1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

В Ташкенте очередная делегация от Евросоюза

В Узбекистане закончила работу делегация Евросоюза, уже вторая по счету делегация за месяц.

Такие частые визиты европейских дипломатов в страну, против правительства которой Евросоюз ввел санкции, заставляют обозревателей более пристально следить за развитием событий. Напомню, что в мае ЕС должен решать вопрос о судьбе санкций. Подробный анализ отношений Европы и Узбекистана – в нашей постоянной рубрике, сегодня с Михаилом Бушуевым.

В руководстве Узбекистана, если следовать выводам, сделанным местными журналистами и наблюдателями, есть два лагеря. Это, условно говоря, «либералы» и «консерваторы». Их позиции по вопросам внутренней политики и по вопросу отношений с Евросоюзом довольно существенно разнятся. Надо полагать, что встреча именно с «либералами», заставила полмесяца назад члена первой делегации Евросоюза, парламентария от Мальты, в телевизионном интервью узбекскому государственному информагентству «Жахон», сделать самые горячие комплименты узбекским властям по поводу их внутренней политики, по поводу, как он считает, наличия гражданских свобод в стране. Речь европарламентария была столь горяча, что впору было избрать его заодно и спикером узбекского парламента. В Узбекистане это вызвало, мягко говоря, недоумение у многих. Сведущие люди утверждают, однако, что на самом деле, первая делегация Евросоюза не смогла найти компромисс с Ташкентом ни по отношению к андижанским событиям, ни по гражданским свободам. Зато вторая делегация утверждает, что имела беседы в том числе и с действительно вполне либерально настроенными узбекскими политиками. Считать ли это игрой или наличием действительно двух лагерей в узбекской верхушке? Политолог Ташпулат Юлдашев анализирует:

- С одной стороны, приглашают официальных гостей, с другой стороны, оказывают давление на журналистов и правозащитников. Здесь просматривается различный подход руководства страны к тем проблемам, которые поднимает Европейский Союз. Все должностные лица, озабоченные собственной судьбой, заинтересованы в том, чтобы Узбекистан налаживал отношения с Евросоюзом. И они, по мере возможности, благоприятствуют их деятельности. Но есть определенное количество людей в высшем руководстве, которые этого не хотят, и более того, требуют дальнейшего продолжения репрессивной политики. Поэтому в Узбекистане наблюдается двойственный подход к отношениям с Европейским Союзом.

Дипломаты из Европы уже второй раз приглашают Ташпулата Юлдашева для обсуждения перспектив сотрудничества. Вот его впечатления:

- В беседе с членами парламента Европейского Союза я заметил, что есть искреннее желание с их стороны наладить отношения с Узбекистаном. И даже, если появится возможность, вообще покончить с этими санкциями. Приезжая сюда, они ждут хотя бы маленького жеста со стороны узбекского руководства. Например, освобождения трех политических заключенных - Мутабар Таджибаевой, Умиды Ниязовой, Гульбахор Тураевой, и прекращения гонений и преследований журналистов. Тогда они могут сказать, да, узбекское руководство, действительно, искренне желает налаживания отношений с Европейским Союзом.

Но, похоже, и вторая делегация отправится обратно ни с чем. В частности, ни видно никакого компромисса по андижанским событиям. Ташпулат Юлдашев говорит:

- Я интересовался у представителей делегации Европейского Союза тем, какая оценка трагических событий в Андижане у них сложилась. Они сказали, что версия узбекских властей логически и хронологически никак не увязывается. И вместе с тем, власти почему-то препятствуют их свободным контактам с простыми людьми Андижана. И эта проблема беспокоит Европейский Союз, и будет беспокоить до тех пор, пока эта проблема не будет расследована. Ни власти, ни парламентарии не смогут помочь, пока само узбекское правительство не захочет себе помочь.

Узбекское руководство преследует стратегию, озвученную министром иностранных дел Владимиром Норовым, говорит немецкий эксперт по странам ЦА Михаэль Лаубш. А именно, ЕС не имеет права вмешиваться во внутренние дела Узбекистана, особенно, в вопросах прав человека. С другой стороны…

- …ситуация с обвинениями в адрес свободных сотрудников «Немецкой волны» служит для того, чтобы, так сказать, занять вымогательскую позицию по отношению к Европейскому Союзу. Складывается примерно такой сценарий: Андижан был уже два года назад, и что уж заводить о нем разговор, а вот по этому новому случаю можно и провести переговоры, ЕС критически оценит действия властей, а следом будет наверняка найдено какое-то единое решение, которым будет довольно руководство Евросоюза. В ответ оно продемонстрирует добрую волю, сказав, что Узбекистан находится на верном пути.

Как говорит Михаэль Лаубш, у Европейского Союза нет единой, цельной позиции:

- В дело вмешиваются различные факторы и имеет место конфликт различных интересов внутри ЕС. Сейчас, под председательством Германии преследуется следующая стратегия – на первом месте должен стоять диалог, не обязательно публичный и открытый. Нет, речь идет о том, чтобы дипломатическим путем решать стоящие проблемы. Но, с моей точки зрения, это слишком простое решение. Потому что анализ политики Ислама Каримова последних лет убедительно показывает, что он никогда не шел ни на какие дипломатические уступки в том, чтобы реформировать режим в стране. По его оценке, ЕС больше заинтересован в Узбекистане и газе, чем Ташкент – в Европе. А значит, рано или поздно, проблемы прав человека отойдут на второй план.

Эксперт из берлинского фонда «Наука и политика» Уве Хальбах полагает:

- Действительно, существуют опасения, что санкции могут быть смягчены. Решающий вопрос в этой связи таков: были ли сделаны какие-то шаги с узбекской стороны, которые позволили бы снять санкции ЕС? Сигналы были поданы: принят новый закон о партиях и закон о СМИ, но в главном вопросе – в вопросе соблюдения прав человека, с моей точки зрения, никакого настоящего прогресса не произошло. Были только новые громкие случаи нарушения прав человека – достаточно вспомнить арест Умиды Ниязовой, да было и достаточно других случаев, которые говорят, что ситуация не изменилась.