В Монреале открылась Международная конференция по проблемам климата | Человек и природа | DW | 29.11.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Человек и природа

В Монреале открылась Международная конференция по проблемам климата

28.11.2005

В понедельник в канадском городе Монреаль открылась очередная конференция по защите климата. На нее съехалось несколько тысяч гостей со всего мира. Речь на этом весьма представительном международном форуме прежде всего пойдет о мерах по защите климата после 2012-го года, то есть после окончания действия Киотского протокола. Напомню, что это международное соглашение, призванное сократить выбросы парниковых газов в атмосферу, вступило в силу в начале нынешнего года – после многолетних и далеко не простых международных переговоров. Однако пока реальных результатов действия Киотского протокола что-то не заметно.

По идее, Киотский протокол был направлен на то, чтобы к 2010-му году сократить объемы выбросов вредных газов в атмосферу на пять процентов по сравнению с уровнем 1990-го года. В действительности, похоже, что за этот срок объемы выбросов на 10 процентов вырастут. Эксперты, и в их числе глава Потсдамского Института по проблемам климата Ханс-Йоахим Шелленхубер, бьют тревогу:

ШЕЛЛЕНХУБЕР: Ситуация на самом деле такова: в нашем распоряжении всего десять, может быть, пятнадцать лет, чтобы освоить инвестиции, направленные на экономию энергии и на сокращение эмиссий – без этого остановить глобальное потепление будет невозможно..

Для того, чтобы темпы глобального потепления замедлились ощутимо, необходимо, чтобы рост среднегодовых температур на планете не превышал двух градусов в год. Если выбросы углекислого газа останутся на сегодняшнем уровне, эта цель достигнута не будет. Киотский протокол действует лишь до 2012-го года. Последующее соглашение должно быть, главным образом, направлено на то, чтобы склонить к сокращению эмиссий Китай и Индию. Такого мнения придерживается и немецкая делегация в Монреале. Ее впервые возглавляет новый министр по делам охраны окружающей среды Зигмар Габриель. Он убежден в том, что не только развивающиеся государства, но и высокоразвитые промышленные страны должны разделить международные усилия по защите климата. В первую очередь речь идет об отказавшихся вступить в Киотское соглашение США и Австралии. Эксперты надеются, что США, пережившие недавно целую серию катастрофических ураганов, изменят, наконец, свою позицию в области защиты климата. Томас Лостер, глава мирового лидера среди перестраховочных компаний, немецкой Münchner Rück:

ЛОСТЕР: Представьте себе на минуту, сколько раз за последние два года над территорией США проносились разрушительной силы ураганы. По нашим данным, общественное мнение в Америке начинает меняться, люди постепенно понимают, что необходимы срочные действия. Я полагаю, что администрации США придется изменить свое мнение и признать, что игнорировать Киотский протокол и дальше просто невозможно.

После распада Советского Союза его ядерную инфраструктуру унаследовала Россия. Наследство это оказалось весьма опасным и проблемным – радиационные угрозы, опасность ядерного распространения, устаревшие технологии, проблемы с радиоактивными отходами. Недавно расположенный в Санкт-Петербурге Экологический Правовой Центр «Беллона» опубликовал на эту тему доклад, носящий подзаголовок «Необходимость реформ». Один из авторов доклада, Александр Никитин, — бывший офицер-подводник и инспектор ядерной безопасности, эколог, правозащитник. В феврале 1996 года он был арестован и обвинен в шпионаже за участие в написании доклада «Беллоны» о ядерной безопасности на Северном флоте. 10 месяцев провел в изоляторе ФСБ в Санкт-Петербурге, в декабре 1996 года освобожден из-под стражи.

