1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мосты

В немецком селе Александровка

21.03.2002

Мы продолжаем поездку по Азовскому немецкому национальному району.

Сегодня наш путь лежит в бывшее немецкое село, со столетней историей – Александровку. Мы едем через новую часть районного центра Азово, отстроенную большей частью на средства Германии. Здесь много красивых особняков с ухоженными дворами, ровные дороги. В поездке в Александровку нас сопровождает заместитель главы администрации Эдуард Кербер.

- Господин Кербер, мы сейчас едем по новой части Азова, где выстроены красивые особняки. Некоторые газеты писали о том, что в этих особняках живут функционеры национального района.

- Дело в том, что эта информация не совсем верная. Да, здесь живут и функционеры тоже. Вот, посмотрите направо, огромный коттедж. Его площадь – 174 кв.м. Здесь живет водитель скорой помощи. У него большая семья. Практически здесь живет две семьи. Он с женой, сын его женат, и еще один сын тоже. Вот они все живут в этом коттедже.

А здесь живет семья из 11 человек. Глава семье работает в нашем коммунальном предприятии простым, рядовым рабочим, жена его и вовсе не работает. Слева живет предприниматель, который ранее был заместителем главы района по строительству.

- Нельзя сказать, что в этом районе живут только состоятельные немцы?

- Отнюдь. Вот, пожалуйста, белый домик. Здесь живет механик, который работает у нас в гараже. Чуть дальше живет районный военный комиссар.

- Эти дома принадлежат фонду национального района. Их ведь нельзя приватизировать.

- Это жилье построено на средства гуманитарной помощи. Оно не подлежит приватизации. А содержателем является фонд Азово. Люди платят за жилье, коммунальные услуги и т.д. Но они, в тоже время, сами вкладывают средства на его содержание.

- Если они надумают куда-то переехать, то должны будут освободить квартиру?

- Естественно. И ее займет тот, кто стоит на очереди. Здесь живет много учителей, врачей.

- А по какому принципу распределялось это жилье?

- По принципу потребности в специалистах. Когда создавался район, приезжало очень много людей. Район рос, развивался, нужны были специалисты. Нужны были врачи, учителя. Конечно же, мы в первую очередь предоставляли жилье тем людям, которые были нужны для перспективы. Естественно, что люди, которые здесь и ранее жили и работали, тоже попадали в такие коттеджи. В крайнем угловом доме живет глава нашей администрации.

- Дом довольно скромный.

- Да, он не из самых больших.

- Что это за здание, красивое, как церковь?

- Это здание строилось под банк, потом банк обанкротился, здание освободилось, и его у нас купило предприятие электросвязи. А далее, там где телефонисты строили свои офисы, там мы сейчас хотим неиспользуемое строение приспособить для строительства нашей районной больницы.

- Во многих домах живут не только семьи, там размещены организации. Почему?

- Когда мы начинали строить, на картинках проектов все казалось нормальным, а на месте эти здания оказались слишком большими. Ошибка проектировщиков. Некоторые дома оказались слишком дорогими из-за высоких цен на коммунальные услуги. Поэтому очень большие дома мы отдали под учреждение, которых у нас нет. Сегодня здесь размещается Центр детского творчества, Отдел образования, библиотека и здание Народного суда. В перспективе, если эти учреждения отстроят свои офисы, и если найдутся большие семьи, которые будут готовы занять это здание, то мы предоставим им такую возможность. А если нет, то мы найдем им другое применение. Может быть, отдадим его детям или разместим в нем какие-либо общественные организации.

-А сколько вообще таких коттеджей построено?

- В общей сложности 85 домов построено на средства Германии, они находятся сегодня в ведении Фонда Азово. Строились эти здания с 1992 по 1997 годы. Потом Германия остановило финансирование строительства. Люди стали строить частные дома. Они получали от района кредиты под пять процентов годовых на 10-20 лет.

- Бытует такое мнение, что немцы, которые приезжают из Казахстана в национальный район Азово, это временные жители, которые все равно уедут в Германию. Так ли это?

- Конечно, какой-то процент уезжает. Но многие и остаются. А есть случаи, что уезжают, а потом снова возвращаются. Процент тех, кто возвращается, конечно, очень мал. За эти десять лет около 15 000 людей уехало в Германию, а вернулось не более 15-20 семей. А есть и такие случаи, что люди вернулись оттуда, прожили здесь год, а затем вновь уехали в Германию.

- Вы могли бы о таких людях сказать, что они, как "перекати-поле"?

- Скорее, нет. Для людей это трагедия. Кто-то рвался поближе к своим родным, кто-то посчитал, что там лучше жить. А приехав туда, столкнулись с проблемами языка, работы. И подумав, решили вернуться. Но просчитались в том, что они не могли уже вернуться к тому, что у них было здесь прежде. Сравнили. Ситуация усложнилась, стало хуже с работой сейчас, жилье, которое они сами строили, теперь они уже не получили. Приходилось ютиться где попало. Социальные гарантии, естественно, в Германии выше. Они подумали, прикинули и решили, что хоть и тяжело, но все равно, там будет легче жить. И снова уехали.

