1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

История

В Перми "репрессировали" музей истории политических репрессий

В Пермском крае фактически прекратил свою работу Мемориальный центр истории политических репрессий, созданный на месте бывшей колонии "Пермь-36".

Рейдерский захват – термин актуальный для современной России. И совсем не обязательно речь должна идти о бизнесе. Происходящее сегодня в Пермском крае тоже можно выдать за "спор хозяйствующих субъектов", хотя правильнее было бы сказать, что государство фактически осуществило "рейдерский захват"

Мемориального центра истории политических репрессий "Пермь-36"

.

Музей изначально создавался и всегда позиционировал себя как независимый, общественный. Недвижимость принадлежала и продолжает принадлежать государству, хотя была предоставлена музею в бессрочное пользование на безвозмездной основе. Деньги на содержание и финансирование проектов музея поступали из бюджетных средств (не все, но большая доля), а в содержательную часть власти не вмешивались. До поры до времени…

Согласно недавним заявлениям представителей музея, государство решило забрать свое имущество назад и пересмотреть концепцию музея, фактически "подвинув" автономную негосударственную организацию "Пермь-36", которая создавала и все эти годы занималась общественным музеем. Разгорелся нешуточный скандал, информация о котором распространилась далеко за пределы Пермского края. Независимые музейщики заявили, что, покинув мемориальный комплекс, заберут с собой все коллекции и будут экспонировать их в другом месте. Сообщения о том, что единственный в своем роде музей, расположенный на территории лагерного комплекса эпохи ГУЛАГа, может раствориться в пространстве, взбудоражили общественность как в России, так и за рубежом.

"Палачу и жертве тошно, а счастливых не найдешь..."

Это строчка из стихотворения украинского поэта Василя Стуса (перевод Александрины Кругленко) – одного из пермских узников, скончавшегося в колонии 4 сентября 1985 года. Как гласит легенда, за номинацию Стуса на получение Нобелевской премии по литературе ратовал немецкий писатель Генрих Бёлль (Heinrich Böll), а за день до объявления имен номинантов украинского поэта убили…

Александр Солженицын (слева) и Генрих Бёлль

Александр Солженицын (слева) и Генрих Бёлль

Василь Стус - не единственный узник колонии "Пермь-36", чье имя навсегда останется в мировой истории. Вот лишь несколько других известных имен: Владимир Буковский, Сергей Ковалев, Валерий Марченко, Натан Щаранский, Глеб Якунин, Левко Лукьяненко.

В деревне Кучино, расположенной в 123 километрах от Перми, колония, носившая тогда название "ИТК-6", появилась в 1946 году. Это была обычная лесозаготовительная зона, большинство заключенных которой составляли уголовники. После смерти Сталина колонию перепрофилировали в зону, где отбывали наказание бывшие сотрудники правоохранительных органов.

Новый период в истории колонии начался в 1972 году, когда власти решили, что для осужденных по политическим статьям - большинство из них содержались в мордовских лагерях – больше подойдет так называемый "Пермский треугольник": три лагеря для содержания политзэков: "ИТК-35", "ИТК-36" и "ИТК-37". "ИТК-6" получила статус "колонии строгого режима". В итоге на карте советского ГУЛАГа появился новый адрес: "Пермь-36".

ГУЛАГ. Точки на карте - места отбывания наказаний

ГУЛАГ. Точки на карте - места отбывания наказаний (до 1961 года)

"Зека Васильев и Петров зека"

За следующие 17 лет через лагерь прошли сотни "особо опасных государственных преступников". Изначально большинство заключенных составляли коллаборационисты – граждане СССР, сотрудничавшие с оккупационными войсками во время Второй мировой войны. Но постепенно им на смену пришли осужденные за "антисоветскую агитацию и пропаганду" и так называемые "националисты".

В середине 1980-х под давлением президента США Рональда Рейгана тогдашний советский лидер Михаил Горбачев согласился на массовые амнистии политзаключенных. В 1987 году было амнистировано большинство узников колонии "Пермь-36", а в июне 1988 года она была закрыта.

Музей принял первых посетителей в 1996 году. С тех пор усилиями волонтеров, в том числе и немецких, были отремонтированы и восстановлены 15 зданий и сооружений лагеря и более двух километров лагерных заграждений. При том, что музей существовал в форме автономной негосударственной организации "Пермь-36", многое осуществлялось не столько на зарубежные гранты, сколько на средства из бюджета края.