Тем не менее обвинения с него сняты не были. Впервые Никитин предстал перед судом в 1998 году, годом позже – во второй раз. Приговор был оправдательный, однако государственный обвинитель потребовал пересмотра дела. Запрос был отклонен лишь 13 сентября 2000 года. Таким образом, с первого обвинения Никитина до вынесения окончательного решения прошло 4 года 11 месяцев и 8 дней. Сегодня Александр Никитин возглавляет Экологический Правовой Центр «Беллона». Я встретилась с ним в его офисе в Санкт-Петербурге и попросила рассказать о главных выводах доклада.

НИКИТИН: Болевые точки сосредоточены в основном в структуре атомной промышленности, которая осталась России в наследство от Советского Союза. Советский Союз – это была страна, которая развивала ядерную промышленность с целью использовать ее для военных программ. И даже когда говорят о так называемом «мирном атоме», то есть об атомных электростанциях, мы заявляем, что в чистом виде мирного атома нет. Каждая атомная станция нарабатывает в своих реакторах плутоний, который может быть использован для производства ядерного оружия. Атомная промышленность, которая была создана во времена Советского Союза, этот монстр, это государство в государстве, - существует теперь в России. Россия должна изменить ее структуру, потому что в этом виде она России не нужна. Ни технически, ни технологически она уже не соответствует современным требованиям. Эта структура ущербна экономически. Она высасывает из бюджета очень много денег, причем не только из бюджета российского, но и из бюджета других стран. Ведь на российскую ядерную промышленность работает очень много международных программ и проектов. Финансирование этих программ и проектов весьма масштабно, в том числе и со стороны таких стран, как Германия, скандинавские страны, США.

Нынешняя стратегия российской атомной промышленности – тупиковая, - считает Александр Никитин. Она предполагает замкнутый топливный цикл, в процессе которого остается большое количество радиоактивных отходов. Это экономически невыгодно. Россия строит завод по переработке отработавшего ядерного топлива РТ2 в Красноярске, в дополнение к РТ1, который уже работает в Челябинске. Она пытается заполучить на свою территорию отработавшее ядерное топливо других стран, для того, чтобы потом перерабатывать его на своих заводах.

НИКИТИН: При переработке с одной тонны отработавшего топлива получается двадцать тонн радиоактивных отходов, которые Россия до недавних пор выбрасывала в окружающую среду – в водоемы, в атмосферу, в землю. Мы говорим о том, что Россия должна остановиться и оценить, сколько потребуется денег для очистки всех ныне загрязненных территорий.

В докладе «Беллоны» перечисляются основные задачи, которые, по мнению экологов, Россия должна выполнить в ближайшее время. В частности, атомная промышленность должна перейти на самоокупаемость. А кроме того…

НИКИТИН: Россия должна прекратить строить атомные станции, которые, как я уже сказал, никогда не бывают мирными, за рубежом - в Иране и других странах азиатского региона. Это достаточно опасно. Россия должна прекратить развивать такие авантюрные проекты, как строительство плавучих атомных станций с последующей продажей их в африканские, южноамериканские и азиатские страны. Это очень опасно с точки зрения распространения ядерных материалов и ядерных технологий. Россия должна закрыть атомные станции, которые выработали свой ресурс и прекратить практику продления срока действия таких станций. Это опасная практика.

Вместо того, чтобы строить вдоль берега Ледовитого океана плавучие АЭС, нужно научиться использовать альтернативные источники энергии, в частности, силу ветра. По данным руководителя Экологического центра «Беллона» Александра Никитина, ветропотенциал на севере России - самый большой в мире.

С 1990-го года в Германии ежегодно присваивается звание «менеджера года» в номинации экология. Всемирный фонд защиты природы и журнал Capital отмечает таким образом предпринимателей, уделяющих в своей деятельности большое внимание охране природы.

