1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

В Минске появится парикмахерская для собак

Скоро в Беларуси откроется первый парикмахерский салон для собак. Пока будущие мастера набивают руку на бесплатных стрижках – от клиентов нет отбоя.

default

Представьте себе высокий столик с вмонтированным кронштейном, будто для лампы. Но вместо плафона – веревка с петлей. Получается такой макет виселицы. В петле обреченно сидит Кирилл. Он пудель, и поэтому его стригут подо льва. Поведение пса безучастное и только во влажных глазах 36-ым кеглем: «Люди, я вас любил!»

Я бы в грумеры пошел, пусть меня научат…

«Виселица» для того, чтобы непоседливый клиент не спрыгнул и не ушибся, объясняет Светлана Никитина, а также для ситуации наоборот: «иногда собаки начинают засыпать. Когда они засыпают, то пытаются упасть. Это в качестве улавливателя тоже очень хорошо срабатывает».

В подтверждение этих слов Кирилл отчаянно зевает, а то, что я принял за скорбный взор, оказалось просто скукой. На стрижку собаки средних размеров у профессионала уходит 2-3 часа.

Светлана Никитина – профессиональный грумер – то есть собачий парикмахер. Она работает в основном в Санкт-Петербурге, а в Минск приехала обучить персонал первого в стране салона для собак.

«Собачий парикмахер должен быть уверенным и спокойным», - Светлана знакомит с азами профессии своих учеников. Собаки прекрасно все чувствуют и понимают. И, по словам Светланы, даже способны оценить работу профессионала: «Вплоть до походки. Многие хозяева отмечают, что собака, которая пришла на стрижку, шлепая по лужам, идет обратно, обходя эти лужи очень манерной походкой и степенно, по-царски себя ведет».

Ее собачье дело

В Беларуси заняться собачьим делом решила экономист Лариса Фролова.

«У кого нет собаки, может сказать: «Ну, уже совсем с ума сошли!» - парикмахерские для собак, одежда и так далее. На самом деле это надо».

Кроме желающих стать грумерами уже нашлись и специалисты по индивидуальному пошиву одежды для собак и даже по писанию их портретов.

Еще одно уникальное направление бизнеса, которое разрабатывает Лариса Фролова, это могилы для собак. В отличие от соседей, в Беларуси специалистов похоронить любимцев семьи по-человечески, нет.

«Представляете 15 лет жить вместе. Настолько привыкают люди, что собака становится членом семьи. Я не преувеличиваю, у меня у самой собака. Те, кто живут в домах совместного пользования, конечно, не так, а те, у кого коттеджи есть…очень даже прилично можно похоронить».

Цены кусаются

Но это пока мечты. Цены и соответственно успех первой официальной парикмахерской для собак во многом зависят от того, за сколько Ларисе Фроловой удастся арендовать помещения. Частные грумеры берут от 15 до 30 долларов за стрижку, в салоне будет дороже, но и сервис иной.

Для сравнения только в Санкт-Петербурге уже больше 20 салонов. Впрочем, предупреждает опытная Светлана Никитина:

«Эта работа тяжелая как физически, так и морально. Вы можете встретить собаку с дурным характером, злопамятную. Они часто как люди. Если вы не любите собак, а пришли в эту профессию, чтобы получить гонорар за сделанную работу – вы не сможете работать».

Наконец постриженный, сфотографированный и возвращенный на землю пудель Кирилл идет на встречу с хозяйкой – владельцы не должны присутствовать при работе грумера. Обида, что хозяйка оставила его одного, проходит у пуделя быстро, в глазах и пса, и хозяйки радость.

Дело не только в деньгах, оправдывает выбор бизнеса Лариса Фролова: «На питомцев готовы многие хорошие деньги тратить. Но честно говорю, ну такие они красотулечки! Ой, какие лапочки!»