1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

В Таджикистане проверяют НПО

Опасно ли это для "здоровья" гражданского сектора?

В Согдийской области, как сообщает наш корреспондент в Худжанде, начались внеочередные проверки деятельности местных НПО и представительств различных международных организаций. При этом до конца так и непонятно, что, собственно, ищут власти и чем всё это обернется для гражданского сектора. То ли власти опасаются, что сотрудники НПО готовят какую-то революцию, наподобие киргизстанской, то ли их подозревают в террористической деятельности… Надо сказать, что если власти еще хоть что-то объясняют, то сотрудники неправительственных организаций просто боятся комментировать ситуацию. Тем не менее, наш корреспондент Хайрулло Мирсаидов попытался разобраться в происходящем:

На этот раз представители гражданского сектора попали в поле зрения отдела по борьбе с организованной преступностью, более известного в Таджикистане как «шестой отдел». По словам начальника этого ведомства по Согдийской области Давлата Ниезматова , необходимость проверок возникла после мартовской революции в Киргизии и андижанских событий в Узбекистане, и это был указ министра внутренних дел. Давлат Ниезматов также отметил, что властям необходимо точно знать, кто и как руководит местными НПО, кто их финансирует, чтобы потом принять конкретные меры в случае возникновения каких-либо непредвиденных ситуаций.

Между тем местные НПО уже бьют тревогу, заявляя, что отдел по борьбе с организованной преступностью не имеет право на проведение подобных проверок. Говорит руководитель одной из неправительственных организаций Согдийской области Дониер Бабаджанов (настоящее имя и голос по его просьбе изменены):

«Такое обращение со стороны милиции, а «шестой отдел» - это все-таки милиция, для нас было странным, потому как они, согласно законам о милиции, которые мы еще раз просмотрели, не обладают функциями надзора. Для этого есть прокуратура, которая недавно проверяла все НПО. Уставной деятельностью занимается управление юстиции, которое также недавно проводило проверки. Что касается денег и финансов, для этого есть налоговые органы, и все НПО проходят регулярные налоговые проверки. Поэтому нам непонятно, причем тут милиция, ведь это оперативный орган, реагирующий оперативно на преступления. Такого криминала в окружении, в котором мы работаем, нет».

Фатима Кудбидинова - сотрудница таджикистанской «Лиги женщин-юристов» отмечает, что проверки НПО проводятся в очень грубой форме с обвинительным наклоном. Более того, по ее словам, сотрудники проверяющего отдела не имеют никого понятия, что в принципе собой представляет деятельность гражданского сектора. Как говорит Кудбидинова, в ходе ознакомления контролеров с уставом и финансовой документацией НПО приходилось тщательно объяснять им каждый пункт. Сотрудников правоохранительных органов больше всего интересовало, не строят ли руководители неправительственных организаций себе «дворцы», сколько автомашин у них имеется, как часто их сотрудники выезжают за пределы республики и с какой целью.

Ряд неправительственных организаций уже обратились в прокуратуру, управление юстиции и хукумат Согдийской области за разъяснениями, однако везде услышали следующий ответ: «если вас попросили предоставить информацию, вы должны это сделать, и ничего плохого в этом нет».

Как стало известно корреспонденту «Немецкой Волны», подобные проверки ежегодно проводятся прокуратурой и управлением юстиции. И к ним все уже успели привыкнуть. Однако причины нынешних проверок, по словам старшего помощника прокурора области Асатулло Урунова, прокуратуре не известны.

Более того, сотрудники отдела по борьбе с организованной преступностью разъяснили руководителям НПО, что пока идет только сбор информации, а настоящие проверки еще только предстоят. Видимо, по этой причине, опасаясь негативных последствий, представители гражданского сектора, которые уже прошли первый этап, отказались давать интервью «Немецкой Волне».

Также выяснилось, что отдел по борьбе с организованной преступностью намерен «ознакомиться» с деятельностью 134-х НПО и 25-ти представительств международных организаций, а также всех учреждений, которые финансируются западными донорами.

Хайрулло Мирсаидов, Худжанд