1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

В России вышла книга-пособие для защиты от увольнения

Автор книги – бывший лидер профсоюза российского подразделения "Ситибанка" утверждает, что в России сегодня произвол работодателей стал распространенным и массовым явлением.

default

Пособие о том, как защищаться от произвола менеджеров

Вряд ли найдется в России человек, который хоть раз не побывал в ситуации, когда действует только одно правило – начальник всегда прав. И очень часто это бывает связано с увольнением. Например, Илья Строков лишился рабочего места в "Ситибанке" за то, что решил создать профсоюз. После увольнения он начал общественную деятельность и написал книгу для тех, кто, как он, остается один на один с начальством. Получился труд на 100 страниц, который эксперт интернет-магазина "Мой мир" Матвей Ленау назвал пособием по мирному урегулированию трудовых споров.

Книга ставит своей задачей одну простую вещь: приведение отношений работодатея и работника в цивилизованное русло. "Нужно, чтобы люди научились договариваться, - говорит Ленау. – На практике этим никто не занимается, потому что это никому не выгодно. Адвокаты бояться потерять клиентов, а работодатели и власть - по своим понятным причинам".

Как Давид и Голиаф

Между тем, проблема произвола работодателей в России получила серьезный размах. И как заявляет автор книги, война начальника и подчиненного – это буквально битва Давида и Голиафа. С одной стороны, утверждает Илья Строков, для работодателей создается множество пособий, для них проводят треннинги, на которых учат, как увольнять, какие методы давления использовать. С другой стороны, для сотрудников эта информация остается закрытой, поэтому они не знают, как защищаться.

Вместе с соавтором, адвокатом Галиной Енютиной Строков собрал в книге достаточно примеров-доказательств того, как именно пользуются начальники своими знаниями против работника. В крупных фирмах, согласно данным этого исследования, действуют методом хорошо подготовленного шантажа.

В основном, это давление с помощью собирания компромата. "Могут сделать распечатку и вынести выговор за пользование интернетом, якобы, в нерабочих целях, или могут собрать информацию о якобы имевшихся опозданиях на работу в прошлом месяце", – приводит пример из книги Илья Строков. По его словам, это очень спорные аргументы, которые легко опровергаются в суде. Но когда на человека начинают давить, он может испугаться и согласиться на заведомо худшие для себя условия.

На следующее утро, говорит Илья Строков, вести беседу с начальником как правило не так страшно. Кроме того, автор книги советует не бояться доводить дело до суда.

Размер не имеет значения

Плохо развитый в России, но при этом достаточно многочисленный сектор малого бизнеса также не лишен порока злоупотребления начальственным положением. И там есть свои нюансы, говорит Строков. В книге есть пример, когда человек устроился водителем без трудового договора и за зарплату, которая была оговорена устно. Работник свою часть обязательств выпонил, но зарплату ему не заплатили. Дальше рассказывается, как ему удалось отстоять в суде свою правоту: это были выборы одного из депутатов, то есть случай, когда трудовые отношения оформлять не обязательно. Суд обязал нанимателей полностью расчитаться с работником.

Наконец, чисто российская особенность ведения трудовых споров состоит в том, что расчитывать на помощь профсоюза работнику нельзя. ФНПР является номенклатурным органом, подконтрольным власти и давно не выполняющим своих прямых функций по защите работников.

Примером эффективной работы профсоюзов на российских предприятиях служат, скорее, профсоюзы крупных иностранных фирм. Но если вспомнить, что сам Илья Строков был уволен из американского "Ситибанка", пусть и российского его отделения, за то, что хотел создать профсоюз, то вопросы отпадют сами собой.

Остается запомнить последнее, но как считает автор, главное правило, с которого собственно и начинается книга. Оно звучит так: чтобы хорошо уволиться – нужно хорошо устроиться.

Егор Виноградов

Архив

Контекст