В покушение не поверили. | Центральная Азия - события и оценки | DW | 24.11.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

В покушение не поверили.

Ровно три года назад в Ашхабаде произошло событие.

Ровно три года назад в Ашхабаде произошло событие, непосредственные последствия которого до сих пор определяют не только жизнь туркменского общества, но и отношение к правящему там президенту со стороны мирового сообщества. Ведь, как ни парадоксально, вскоре после того, как 25 ноября 2002 года мир узнал о покушении на Сапармурата Ниязова, с западных высоких трибун стали звучать речи, в которых перечислялись преступления туркменской власти, а режим Туркменбаши прочно занял место среди призеров в списках самых репрессивных режимов мира. Почему? Об этом – в сегодняшнем выпуске программы «Фокус».

Три года назад туркменские СМИ сообщили о том, что утром 25 ноября на кортеж президента С.Ниязова неподалеку от президентского дворца в Ашхабаде было совершено нападение. Сам Туркменбаши счастливо избежал смертельной опасности, но в перестрелке с террористами пострадали охранники и милиционеры. По прошествии нескольких часов Ниязов уже назвал имена тех, кто, по его словам, готовил покушение на него и намеревался свергнуть конституционный строй в республике. Главным заговорщиком был назван бывший вице-премьер республики Борис Шихмурадов, бежавший за год до этого из страны и организовавший в зарубежье оппозиционное народно-демократическое движение Туркменистана.

Однако многочисленные неувязки официальной версии и та оперативность, с которой власть определила связи неких нападавших с лидерами оппозиции, сразу же заставили наблюдателей на Западе усомниться в ее достоверности, и склониться к утверждениям оппозиции и некоторых источников в туркменских спецслужбах, что покушение – это инсценировка властей, тогда как сторонники Б.Шихмурадова планировали мирные акции протеста против антиконституционной узурпации власти Ниязовым.

Как вспоминает в интервью «НВ» один из лидеров НДДТ Нурмухаммед Ханамов:

НХ: НДДТ, которое было создано в конце ноября 2001 года, проработав в течение года под руководством Б.Шихмурадова, проделало очень большую работу. Но мы постоянно призывали: ничего серьезного не будет, если сам народ не поднимется. От разных источников к нам стала поступать информация, что народ готов, только надо, чтобы внутри страны кто-то был и смог это движение возглавить. Вот почему Б.Шихмурадов отправился в Туркменистан.

В этой связи полезно обратиться к нашему архиву. 13 августа 2002 года Борис Шихмурадов выступал на «НВ». Поводом послужили Халк Маслахаты в Чарджоу, принявший решение сделать С. Ниязова пожизненным президентом, и сообщения о митингах протеста, прошедших в республике. Тогда Шихмурадов рассказал следующее:

БШ: То, что произошло на 12-м маслахате, переполнило чашу терпения народа, люди просто устали бояться. Вы знаете, что в июне и в июле были акции гражданского неповиновения в Красноводске, а в воскресенье в Ашхабаде в нескольких районах столицы Туркменистана прошли митинги, распространялись листовки. Ответственность за эту акцию взяла на себя демократическая оппозиция, Народное Демократическое Движение Туркменистана. Мы говорили о том, что активно работаем с населением страны, и наше движение не является чисто иммигрантской структурой или просто правозащитной организацией. Ашхабадский комитет нашего движения сумел организовать работу так, что он активно влияет на население, призывая его к проявлению гражданской активности. Мы требуем, чтобы Ниязов понес заслуженное наказание за те безобразия, которые он творит в стране на протяжении длительного периода.

Но вернемся к событиям, произошедшим после этого интервью. Нурмухаммед Ханамов говорит:

НХ: Мы планировали провести мирную демонстрацию, но, к сожалению, была утечка, что НДДТ планирует поднять народ на мирную демонстрацию. Это у нас должно было произойти где-то в начале декабря, но, испугавшись, власти 25 ноября, сфабриковав покушение, правительство во главе с Ниязовым расправилось не только с НДДТ, но со всей оппозицией, с другими движениями, с людьми, которые могли свободно высказывать свое мнение. Полностью вся оппозиция внутри страны была подавлена, большинство из них находятся сегодня в ниязовских застенках. Воспользовавшись 25 ноября, Ниязову удалось полностью изолировать страну, обосновав это тем, что стране извне грозит опасность изменения конституционного строя.

Конечно, у версии, изложенной Н.Ханамовым, существуют вариации. Говорят и о том, что Ниязова намеревались арестовать, отвезти в парламент, заставить отказаться от власти и предать суду, и о том, что различные крылья оппозиции практически одновременно планировали различные действия, не особенно стремясь согласовать их между собой, и так далее и так далее. Ясность в этот вопрос могла бы быть внесена только в результате дотошного и справедливого расследования и суда, однако именно этого меньше всего хотели власти Туркменистана. Следствие и суд над так называемыми участниками так называемого покушения на президента вызвали шок во всем мире своей несправедливостью и жестокостью – об этом не раз заявляли правозащитники и политики. Сотни людей лишь только за знакомство с главными обвиняемыми или за родственные связи с ними фактически без права на защиту были брошены за решетку или отправлены в ссылку. Есть все основания считать, что признания из подследственных выбивались под пытками. Как считает Н.Ханамов:

НХ: На самом деле ноябрьские события 2002 года в корне изменили отношение международного сообщества к Туркменистану и, соответственно, к оппозиции. Ниязов и его окружение показали свое истинное лицо. Такие беззаконные судебные процессы, как над обвиняемыми по делу о покушении, если и были, то они не придавались такой огласке. Не были даны огласке такие жесточайшие пытки, которые проводились над арестованными по этому делу. Международное сообщество, увидев это, отреагировало. Первым шагом стало возбуждение со стороны ОБСЕ «московского механизма» в отношении Туркменистана. Этот механизм и дал толчок для дальнейших мер, принимаемых другими международными организациями: ООН, Евросоюзом, Европарламентом. Был принят ряд резолюций.

К этим словам одного из лидеров туркменской оппозиции можно добавить, что одно из требований, которые мировое сообщество предъявляет к С.Ниязову – допустить сотрудников Красного Креста к заключенным, прошедшим по делу «о 25 ноября» в качестве главных обвиняемых. Но это требование режимом Туркменбаши не выполняется. Места содержания этих узников – государственная тайна.

В свою очередь, как сообщил корреспонденту «НВ» источник в силовых структурах Туркменистана, в настоящее время Борис Шихмурадов и еще шестеро осужденных по делу «о 25 ноября» содержатся в боковом отсеке бункера СИЗО МНБ в центре Ашхабада. Их состояние здоровья остается очень тяжелым. Как сказал источник, определенной информацией об устройстве этого бункера располагает украинская сторона – ведь для строительства бункера в СИЗО по личному указанию Ниязова были наняты украинские рабочие. Теперь, как утверждает источник, в Ашхабаде в свете осложнений, возникших между Туркменистаном и Украиной на переговорах по поставкам газа, опасаются, что Киев может обнародовать эти сведенья.

Далее, источник в Генеральной прокуратуре Туркменистана сообщил корреспонденту «НВ», что к настоящему времени брошенные в тюрьмы родственники и знакомые тех, кто проходил по делу о покушении в качестве организаторов и исполнителей, выпущены на свободу при условии, что они отреклись от «предателей Родины». Более 150 человек из числа осужденных на длительные срока сидят в Туркменбашинской, Овадан-депинской тюрьмах и СИЗО МНБ. Некоторые узники умерли или покончили жизнь самоубийством.