1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

В Киргизии отменили смертную казнь. Кто следующий?

Как отнеслись в других центрально-азиатских республиках к такому решению ? Кто следующий пойдет на подобный шаг?

На днях президент Киргизии Курманбек Бакиев, подписал указ об отмене смертной казни. До этого времени, напомню, в республике действовал мораторий на применение высшей меры наказания. Отмена смертной казни в Центральной Азии - новость почти сенсационная. И трактуют ее уже по - разному. Одни говорят, что это попытка доказать Западу приверженность демократическим стандартам. Другие считают, что это приведет лишь к негативным последствиям, причем не только в Киргизии, но и во всем центрально- азиатском регионе. Как известно, в Киргизии самый высокий уровень преступности. Кроме того, постоянно сохраняется угроза распространения терроризма и экстремизма. А смертная казнь - наказание за самые тяжкие преступления. Неизвестно, что произойдет с теми, кого однажды приговорили к высшей мере наказания. Ведь в республике нет специальных тюрем, для содержания пожизненно осужденных. Много и других вопросов. А какова ситуация в других странах Центральной Азии? Намерены ли они пойти по пути Киргизии? И к чему все это приведет? Об этом пойдет речь в нашей постоянной рубрике сегодня с Натальей Поздняковой .

Отмена смертной казни в Киргизии стала лишь частью так называемого процесса гуманизации уголовного законодательства республики, закон о котором на днях подписал президент Киргизии Курманбек Бакиев. Отныне исключительной мерой наказания должно стать пожизненное заключение. Как отнеслись к этой новости в Киргизии? Какая реакция последовала со стороны правозащитников и самих заключенных? Об этом рассказывает наш корреспондент в Бишкеке Виталий Катаргин:

Запрет на смертную казнь в Киргизии был введен еще в ноябре прошлого года с принятием новой конституции. Однако в уголовном кодексе все это время подобная статья сохранялась. Более того, суды продолжали выносить смертные приговоры. В исполнение они, правда, уже не приводились. С 1998 года в республике действует мораторий на их
исполнение. И вот, спустя более чем полгода, в соответствие с новой
конституцией наконец-то приведено и уголовное законодательство
республики. В виде исключительной меры наказания теперь может назначаться лишь пожизненное заключение. Новые изменения предусматривают и другие виды
наказания не связанные с лишением свободы. Это, к примеру, штрафы и
общественные работы. Речь, разумеется, идет о преступлениях, которые не носят тяжкий характер.
Но все это должно позволить сократить общую численность заключенных.
Сегодня в киргизских тюрьмах находятся около 16 тысяч человек. И
государству такое бремя непосильно, говорит руководитель пресс-службы
главного управления исполнения наказаний Сергей Сидоров.

-Мы не будем содержать людей, которые, предположим, за кражу буханки хлеба получили восемь лет тюремного заключения. Разумно ли это для государства? Наоборот, это слишком накладно для государства. В новом законе определены и другие виды наказания - штрафы, административная ответственность. Уменьшится армия заключенных, освободятся средства. Так не лучше ли эти средства пустить на улучшение условий содержания других осужденных. У нас очень тяжелая ситуация сложилась с осужденными,
которые приговорены к исключительной мере наказания. У нас нет условий их содержать. А во-вторых, мы отказываемся от смертной казни. Поэтому нужны специальные колонии для пожизненного заключения. У нас их нет.



Киргизские правозащитники наиболее важным шагом на пути гуманизации уголовного законодательства считают именно отмену смертной казни. Как
подчеркнула в интервью «Немецкой волне» руководитель правозащитного
центра «Кылым Шамы» Азиза Абдирасулова, этого закона в республике ждали уже давно.


-Я как правозащитница жизнь всегда выше ставлю, чем смерть. Пусть
пожизненно в тюрьме, но они будут жить своей жизнью, которая дана богом. Ни одна страна еще не может похвастаться тем, что с применением смертной казни снизилась преступность. Государство не должно быть карательным органом. Необходима еще и воспитательная работа.

