избавляется от этой «дочки», продавая её одной финской фирме. Но в случае с компанией Reebok всё будет иначе, уверен Херберт Хайнер, у которого в ближайшие месяцы будет очень много работы: предстоит не только интегрировать в концерн новое американское приобретение, но и одновременно готовиться к ключевому для концерна Adidas событию – чемпионату мира по футболу в Германии. До его начала осталось ещё больше десяти месяцев, однако основные решения надо будет принимать в в самое ближайшее время, о чём не раз говорил сам председатель правления концерна Adidas Херберт Хайнер.

В декабре 2005 года мы, к примеру, представим свой новый мяч, которым будут играть на чемпионате мира. А затем, начиная с января, мы каждый месяц собираемся выходить на рынок с каким-то новым товаром, так что с коммерческой точки зрения наш бизнес, связанный с чемпионатом, подойдёт к концу ещё до того, как сам чемпионат начнётся.

Если же все пойдёт по плану, то уже в следующем году выручка увеличившегося за счёт «Рибока» концерна Adidas превысит 9 миллиардов евро. Это, для сравнения, примерно в полтора раза больше, чем Россия получает за год от экспорта всех видов оружия.

***

А теперь от поглощения, которое практически ни у кого не вызывает серьёзных возражений и вряд ли будет остановлено антимонопольными ведомствами, перейдём к сделке, натолкнувшейся в самых разных кругах Германии на весьма жёсткое сопротивление. Так что пока не ясно, состоится ли она вообще в том виде, в котором задумывалась.

Крупнейшее в Германии газетно-журнальное издательство Axel Springer объявило о своём намерении приобрести крупнейшую в ФРГ телекомпанию ProSiebenSat1. Как всегда в большом бизнесе, в этой истории имеется и драма ярких предпринимательских личностей, и судьбоносные решения для целых отраслей, и ярко выраженная политическая подоплёка. Ещё не так давно мюнхенский медиамагнат Лео Кирх собирался купить гамбургское издательство Axel Springer, однако разругался с вдовой основателя, а вскоре и разорился. Из конкурсной массы его рухнувшей империи американский миллиардер Хаим Сабан выхватил подлинную жемчужину – телекомпанию ProSiebenSat1, в состав которой входят четыре популярных канала. Прошло всего два года, и Сабан по цене, превышающей его собственные вложения в пять раз, продаёт эту телекомпанию всё тому же издательству Axel Springer. Два года назад оно переживало трудные времена, теперь же вновь окрепло и собирается создать медиахолдинг, а для этого нужны телеканалы. Если сделка состоится, то Springer сможет контролировать примерно половину рынка средства массовой информации Германии. Вот вам и драма, и стратегические решения, и политика. Намерение купить телекомпанию ProSieben председатель правления концерна Axel Springer Матиас Дёпфнер (Mathias Döpfner) объясняет так:

„Покупка ProSieben – стоящая инвестиция. Во-первых, потому, что мы вкладываем деньги в бизнес сам по себе весьма доходный, да к тому же ещё и в компанию, которая даже в трудные времена работала с очень высокой прибылью. Во-вторых, потому, что мы создаём структуру, которая позволит нам развивать бизнес будущего, в основе которого лежат цифровые технологии. И, в-третьих, потому, что мы создаём в Германии компанию, которая весьма удачно позиционирована на европейском медиарынке.“

Стратегия «Шпрингера», таким образом, ясна: во-первых, объединить газетно-журнальные мощности с телевизионными, поскольку в век компьютерных технологий возникает масса точек соприкосновения между теми и другими. Во-вторых, создать медиагиганта, который по мощи был бы сопоставим с уже существующей в Германии группой Bertelsmann. В-третьих, ускорить международную экспансию.

В ходе этой сделки произойдёт слияние двух медийных компаний, которые имеют превосходные перспективы роста как внутри страны, так и за рубежом.

Некоторые наблюдатели считают, что основной вектор международной экспансии будет направлен в Восточную Европу, поскольку Axel Springer уже весьма успешно закрепился в этом регионе на газетно-журнальном рынке, но не на телевидении. Впрочем, Антимонопольное ведомство ФРГ уже заявило, что намерено самым тщательным образом проверить эту сделку. Тем временем против неё выступили и руководители общественно-правового телевещения, и профсоюзы, и Немецкий союз журналистов. Его председатель Михаэль Конкен (Michael Konken) считает, что создавать нового медиагиганта в Германии никак нельзя.

„В результате он получит доминирующее положение на немецком медиарынке. Ведь уже сейчас Springer имеет благодаря многочисленным печатным изданиям многомиллионные тиражи – достаточно упомянуть газету Bild и еженедельник Bild am Sonntag, а также другие большие ежедневные газеты. После покупки ProSiebenSat1 Springer будет контролировать бы ещё и 50 процентов телевизионного рынка. Это приведёт к очевидному доминированию «Шпрингера» в средствах массовой информации, что не может пойти на пользу общественному мнению в демократической стране“.

Как видите, тема очень многослойная, а потому радиожурнал «Рынок и человек» наверняка ещё вернётся к ней. Однако сегодняшний адидасо-шпрингеровский выпуск подошёл к концу.