По мнению Арсения Рогинского, председателя правления Международного историко-просветительского общества "Мемориал" и одного из учредителей музея, все эти годы "Пермь-36" представляла собой "уникальный пример безукоризненного партнерства государства и общества". Вот только и государство, и общество в России резко изменились.

В одном из бараков пермской колонии

В одном из бараков пермской колонии

Распространитель "лживой антигосударственной мифологии"

Атака на музей, по словам его представителей, велась одновременно с двух фронтов. За "идеологическую артподготовку" отвечали ветераны правоохранительных органов и пермское отделение всероссийского левого общественного движения "Суть времени", выступающего против "десталинизации" и "десоветизации". Представители "Сути времени" утверждают, что музей является выразителем "идеологии, направленной против народа", разжигателем "ненависти к прошлому" и распространителем "лживой антигосударственной мифологии". Они регулярно писали и пишут открытые письма губернатору края и президенту России с требованием закрыть музей.

Администрация Пермского края в свою очередь начала постепенно сокращать финансирование автономной неправительственной организации "Пермь-36", фактически создавая параллельную государственную структуры с названием "Мемориальный комплекс политических репрессий".

Пытаясь сохранить свое детище, создатели музея (они же – представители АНО "Пермь-36") попытались договориться с властями. Было достигнуто соглашение: созданная государством структура возьмет на себя хозяйственную деятельность, а АНО, получая государственную поддержку, будет отвечать за содержательную жизнь музея. При этом представителей "Перми-36" насторожило заявление главы администрации губернатора Прикамья о том, что "после перехода музея под крыло государства должна быть произведена некоторая переоценка ценностей". Как отметил в интервью местной газете "Новый компаньон" директор АНО "Пермь-36" Виктор Шмыров, со стороны властей поступили "странные предложения: создать наблюдательный совет музея из ветеранов Федеральной службы исполнения наказаний и привлечь бывших ее сотрудников к созданию музейной экспозиции".

Контекст

Последние действия властей, по убеждению Шмырова, не предполагают двоякого толкования. Руководство государственного "Мемориального комплекса политических репрессий" обратилось в арбитражный суд с требованием лишить АНО "Пермь-36" права "безвозмездного пользования объектом". И на днях создатели организации "Пермь-36" заявили о завершении своих проектов в Прикамье. "Выставочные, образовательные, просветительские и гуманитарные проекты, которые развивало на базе музея АНО "Пермь-36", более администрации Пермского края не нужны. Да и сам музей в том виде, в котором он был создан общественностью, тоже не нужен", - сообщается в пресс-релизе организации.

С этим согласен Арсений Рогинский из "Мемориала": "Руководство края придерживается национал-патриотического тренда, преобладающего сегодня в России. А "Пермь-36" в этот тренд никак не вписывается. Это музей не о славном прошлом, не о том, как страна шла от победы к победе, а о тех страницах истории, которые сегодня стыдно вспоминать. Этот музей рассказывает о том, как люди сопротивлялись советской власти. В этом смысле это музей террора и сопротивления", - заявил он в интервью DW.

Из Германии с надеждой

АНО "Пермь-36" поддерживала тесные связи с Германией. Среди ее партнеров – Институт имени Гете, Йенский университет имени Шиллера, мемориальные музеи концлагерей Бухенвальд и Берген-Бельзен, фонд "Память. Ответственность. Будущее", берлинский "Мемориал" и общество "Германо-российский обмен".

Член правления последнего, политолог Тим Бозе (Tim Bohse) подготовил и разместил в интернете обращение к губернатору Прикамья и к президенту России. "Существование подобного музея в Пермском крае было свидетельством того, что федеральные и региональные государственные органы в России вынесли урок из прошлого и готовы сделать все, чтобы величайшие трагедии прошлого века не повторились", - говорится в документе. В обращении, которое уже подписали более 60 тысяч человек, содержится призыв не допустить закрытия музея.

На высоком уровне

Советник президента, председатель Совета по развитию гражданского общества и правам человека Михаил Федотов на встрече с журналистами заявил относительно музея и АНО "Пермь-36", что "не надо портить то, что хорошо работало". По его словам, "надо вернуться к общественному музею, который получал финансовую поддержку от властей".

Как говорит Федотов, он проинформировал Владимира Путина о ситуации вокруг музея, а тот в свою очередь согласился с мнением Федотова относительно "Перми-36" и поручил главе правительства взять ситуацию под контроль. Значит ли это, что президент России поддержал автономную негосударственную организацию? И значит ли это, что все вернется на круги своя и музей останется общественным? Покажет время.

Контекст

Ссылки в интернете