1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Политика и общество

В чем секрет популярности бен Ладена у мусульман?

Бассам Тиби: "Интернационализм – часть ауры бен Ладена. Он как бы возвращает ислам к его корням, борется с клановостью и племенной разобщённостью..."

default

Немецкий еженедельник «Виртшафтсвохе» публикует интервью с профессором Гёттингенского университета Бассамом Тиби. Вот как видный знаток ислама объясняет популярность бен Ладена среди мусульманской молодёжи:

Эта популярность не ограничивается лишь мусульманскими странами. После 11-го сентября мне довелось побывать на празднике культур в немецком городе Рюссельсхайме. Там молодые турки и марокканцы чествовали бен Ладена как культовую фигуру. Он для них примерно то же, чем был Че Гевара для левых студентов 68-го года. Они верят в еврейско-американский заговор против всех мусульман, а бен Ладен противостоит этому заговору.

Демократия означает власть народа. Однако ортодоксальный ислам утверждает, что над миром властвует Бог. Шариат – правовая система ислама – основана не на демократических выборах, а на контроле со стороны духовенства. По сути дела, ислам пророка Мухаммеда был объявлением войны арабским племенам, которые он хотел объединить. Это ему не удалось, зато клановость восторжествовала в самом исламе. Отдельные этнические кланы обрели политическую власть – например, нынешняя династия в Саудовской Аравии. В этом можно убедиться даже во Франкфурте-на-Майне. Турки ходят в турецкую мечеть, боснийцы в боснийскую. Турку никогда и в голову не придёт пойти в боснийскую или арабскую мечеть. «Аль-Каида» в этом смысле является исключением. В ней объединены мусульмане разных стран и народов. Таким образом, у бен Ладена есть некоторые основания заявлять, что он претворяет в жизнь волю пророка. Этот интернационализм – часть ауры бен Ладена. Он как бы возвращает ислам к его корням, борется с клановостью и племенной разобщённостью, – отмечает на страницах журнала «Виртшафтсвохе» профессор Гёттингенского университета Бассам Тиби.

Контекст