В прицеле коалиции - доходы граждан Германии | Немецкая печать | DW | 20.11.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Немецкая печать

В прицеле коалиции - доходы граждан Германии

В центре внимания еженедельной немецкой печати - программа нового, коалиционного правительства Германии, направленная на оптимизацию бюджета, и причины ночных погромов во Франции.

default

Экономический еженедельник Wirtschaftswoche публикует критическую статью о программе создающейся в Германии новой правительственной коалиции в составе блока партий ХДС/ХСС и СДПГ:

Руководящие органы ХДС, ХСС и СДПГ одобрили в начале этой недели документ под благозвучным названием "Вместе за Германию – с мужеством и гуманизмом", который на самом деле представляет собой программу крупнейшей за всю послевоенную историю страны кампании по выколачиванию денег для бюджета.

В ближайшие четыре года правительство Ангелы Меркель намеревается вытянуть из кошельков граждан 115 миллиардов евро с помощью отмены налоговых льгот и повышения налогов. Это приведет к падению покупательской способности населения, что в свою очередь негативно скажется на и без того слабой экономической конъюнктуре. Небольшой бонус, который граждане получат за счет снижения взносов в фонд страхования от безработицы, будет съеден повышением выплат в больничную и пенсионную страховки. В то же время сама германская федерация, по подсчетам экспертов, в ближайшие четыре года сэкономит не более 15 миллиардов евро.

Граждане ФРГ ожидают прихода "большой коалиции" с некоторым ужасом, ведь они понимают, что за недостаточное желание государства экономить средства платить придется именно им, причем, платить предстоит не мало.

Совершенно иной точки зрения придерживается еженедельник Die Zeit :

Наконец-то мы услышали добрую весть: на следующей неделе в Германии вновь появится настоящее правительство. Ангела Меркель будет избрана федеральным канцлером, и новый кабинет министров приступит к работе. Тогда 250 дней управляемой анархии, наконец-то, станут достоянием истории. То, что произошло за эти 250 дней можно охарактеризовать как небывалое испытание терпения граждан политикой: бесконечная предвыборная борьба, ожесточенные схватки за власть, резкие смены курса, голосование о доверии канцлеру, уходы политиков с постов, даже с тех, которые они еще не успели занять, и, наконец, подписание коалиционного соглашения, которое нарушает больше обещаний, чем дает. Такого гражданам Германии видеть еще не приходилось.

Еженедельник Spiegel анализирует причины ночных погромов в пригородах крупных городов Франции:

Глубокий кризис разразился в период ослабления президентской системы правления, во главе которой стоит старый и больной человек. И как никогда ранее стали заметны все слабости данной системы. Сейчас Франции приходится расплачиваться за то, что политика в этой стране испокон веку понималась как элегантное умение строить козни, как толкотня групп и группировок, которые, как когда-то при королевском дворе, погрязли в интригах, добиваясь благосклонности монарха, которого сегодня называют президентом.

Тот, кто сегодня рассуждает об усталости от политики в Германии, зачастую не имеет ни малейшего представления о том, сколь остро эта проблема стоит во Франции. Там не проходит и недели без объявления новых неотложных программ, без разглагольствования о проектах крупных реформ, без размахивания новыми общественными договорами. Погромы последних недель превращают почти 30-летний опыт постоянно превозносившейся градостроительной и социальной политики Франции в кучу бумажных проектов, которые лежали в ее основе.

С конца 70-х годов прошлого века, когда стало ясно, что гигантские жилые районы на окраинах городов сводят с ума живущих там людей, не было ни одного правительства, которое бы не обещало найти решения для проблем пригородов, не представляло плана неотложных действий и не создавало бы специальных комиссий. Сейчас не счесть законов и постановлений по этой теме: они громоздятся друг на друге подобно слоеному тесту. Они то приносили в городские предместья новые строительные проекты, то увеличивали там число социальных работников, то усиливали или ослабляли полицейское присутствие. Но все эти меры никак не улучшали ситуацию.

При этом сложившуюся ситуацию можно очень легко описать так: если жителя Франции зовут Мустафа или Замир, то он за редким исключением не сможет посещать хорошую школу, не получит приличного образования и не найдет работу. Он будет расти в густонаселенных многоэтажках, ему с детства будут знакомы все людские горести. А когда он вырастет, ему будет непросто найти жилье. Язвительные полицейские будут на каждом шагу проверять у него документы. Он вынужден будет переносить унижений в два или три раза больше, чем его родители, несмотря на то, что в кармане у него французский паспорт, и он с гордостью называет себя французским гражданином.

Контекст