1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Политика и общество

В одной лодке с Западом

После событий 11 сентября 2001 года Россия поддержала антитеррористическую кампанию, начатую США. Однако является ли это частью долгосрочной стратегии Кремля или кратковременным явлением в российской политической жизни?

default

Младший партнер?

Ведь президент Владимир Путин продолжает поддерживать активные контакты со странами, образующими, как их назвал Джордж Буш, "ось зла".

Российский президент еще задолго до событий 11 сентября заявлял об опасности исламского экстремизма, а после трагедии сразу же выразил свою готовность к совместным действиям в борьбе с международным терроризмом.

За словами последовали дела. Путин помог США в подготовке войны с режимом талибов в Афганистане. Он оказал влияние на положительное решение вопроса о предоставлении американским военным аэродромов на территории бывших среднеазиатских республик СССР.

Кондолиза Райс (Condoleezza Rice), помощник президента Буша по вопросам национальной безопасности, перед началом боевых действий в Афганистане охарактеризовала российское правительство как "первого и активнейшего партнера" Соединенных Штатов в образовании международной антитеррористической коалиции.

Политические дивиденды

Позиция Путина, ставшего активным партнёром США, оказалась для многих наблюдателей полной неожиданностью. Дело в том, что российско-американские отношения были далеко не безоблачными. По многим международным вопросам Кремль и Белый дом занимали различные позиции.

Кроме того, в российских военных кругах и других силовых структурах были достаточно сильно распространены антиамериканские настроения. Однако уже в скором времени курс ориентации на Запад принес Путину политические дивиденды.

До терактов в США у западных политиков одной из центральных тем во взаимоотношениях с Россией была проблема Чечни. Так называемая «антитеррористическая операция» в Чечне, которую Россия ведет с 1999 года, всегда вызывала острую критику международных правозащитных организаций, расценивающих её, прежде всего, как войну с гражданским населением. После событий 11 сентября многие западные руководители стали проявлять большее "понимание" действий России на Северном Кавказе – это был явный успех Путина.

Альянс с альянсом

С момента своего прихода к власти российский президент стремится повысить вес страны на международной арене и улучшить экономическое положение России. Одним из средств для реализации этих задач должна была стать интеграция в ряд международных организаций и структур, прежде всего, экономических, где ведущие позиции принадлежат западным державам.

Внешнеполитическая стратегия Путина вплотную приблизила Россию к достижению этих целей. В мае 2002 года Россия и НАТО заявили о начале новой эры сотрудничества. Месяцем позже крупнейшие индустриальные державы мира, входящие в "Большую семерку" (G-7), решили расширить свой элитный клуб за счет принятия России. С 2006 года Россия сможет полноправно выступать по всем вопросам как одна из восьми «ведущих индустриальных держав мира». Европейский союз и Соединенные Штаты намерены в будущем относиться к России, как к стране с рыночной экономикой, что означает, в частности, более выгодные таможенные пошлины для российского экспорта.

Младший партнер?

Несмотря на такое сближение при Путине Россия не стала для США робким "младшим партнером". По ряду международных вопросов оба государства продолжают оставаться на различных позициях. Россия продолжает расширять контакты, прежде всего экономические, с Ираком, Ираном, Северной Кореей, несмотря на то, что президент Буш отнёс эти страны к «оси зла» и активно готовится к свержению правительства Саддама Хусейна.

Не является ли подобная позиция признаком того, что Россия вновь хочет покинуть "лодку"? Не обязательно, так как Россия - не единственная страна, проводящая в отношении Ирана, Ирака и Северной Кореи свою собственную политику, особенно - экономическую, отличающуюся от американской. Так, например, Германия и Франция выступают против планов президента Буша свергнуть багдадский режим с помощью силы. Путин точно знает, что у него есть определённый коридор для политического манёвра в этой стратегической игре.

Контекст