В то же время сегодня в Киргизии около 180 человек приговорены к смертной казни. В свете нового закона их статус должен быть пересмотрен. Их не могут отправить в обычные колонии, а специальной в стране нет. Большая часть «смертников» находится в СИЗО номер один города Бишкек. В других городах они также содержаться в следственных изоляторах. Как правило, это подвальные помещения. Содержатся они там годами без
прогулок и свежего воздуха по пять шесть человек в одной камере, хотя по
инструкции ГУИН осужденных к исключительной мере наказания должны
размещать по одному. По словам омбудсмена Киргизии Турсунбая Бакир уулу, некоторые «смертники» не могут вынести те нечеловеческие условия, в которых они находятся, и кончают жизнь самоубийством. Умирают они также от туберкулеза и других болезней, потому что медицинское обслуживание для них практически отсутствует, говорит Турсунбай Бакир
уулу.


- Со всеми ними я не раз встречался. Поступают жалобы от тех, кто
приговорен к смертной казни. Они приводят факты смерти многих, кто
приговорен к смертной казни. У нас был конфликт с Верховным судом
Киргизской республики, когда они разозлились, что мы все время требуем
предоставления их уголовных дел, а это огромные тома. Нам удалось одно - два дела пересмотреть, и смертная казнь было заменена лишением свободы. Но другие уголовные дела решить в пользу заявителей очень трудно. Вот я разговаривал со смертником, он говорил, что ему не надо заменять
смертную казнь, что он убил человека жестоко и согласен с этим. Но
следователи начали его избивать и «навесили» на него еще два трупа. И
эти люди «берут» нераскрытые кражи, убийства, ограбления. Все они
«берут». А милиции что надо? Отрапортовать, что у них работа улучшилась.


Полную отмену смертной казни приветствуют все киргизские правозащитники. Но при этом они считают, что должны быть пересмотрены и дела многих осужденных, кто был ранее приговорен к высшей мере наказания и теперь
обречен на пожизненное заключение

Киргизия на сегодняшний день, пожалуй, одна из первых центрально-азиатских республик, где отменили смертную казнь. Но во всем регионе, тем не менее, не прекращаются дискуссии по этому поводу . Возможно, это объясняется тем, что смертная казнь применяется в отношении осужденных по «тяжелым» статьям, таким как, например, терроризм. А в Центральной Азии постоянно существует угроза распространения исламского экстремизма и терроризма. Тем не менее, например, в Таджикистане с 2004 года действует бессрочный мораторий на смертную казнь. Причём, он введён не только на применение, но и на вынесение судебных решений в виде высшей меры наказания. Всем, кто на тот момент был приговорён к смертной казни, ее заменили на пожизненное заключение. Как утверждают противники отмены смертной казни в республике, для того чтобы пойти на этот шаг, необходимо провести референдум по изменению 18-ой статьи конституции, допускающей применение исключительной меры наказания – а это слишком дорогостоящие мероприятие для госбюджета. Однако проректор Академии МВД Таджикистана Карим Солиев, считает, что никаких правовых препятствий на пути к отмене смертной казни в Таджикистане нет:

- Имеются все предпосылки – и политические, и правовые, и социальные – для того, чтобы отменить в Таджикистане смертную казнь. Уже почти 4 года у нас действует мораторий на применение смертной казни, и, как показывает практика, за это время тяжких преступления против личности, в частности убийства, не получили большего распространения, чем раньше. Напротив, были годы, когда этот вид преступлений пошёл на снижение. Некоторые у нас в стране ссылаются на статью 18 Конституции Таджикистана, которая допускает применение смертной казни. А для того, чтобы отменить смертную казнь в республике, якобы, необходимо провести референдум, который является дорогостоящим мероприятием. Но я, как юрист, считаю, что с правовой точки зрения референдум проводить необязательно. Наш парламент – Маджлиси Оли – просто должен принять правовой акт, толкование конституции, в котором будет указано, что применение смертной казни в мирное время у нас запрещено, а согласно Второму факультативному протоколу, допускается применение смертной казни в военное время за совершение особо опасных преступлений военного характера. И все проблемы были бы решены.

Указ об отмене смертной казни полтора года назад подписал и президент Узбекистана Ислам Каримов. Но вступает в силу этот указ лишь с 1 января 2008 года. Глава государства в этой связи заявил журналистам, что отмена смертной казни не исправит положение в пенитенциарной системе. А срок в полтора года между подписанием указа и вступлением его в силу необходим, для того, чтобы построить новую тюрьму для пожизненно осужденных, она, кстати, будет рассчитана на триста мест. А также для того, чтобы пострадавшие от рук преступников осознали, что казнь - это не выход. Напомню, что сейчас к высшей мере наказания в республике приговаривают по двум статьям - терроризм и умышленное убийство. С 1 января 2008 года смертную казнь заменит пожизненное заключение. Но правозащитница Тамара Чикунова, которая возглавляет в Узбекистане неправительственную организацию «Матери против смертной казни и пыток», считает, что за полтора года смертная казнь может быть применена еще по отношению ко многим осужденным.