- Вот мы и приехали в Александровку. Раньше это был колхоз, а сегодня?

- Это был колхоз имени Тельмана, который влился в наш район. Когда прошел процесс акционирования – он стал АО «Александровское».

- Добрый день! Наверное, Вы и есть руководитель этого хозяйства?

- Да, я глава администрации, Анатолий Андреевич Циль. На этой должности с марта 1995 года.

- Вы родились и выросли в Александровке?

- Да, когда я родился, здесь был Азовский район, в 1948 году. В 1962 его упразднили. 30 лет мы относились к Щербакульскому району. Лишь 1992 году, когда был создан немецкий национальный район "Азово", мы снова в него вошли.

- Этому селу уже более 100 лет. Оно было чисто немецким селом, а что сегодня представляет собой Александровка?

- Здесь практически 99 процентов населения были немцами.

- А что сегодня?

- В настоящее время, естественно, немцев меньше, чем было тогда. Приезжают люди из Казахстана, из Средней Азии. Тоже немцы, но многие не знают языка, потому что они жили в таких условиях, когда не с кем было общаться.

- Александровка раньше считалась колыбелью народного творчества. Здесь проходили фестивали самодеятельности, пелись народные немецкие песни, на улицах говори по-немецки...

- Ансамбли, как были, так они у нас и остались. В то время в школе говорили по-немецки, в магазине и на улице тоже. Секретарь компартии приезжала и шумела: что такое, почему разговариваете по-немецки? Сейчас на улицах везде говорят по-русски.

- А местных жителей много осталось?

- Около 20 процентов.

- Те, кто уехал в Германию, приезжают в гости?

- Приезжают.

- Можно говорить о том, что у людей ностальгия по родине?

- Наверное.

- То, что Александровка относится к немецкому национальному району, наверное, помогает селу остаться немецким?

- Я думаю, что да. У нас здесь есть центр встреч, курсы немецкого языка.

- Немцы из Казахстана, приехавшие сюда, интересуются историей этого села?

- Они посещают музей. Некоторые хорошо уже знают, кто, где раньше жил и кем работал. Но у каждого человека свой интерес. У нас в Александровке, кто хочет работать – работу всегда найдет. У нас есть акционерное общество, крупное фермерское хозяйство, где работает 90 с лишним человек, есть маслозавод, пекарня, торговое предприятие, мясоперерабатывающий комплекс плюс социальная сфера: школа, садик, дом культуры, музей.

- Можно сказать, что переходный период уже завершается. И жизнь сейчас становится стабильной?

- Да. Если взять ситуацию пару лет тому назад, то многие акционерные общества, и не только у нас в районе, не могли выплачивать зарплату. Сейчас все стабилизировалось, и я считаю, что жизнь пошла на улучшение.

- Оказывает ли вам германская сторона поддержку и помощь.

- Когда немцы стали уезжать отсюда в Германию, за счет фонда Азово, за счет немецких денег, были закуплены дома. В эти дома, по ордерам, расселяли людей, приехавших из Казахстана и других регионов России. Если бы этого не было сделано, я не знаю, как бы все получилось.

- А Вы, как руководитель Александровки, что конкретно делаете для сохранения немецкого облика этого села?

- Наши местные жители знали, что можно делать, а что нельзя. Они знали, например, что дрова сложить перед домом – это неприлично. Но сейчас сюда приехали люди с разных концов страны, и там, где они раньше жили, у них было принято, где положил –там и порядок. Сейчас мы ведем разъяснительную работу. Но воссоздать ту Александровку, которая была раньше, сейчас очень и очень тяжело. Раньше можно было покрасить фасад, штакетники. Сегодня краска стоит 100-120 рублей. Бюджет не позволяет. Но многие справляются. Большая проблема у нас – водоснабжение.

- Раньше этой проблемы не было?

- Нет, проблема возникла недавно. Водопровод пришел в негодность. Трубы – ржавые, постоянные прорывы. И сейчас у нас тяжелое положение с водой.

- А есть такие жители Александровки, которые уехали в Германию, а потом, через некоторое время, вернулись назад, не прижились в Германии?

- По Александровке коренных вернулось пять человек и одна семья из Казахстана. все они не смогли адаптироваться в Германии, и у них хватило смелости вернуться назад.

- Вы их трудоустроили? Помогли найти жилье?

- Да. Трое живут в своих домах, в которых они прежде жили. Один свой дом даже не продавал. Чтобы нам сохранить село этническим немецким, мы через фонд Азово закупали жилье у отъезжающих, и держали его на случай, что все-таки приедут в эту деревню, будь то из Казахстана или Средней Азии, немецкие семьи. Ну, раз они там долго не прожили, эти дома никто не занял, а временно может, кто-то и жил. И вернувшись сюда, они получили возможность вернуться в это же жилье.

В селе Александровка мы побывали в нескольких семьях: у коренных жителей, не собирающихся уезжать в Германию, и у семьи, которая через два года вернулась назад в Александровку. Она жалеет лишь о том, что вообще стремилась на Запад.