В Чечне еще не все потеряно | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW | 11.03.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

В Чечне еще не все потеряно

Со смертью Масхадова Запад лишился и того затупившегося инструмента влияния на политику России в Чечне, что у него был. Теперь нужна новая платформа для переговоров с Путиным, считает немецкий эксперт Александр Рар.

default

Грозненские будни


EU Parlament in Brüssel mit Flaggen

Здание Европарламента в Брюсселе

Запад должен добиться того, чтобы открыть Чечню для независимых наблюдателей, а также сделать все возможное для того, чтобы успокоить пребывающих в постоянном страхе чеченцев, такое мнение выражает в интервью DW-WORLD директор региональных программ России и СНГ аналитического Центра им. Кёрбера при Немецком обществе внешней политики Александр Рар (Alexander Rahr).

- Как может повлиять убийство бывшего президента Чечни Аслана Масхадова на обстановку безопасности в России?

- Я недавно вернулся из России, где беседовал по поводу убийства Масхадова со многими людьми, и могу сказать: по мнению многих россиян,

Tschetschenischer Separatistenführer Maschadow getötet

Аслан Масхадов

Масхадов – тот человек, с которым можно было вести переговоры, и его смерть лишь накалит обстановку в стране. Тем более что среди чеченцев немало тех, кто готов до последнего воевать против России - чего бы им это ни стоило. Так что Шамиль Басаев будет планировать дальнейшие теракты. Собственно, его угрозы по этому поводу не прекращаются. Боюсь, что последующие действия чеченских боевиков отзовутся куда более страшными последствиями, нежели это было во время взятия заложников в "Норд-Осте" и Беслане. Не исключаю, что в будущем они могут попытаться организовать взрывы на атомных электростанциях. И если это случится, широкомасштабной катастрофы не избежать.

- Какие меры, с вашей точки зрения, будет предпринимать теперь Владимир Путин?

Putin unterzeichnet Kyoto-Protokoll

Владимир Путин

- Разумеется, Путин будет продолжать охоту на главного организатора терактов Басаева. Кстати, я не перестаю удивляться тому, что российские спецслужбы до него до сих пор не добрались – как, впрочем, и на протяжении долгого времени до Масхадова. Ведь Чечня по своей территории не больше таких федеральных земель Германии, как Тюрингия или Шлезвиг-Гольштейн. Говорят, что убежищем Масхадову служил некий бункер, который, якобы, невозможно было найти. В условиях крохотной Чечни в это трудно поверить. Думаю, тут дело не в наличии "шапки-невидимки", а в коррупции, которая проела как чеченские, так и российские структуры.

- Способно ли мировое и европейское сообщество повлиять на политику России в Чечне?

- Со смертью Масхадова Запад лишился даже того существенно затупившегося инструмента влияния на российскую политику в Чечне, который был у него в наличии. Западные политики постоянно выступали с требованием к российскому правительству вести с Масхадовым переговоры, но так ничего и не добились. Я считаю, что теперь мировому и европейскому сообществу необходимо ввести новую платформу – для переговоров с Путиным по поводу его политики в Чечне и решении чеченского вопроса политическими средствами. Тем более что и сам Путин уже пошел на интернационализацию конфликта – во время своего визита в Германию в прошлом году он это красноречиво продемонстрировал.

Gerhard Schröder und Wladirmir Putin in Gottorf

Владимир Путин с Герхардом Шредером

Важным шагом на пути урегулирования чеченской проблемы стали дебаты в ведомстве федерального канцлера Германии, посвященные положению на Северном Кавказе и Чечне после убийства Масхадова, состоявшиеся в четверг 10 марта. Я думаю, что помочь в политическом решении чеченского вопроса Германии под силу - ведь эта страна поддерживает добрые отношения с Россией.

Как бы то ни было, мировое и европейское сообщество способно повлиять на развитие событий в Чечне – пусть даже и косвенно. В любом случае, оно должно добиться того, чтобы открыть регион для независимых иностранных наблюдателей, а также сделать все возможное для того, чтобы успокоить пребывающих в постоянном страхе чеченцев. Я твердо убежден: несмотря ни на что, нужно быть оптимистом. Решение чеченской проблемы политическими средствами еще возможно, тут пока потеряно не все.

Беседовала Наталия Королева

Контекст