-Но конечно, хотелось бы, чтобы в этом указе было написано больше по факту того, что будет с теми, кто сейчас приговорен к смертной казни. Указ не затрагивает эту категорию людей. Здесь не говорится о том, что замена смертной казни будет только пожизненное заключение. Здесь будет два вида наказания: большой срок лишения свободы и пожизненное заключение. Что будет с теми, кто уже находится в камере смертников? Будет ли для них заменена смертная казнь на лишение свободы, и на какие сроки? Этот указ не отвечает на этот вопрос.
У нас пока только идет процесс по отмене смертной казни. У нас перед отменой смертной казни нет моратория. И я хотела бы, чтобы президент наложил сейчас мораторий до полной отмены смертной казни. И я не хочу также, чтобы матери оплакивали своих детей и жили в ужасных пытках и жили до конца своих лет, не зная, где похоронены их дети.

Это было мнение Тамары Чикуновой, руководителя неправительственной организации « Матери против смертной казни и пыток ». Личная трагедия Тамары Чикуновой, когда в Узбекистане по ошибке был приговорен к высшей мере наказания, а затем казнен ее сын, побудила правозащитницу к тому, чтобы создать такое объединение. Подобная организация существует и в Германии. Ее основали противники смертной казни. Среди них человек, который был осужден и провел в камере смертников одной их американских тюрем более 16 лет. А потом его оправдали и выпустили на свободу. Продолжает тему Ирина Маковецкая.

Общественная организация Alive была основана в Германии в августе 2000 года и сейчас насчитывает более 200 участников в Германии, в других странах Европы и США. В основном, деятельность организации сфокусирована на США, где в 38 штатах все еще применяется смертная казнь. Для приговоренных к высшей мере наказания, Alive издает специальный журнал и помогает им поддерживать связь с внешним миром. Один из членов член организации Alive , Марк, переписывается с тремя смертниками из американской тюрьмы.

-Если бы я мог, я бы сразу отменил смертную казнь. Это варварский метод. Конечно, те, кто совершил преступление, должны быть наказаны, но не с помощью смертной казни. Когда человек мертв, он уже ничего не может в себе изменить.

В одной камере смертников, вместе с тремя осужденными, с которыми переписывается Марк, когда-то находился и Хуан Роберто Мелендес. Его тоже приговорили к смертной казни.

В ожидании исполнения приговора он провел в тюрьме 17 лет 8 месяцев и 1 день. Мелендес приехал в США из Пуэрто-Рико подработать на уборке урожая. Однажды к нему пришли полицейские, обвинили в убийстве и арестовали, а уже через неделю суд на основании показаний двух свидетелей приговорил 33-летнего пуэрториканца к смерти. Мелендес написал множество жалоб на приговор, утверждая свою невиновность. И только через 16 лет обстоятельствами его дела всерьез заинтересовались прокурор и суд, и в результате нашли реального убийцу. Вот что говорит об этом Мелендес:

-Убийства с особой жестокостью, как это было в том случае, в котором меня обвиняли, всегда политические. Общество требует найти виновного, и чтобы ему угодить, полиции нужен был хоть кто-то. А если у тебя нет денег, то адвокат весь твой процесс проспит. И еще, безусловно, расизм.

После освобождения Хуан Роберто Мелендес посвятил себя правозащитной деятельности совместно с организацией Alive. Он ездит по США, Канаде, Европе, собственной историей агитируя людей отказаться от применения смертной казни.

На сегодняшний день каждый пятый приговоренный к высшей мере наказания в США пользуется помощью организации Alive. Говорит сотрудник организации Зита Фугт:

-Цель нашей работы в том, чтобы морально поддерживать приговоренных к смертной казни, и распространять в мире информацию о недопустимости смертной казни. Мы - Alive - уверены в том, что право на жизнь основополагающее, и его ни у кого отбирать нельзя, даже если человек сам совершил убийство. Для нас важно нести идею: смертная казнь - это всегда неправильно, убивать – неправильно. Это очень жестоко, потому что такие невиновны, как Мелендес, могут быть приговорены к смерти.