Премии присуждаются сразу в трех категориях: крупных концернов, среднего бизнеса и за особые заслуги. В нынешнем году «менеджером года» в категории «крупный концерн» стал глава германского производителя спортивных товаров Adidas-Salomon Херберт Хайнер (Herbert Hainer). Adidas-Salomon является вторым по величине представителем отрасли на планете – после американской фирмы Nike. По всему миру на немецкий концерн работает более 800 поставщиков, или 440 тысяч человек – по большей части в развивающихся или пороговых странах. И от всех них Adidas-Salomon требует соблюдения строгих экологических и социальных норм. Именно это и послужило основанием для номинации, - объясняет представитель Всемирного фонда дикой природы Бернард Бауске (Bernhard Bauske):

БАУСКЕ: Это означает, что фирмы-поставщики, большинство которых расположено в странах третьего мира, в Юго-Восточной Азии, обязаны соответствовать стандартам, предъявляемым концерном Adidas - Salomon . Это касается, например, минимальной заработной платы или экологии. Им приходится учиться экономить электроэнергию и отходы, отказываться от использования в производстве вредных субстанций. Мы считаем, что сегодня, в век глобализации, ориентироваться нужно именно на такую бизнес-стратегию: если производишь в других странах, изволь следить за соблюдением экологических и социальных норм.

Глава концерна Adidas-Salomon Херберт Хайнер признает, что такая политика во многом направлена на улучшение имиджа предприяния. Однако не в последнюю очередь она объясняется и чувством социальной ответственности, которое он испытывает за своих рабочих, не забывая, впрочем, и о рентабельности производства. Херберт Хайнер утверждает, что от соблюдения строгих экологических критериев прибыль не страдает. Правда, назвать конкретные цифры он затрудняется:

ХАЙНЕР: Я думаю, измерить это невозможно. Ведь в конечном итоге улучшается имидж компании, к тому же, персонал трудятся с большей охотой и большей отдачей. Измерить то, насколько быстрее они работают или насколько меньше делают ошибок, довольно трудно. Но лично я абсолютно убежден в том, что у нас люди работают и лучше, и эффективнее.

Всемирный фонд дикой природы с этим вполне согласен. Правда, он не преминул указать концерну Adidas-Salomon на то, что неплохо было бы строже контролировать соблюдение норм. В настоящий момент проверками, а также обучением менеджмента, занимается 35 сотрудников головного концерна, - отметил Херберт Хайнер.

ХАЙНЕР: Я сторонник того, что качество не надо контролировать, его нужно просто производить. Это значит, нам необходимо так обучать владельцев фабрик и менеджеров, чтобы они впоследствии сами вели контроль, сами улучшали производство. В конце концов проверять все до последнего метра мы не можем. Поэтому я и говорю: нужно убеждать людей, и это нам удается все лучше.

Ну, не забудем о и других лауреатах премии «Менеджер года» в номинации экология. В этом году им стал и Вольфганг Гутберлет (Wolfgang Gutberlet), глава сети супермаркетов Tegut. Ассортимент магазинов Tegut на десять процентов состоит из биопродуктов с сертификатом качества – против двух процентов в других супермаркетах. Кроме того, Tegut по возможности закупает продукты в той же местности, где продает.

И последний приз: особый. Его в этом году получил изобретатель из Саксонии Бодо Вольф (Bodo Wolf). Он разработал специальную технологию получения бензина и солярки из биомассы – дерева или соломы. Запускать эту технологию в производство пока преждевременно, - считают представители Всемирного фонда дикой природы, - однако когда-нибудь дойдет и до этого. Некоторые автомобилестроительные концерны уже проявили свою заинтересованность. Теоретически топливо, полученное по методу Бодо Вольфа, сможет покрыть 25 процентов потребности немцев в бензине и солярке. Сотрудник Всемирного фонда дикой природы Бернард Бауске в восторге: теперь дизель можно будет производить не только из рапса.

БАУСКЕ: Это значит, у нас появляется возможность получать топливо из природных ресурсов. Надо только следить за тем, чтобы производство биомассы было экологическим, чтобы не начались, например, сплошные вырубки лесов. Мы считаем, что следить за этим входит в нашу задачу.