1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мосты

В поисках справедливости

21.08.2003

В Ярославле вместе с квартирой продана женщина с двумя детьми

Наша почта богата письмами слушателей, в которых они сетуют или, скажем прямо, жалуются на судебные инстанции, несправедливые, по их мнению, решения судов России и стран СНГ. С сожалением приходится признать, что помочь таким людям из Германии практически невозможно, ибо мы, журналисты, не можем заменить инстанции, контролирующие решения судов, тем более, иностранного государства. Мы можем обнародовать ту или иную историю, рассказанную в письме, если, конечно, тема, по нашему мнению, заинтересует большинство слушателей. Но на днях к нам в редакцию пришла женщина, которая приехала в Бонн прямо из города Ярославля. Пришла со слезами на глазах и папкой бумаг. В ней – копии решений судов от районного до Верховного. У Марины Ивановны Протопоповой, матери двух несовершеннолетних детей, неразрешимая проблема. Квартиру, в которой она прописана и живет вместе с детьми, продана. А новый владелец квартиры, по её словам, устраивает женщине настоящий террор. Почему Марина Ивановна Протопопова оказалось в такой сложной ситуации и вынуждена теперь искать правду за пределами родины, вы узнаете из интервью, записанного в нашей студии.

Марина, что привело вас к нам в редакцию?

«Несправедливое решение наших судебных инстанций. Вроде бы ты пришёл в юридическую инстанцию, где должны защищать твои права, а мне говорят: ‘Этот закон не для вас написан'».

То есть это Вам говорят судьи в частном разговоре?

«Они не пишут это на бумаге. Это невозможно записать, потому что когда я в Верховном суде получила ответ: ‚А кто вы такая? Вы никто!‘, то прежде чем войти к судье, меня обыскали, и если бы я даже и хотела записать этот ответ на магнитофон, то у меня бы ничего бы не получилось».

Марина, Вы, как выясняется, оказались в конфликте с правовой системой и судьями России. В чём ваш конфликт?

«Я в своё время была замужем. Мой муж взял кредит в банке под залог квартиры. Квартира была оформлена на моего бывшего супруга, а прописана в ней была я и дети. У нотариуса я давала нотариальную доверенность не на продажу, а на залог квартиры. Получилось так, что там, где мы хотели приобрести автомобиль, нам сказали, что надо платить по безналичному расчёту. Дали счёт, сказали, какой банк, и в конечном итоге вышло так, что тот банк, куда мы перевели деньги, исчез. Куда бы мы не обращались, концов найти не смогли».

Скажите, пожалуйста, какая была сумма кредита?

«Сумма кредита была 10 тысяч долларов США. Квартира стоила намного дороже, но мы не брали кредит на полную стоимость квартиры. Мы лишь взяли самый минимум, который был нам необходим».

Вы не смогли купить машину, но оказались с долгами перед банком, который дал Вам кредит. Как Вы выходили из ситуации?

«Мы, естественно, как нормальные люди, понимали, что деньги надо возвращать. Мы погасили половину стоимости 5 тысяч долларов, и просили у банка некоторую рассрочку, поскольку с нами произошла такая ситуация. Банк отказался пойти нам на встречу и сказал, что будет обращаться с иском в суд. Он обратился намного в суд, но позднее, года через три. Банк насчитал за все 3 года проценты, и вышла очень большая сумма.»

Какая именно?

«168 тысяч рублей. По нашим законам, сумма процентов, начисленных на сумму кредита, не должна превышать размеры самого кредита. Сумма кредита 30 тысяч рублей, а с меня взыскивают 168 тысяч».

То есть процентов набежало больше чем сам кредит?

«Да».

Как Вы защищаете свои права?

«Я с мужем развелась в 1998 году. До развода я знала, что за ним долг. Я пришла в банк с вопросом о том, как разрешить эту ситуацию. Мой муж на судебное заседание не явился. Мне в банке представили решение, вынесенное без меня и без мужа, то есть заочно принятое решение. Мне, как факт, преподнесли: вот, посмотрите, мы имеем право Вашу квартиру».

То есть банк обратился в суд, состоялось заседание суда без Вашего участие, и было вынесено решение о продаже квартиры.

«Да, меня даже не приглашали, то есть посчитали, что я никто».

Значит, Вы оказались с двумя детьми прописанными в квартире, которую банк, в конце концов, продал.

«Но здесь есть одно 'но‘. Судье поступил иск, он должен рассмотреть исковое заявление, однако он обязан сделать запрос в жилищно-коммунальное хозяйство, к которому относится данная квартира, кто в ней прописан на данный момент? Это самые прямые обязанности судьи. Но почему-то судья это игнорирует. И в судебном решение вообще ничего не сказано о том, что в этой квартире кто-то живет».

Итак, решение было принято без учёта того, что в этой квартире были прописаны женщина с двумя детьми. Что Вы предприняли после этого?

«Я обратилась с жалобой на решение районного суда в областной суд. Областной суд отказал в удовлетворении моей жалобы».

Квартира была продана на аукционе. За какую сумму её продали?

«За смешную сумму - 95 тысяч рублей. Это приблизительно две с половиной тысячи долларов».

Дешевле, чем банк должен был за неё получить. А как Вы думаете, почему банк продал её дешевле?

