1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

В российском ТЭК частным компаниям сложно конкурировать с государственными

Эксперты считают, что неравная конкуренция в российском ТЭК не дает развиваться частным компаниям.

Крупнейшие государственные компании России - "Роснефть" и "Газпром" - начали 2013 год с демонстрации собственной силы: им удалось отстоять эксклюзивное право на разработку шельфа. Официально вопрос еще не решен, однако не исключено, что частные компании не получат доступ даже к тем участкам, которые не заинтересуют государственных игроков. Сложившаяся ситуация в области распределения месторождений в совокупности с ограничениями, с которыми сталкиваются частные компании при реализации углеводородов, серьезно тормозит конкуренцию и развитие сырьевого рынка в России, констатируют эксперты.

Расстановка сил

Как сообщается на официальном сайте "Газпрома", доля компании в российской добыче газа составляет 78 процентов. Оставшиеся проценты делят между собой так называемые "независимые производители газа" - "Новатэк" (основные владельцы - Леонид Михельсон и Геннадий Тимченко) и нефтяные компании (как известно, при добыче нефти извлекается и газ - его называют попутным).

Флаг Роснефти

Флаг "Роснефти"

Доля "Роснефти" в нефтедобыче в России в 2012 году составила примерно 21,5 процента. "Если учитывать вместе добычу "Роснефти" и частной компании ТНК-BP, приобретение которой завершится в этом году, то эта цифра вырастет до 35,6 процента, - подсчитал нефтегазовый аналитик управляющей компании "Альфа-Капитал" Дмитрий Чернядьев. - Формально же доля госкомпаний ("Роснефть", "Газпромнефть", "Газпром") в добыче нефти в 2012 году составила 30,5 процента, а с учетом приобретения "Роснефтью" ТНК-BP эта цифра вырастет до 44,5 процента". Оставшаяся примерно половина приходится в основном на "Лукойл", "Сургутнефтегаз", "Башнефть", "Татнефть" и "Русснефть".

Либерализации шельфа не будет

Участникам рынка очевидно - выстраивание долгосрочной стратегии напрямую зависит от расширения территории добычи энергоресурсов. Активизировать ее на старых месторождениях затруднительно, потому ключевую роль в развитии компаний играет возможность получить доступ к новым месторождениям. Наиболее перспективные из них расположены на российском шельфе. Однако и здесь госконцерны имеют приоритет, закрепленный законодательно: только компании с долей участия государства в их капитале свыше 50 процентов (а это исключительно "Газпром" и "Роснефть" ) могут претендовать на разработку шельфовых месторождений, считающихся стратегическими.

В течение последних нескольких месяцев крупные частные компании пытались добиться от профильных ведомств права на получение доступа к шельфу. Однако эти попытки провалились в середине января на правительственном совещании в Новом Уренгое, когда стало очевидно, что государственное лобби гораздо сильнее лобби частных игроков. И хотя официально вопрос еще не решен, уже ни для кого не секрет, что приоритет - у госкомпаний, и самые перспективные участки (около 80 процентов шельфа) будут переданы "Роснефти" и "Газпрому". Иностранные компании претендовать ни на какие лицензии на шельфе не смогут - об этом на днях заявил курирующий ТЭК вице-премьер Аркадий Дворкович. Единственная лазейка пока открыта для российских "частников" - возможно, им удастся договориться о доступе к участкам, невостребованным госхолдингами.

"Роснефть" открыто не возражает этим планам: ее президент Игорь Сечин заявил в Новом Уренгое, что компания будет работать по правилам, которые установит правительство. В пресс-службе "Роснефти" DW подтвердили, что эта позиция остается неизменной. Непримиримо настроен "Газпром". Как заявили DW в управлении информации концерна, "ОАО "Газпром" не видит необходимости в расширении субъектного состава пользователей участков недр континентального шельфа". Эксперты полагают, что окончательное решение в любом случае будет принято в пользу госкомпаний. "Даже если правительство и пойдет на компромисс, он не затронет интересов "Газпрома" и "Роснефти", - отметил в беседе с корреспондентом DW директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин.

Доступ к трубе

Еще один аспект конкурентной борьбы, в которой априори проигрывают частные компании в России, - это доступ к газовой трубе: как внутренней (единой системе газоснабжения - ЕСГ), так и экспортной. Последнее ограничение - самое явное для независимых компаний, считает Дмитрий Чернядьев. На форуме в Давосе российский премьер Дмитрий Медведев, правда, заявил, что отмена монополии "Газпрома" на экспорт газа возможна, однако перспективу такого развития событий не обозначил.

Логотип Газпрома

Логотип "Газпрома"

В самом "Газпроме" DW объяснили, что при обсуждении отмены монополии следует учитывать, что она не является преференцией для госконцерна, а "выполняет компенсирующую функцию той повышенной финансовой и социальной нагрузки, которую несет "Газпром" внутри страны". К тому же, добавили в управлении информации газовой компании, "в условиях кризисных явлений в мировой экономике возможная конкуренция между производителями российского газа на целевых рынках приведет к снижению цен и уменьшению объема денежных поступлений в бюджет страны".

Что же касается доступа к ЕСГ, то в "Газпроме" утверждают, что никаких препятствий независимым производителям не чинят: доступ может быть ограничен только по техническим причинам. Сами производители неоднократно обвиняли "Газпром" в намеренной дискриминации. Например, по данным газеты "Ведомости", прошлой осенью концерн приостановил закупки газа у независимых производителей, поскольку спрос на внутреннем рынке был неустойчивым, и в этих условиях закупать чужой газ было невыгодно.

С нефтяной трубой ситуация обстоит проще - "Транснефть", владеющая всеми нефтепроводами на территории России, практически не ограничивает в доступе к своей системе частные компании, хотя, как говорят участники рынка, квоты все равно распределяются непрозрачно. Как заявил DW на условиях анонимности один из сотрудников компании ТНК-ВР, "единственный стопроцентно беспроигрышный способ выдержать конкуренцию с госконцернами на нефтегазовом поле в России - стать госконцерном". "Так что в каком-то смысле после того, как нас поглотит "Роснефть", жить нам станет проще", - пошутил он.