1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

В Киргизии пропал без вести член оппозиционной партии

В Киргизии пропал без вести член оппозиционной партии "Ар-Намыс" Тынчтыкбек Дулатов. Об этом сообщил руководитель штаба партии Эмиль Алиев. По его словам, в конце минувшей недели Дулатов был вызван на встречу со следователем Бишкекского городского управления внутренних дел Зоей Кожобековой, но домой не вернулся.

Супруга Дулатова сообщила, что в день исчезновения следователь Кожобекова позвонила к ним домой и угрожала арестовать и посадить в тюрьму оппозиционера, если он не явится в милицию в течение часа. По мнению Галины Дулатовой, было непонятно, вызывает ли следователь члена партии "Ар-Намыс" для очередного допроса, или намерена заключить его под стражу. Сама Кожобекова заявила, что ее телефонный звонок имел только уведомительный характер. Следователь утверждает, что в тот день Дулатов не пришел в управление внутренних дел для допроса. Члены оппозиционой партии "Ар-Нымыс" считают, что преследование Дулатова органами юстиции по обвинению в похищении человека связано с тем, что он обнаружил и обнародовал многочисленные факты нарушений во время проведения референдума в феврале этого года. Они сообщили, что в марте, во время первого допроса, сотрудники милиции угрожали Дулатову тюрьмой. Члены партии заявили, что в течение последних 10 лет киргизские власти пытаются всячески помешать деятельности партии. По их словам, членам "Ар-Намыс" и их родственникам постоянно угрожают увольнением с работы, если они не прекратят свою деятельность. Оппозиционеры сообщили, что сотрудники Службы национальной безопасности Киргизии оказывают давление на членов "Ар-Намыс". Между тем, бишкекское УВД сообщило, что уголовное дело, возбужденное против Тынчтыкбека Дулатова, не является политическим. Фактов нарушений его прав и свобод не имеется. УВД заявило, что все проведенные следственные действия выполнены без нарушений действующего законодательства страны.

Саида Юсупханова, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА

Контекст