«Сколько бы я не обращалась во всякие судебные инстанции, всегда мне давали знать, что мой противник – человек, который умеет управлять процессом, у него больше возможностей, ему идут навстречу, то есть он занимает какое-то положение, что мало ли когда к нему нужно обратиться и он поможет. Я простая, с меня взять нечего».

Марина, квартира была продана на аукционе по реализации недвижимости города Ярославля. Насколько мне известно, на аукционах продажа квартир сопровождается протоколами. Там должно быть несколько покупателей, тот, кто предлагает большую сумму, тому и будет продана квартира. В протоколе, который Вы мне предоставили, только один покупатель, и что любопытно - достаточно низкая цена. Чем, по Вашему мнению, это всё объясняется?

«На мой взгляд, здесь существовала предварительная договорённость. Человек заранее знал, на что идет, здесь не было никаких аукционных торгов, просто человек пришёл, подписал бумагу и ушел. А потом через пару дней ему дали бумаги, однако, они не учли пару нюансов, что я, например, буду выяснять, почему всё так произошло, искать ошибки».

К Вам, к женщине, которая прописана на этой же жилплощади, банк не обращался с предложением купить квартиру?

«Когда я обжаловала все эти решения в областном суде, в прокуратуре Ярославской области, решение суда уже было вынесено по поводу реализации квартиры. Я ходила к судье моего судебного участка и просила её, что бы она вынесла постановление о приостановлении исполнительного производства по поводу продажи квартиры пока я обжалую все эти решения. Судья уходила в отпуск. Когда она вышла из отпуска, и я пришла на судебное заседание, то она меня спросила: ‚А зачем Вы пришли? Квартира уже продана‘. Хотя правом первой покупки пользуюсь я, мне должно быть в письменном виде это предложено, и я также должна письменно отказаться от покупки. Только в этом случае у банка появится возможность выставлять квартиру на аукционе. Но этого банк не сделал».

В результате Вы оказались проданной вместе с двумя детьми и у хозяина квартиры Хабибуллина Сергея Равильевича есть ключи от вашей квартиры. Он входит в неё, как и Вы?

«Он мне заявил: 'Я объявляю тебе войну. Я тебя купил, ты моя вещь'. Он мне пригрозил, что если я его не пущу, то он оформит через фирму договор о сдаче жилого помещения и поселит в неё цыган, и я буду жить с чужими людьми. Вот сейчас я уехала, собственно говоря, тайно. Детей я вынуждена была отправить к родителям. Ответ Верховного суда был очень коротким, и там написано, что жалоба рассмотрена и оставлена без удовлетворения».

Иными словами, Верховный суд Вас буквально выставляет на улицу.

«Он во мне не видит человека. Такими ответами нарушены все мои конституционные права».

Марина Ивановна Протопопова оказалась в сложной ситуации, которую, тем не менее, можно было предугадать. Главная её ошибка в том, что она, подписав бумагу о согласии на залог квартиры, которая являлась собственностью её теперь - бывшего мужа, она тем самым дала банку возможность по закону продать эту недвижимость в случае невозврата долга. Марина Ивановна Протопопова, не являясь собственником квартиры, в которой она прописана и проживает, не может оказывать влияния на её продажу. Это и подтвердил Верховный Суд Российской Федерации в ответе на жалобу Протоповой на решение Кировского районного суда города Ярославля: 'То обстоятельство, что в квартире проживает Попотопова и двое несовершеннолетних детей, не являлось основанием для её привлечения к участию в рассмотрении дела, поскольку в данном процессе решался вопрос об обращении взыскания на квартиру. Вопрос же о выселении указанных лиц не ставился'.

Итак, у квартиры появился новый хозяин, а Марина Протопопова со своими двумя детьми фактически стала квартиросъемщицей. Вот только беда в том, что нет у нового владельца недвижимостью договора с Протоповой о сдаче ей квартиры. Договора, в котором были бы оговорены права и обязанности обеих сторон. Это обстоятельство, так сказать, и развязывает руки владельцу квартиры, который хотел бы избавиться от квартиросъемщиков в собственных интересах, потому он и взламывает двери, диктует свои условия, которые не устраивают Марину Протопопову. Судя по словам хозяина квартиры Сергея Хабибулина, с которым мы говорили по телефону, он и сам не рад, что купил эту квартиру и понимает, что вселиться в неё ему без решения суда будет невозможно. Ему важно, чтобы жильцы его квартиры хотя бы регулярно оплачивали коммунальные услуги. По утверждению Хабибулина, при покупке квартиры ему было неизвестно о том, что на этой площади прописана женщина с двумя детьми.

Недавно Хабибулин обратился в Кировский районный суд Ярославля с исковым заявлением об устранении препятствий в пользовании квартирой и собственном вселении в неё. А Марина Ивановна, пройдя все судебные инстанции, от районного до Верховного суда Российской федерации, теперь намерена добиваться справедливости в Европейском суде по правам человека в Страсбурге. У Марины Ивановны есть для этого хотя бы формальные основания, потому что она прошла все судебные инстанции в России (а это является главным условием при обращении в международный суд) и, кроме того, Марина Ивановна считает, что исчерпала все возможности для того, чтобы на родине добиться справедливости. Многие наши слушатели, пытаются обращаться в Европейский суд по правам человека, не имея точной информации о том, как это сделать, и какие документы для этого необходимы. В одном из ближайших «Почтовых ящиков, который выходит в эфир по воскресеньям, мы подробно расскажем вам о процедуре обращения в Европейский суд по правам человека.