1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Рынок и человек

В какой мере немцы готовы ради карьеры покинуть Германию?

24.08.2005

Сегодня мы поговорим о мобильности населения, трудовой миграции и «утечке мозгов». Вы узнаете, насколько высока готовность сегодняшних немцев ради карьеры покинуть свою родную Германию и уехать на работу в другую страну или даже на другой континент. А затем вы познакомитесь с немецкими биотехнологами, обосновавшимися в Японии, и врачами, перебравшимися из ФРГ в Швецию.

На прошлой неделе страна иммигрантов Австралия объявила об очередной, на этот раз – самой крупномасштабной за последние полстолетия кампании по привлечению иностранных специалистов. Уровень безработицы в Австралии упал на самый низкий уровень за последние 28 лет, а экономика продолжает стабильно расти, и теперь пятому континенту срочно требуются не только топ-менеджеры и высококлассные программисты, но и обычные парикмахеры, санитары, водопроводчики – в общей сложности 20 тысяч квалифицированных работников. Рекламные мероприятия по их привлечению пройдут в ближайшее время в Индии и некоторых других азиатских странах, в США и в целом ряде европейских столиц, в том числе и в Берлине. И я не исключаю, что именно в Германии число желающих отправиться на заработки в далёкую Австралию может оказаться достаточно большим. Во всяком случае, об этом говорят результаты социологического исследования, с которым вас сейчас познакомит Марина Борисова:

Немцев часто упрекают в том, что они немобильны. Считается, что они скорее построят дом и останутся в этом доме до конца своей жизни, чем ради карьеры поменяют место жительства…

...говорит Гётц Лахманн (Götz Lachmann), пресс-секретарь химического концерна Sasol Olefins & Surfactants. Чтобы подтвердить или опровергнуть сложившийся стереотип, эта транснациональная компания провела исследование, опросив тысячу жителей Германии. Главное, что предстояло выяснить – готовы ли немцы покинуть родную страну и если да, то по каким причинам? В качестве разминки участникам был задан вопрос: а готовы ли они вообще работать в интернациональной команде? Оказалось, что абсолютному большинству перспектива оказаться в мультикультурной среде нравится.

87 процентов, что, на самом деле, невообразимо много, ответили, что будут отлично чувствовать себя в команде, состоящей из людей разных национальностей и разных культур. Оказывается, сегодняшние немцы, в большинстве случаях, не испытывают во время работы вообще никаких проблем на межнациональном уровне. А ведь раньше считалось, что иностранцам найти общий язык с немцами весьма трудно, что они в межнациональном общении тяжёлые.

Бытовало мнение, что самое большое, на что готовы немцы - это совместная работа с американцами или со своими ближайшими европейскими соседями.

Однако работающие немцы и немки осознали, что мы живем в условиях глобальной конкуренции и что они должны уметь садиться за один стол с людьми даже из дальних стран, чтобы вместе работать.

Итак, опрос, проведённый по заказу концерна Sasol Olefins & Surfactants, показал, что сегодняшних немцев не смущает перспектива оказаться на работе среди иностранцев. Однако главная цель проведенного исследования состояла всё же в другом: выяснить степень мобильности современного поколения работающих немцев. Иначе говоря, заказчика опроса интересовало: насколько тяжелы сегодняшние немцы, но не в роли сотрудников многонациональной компании в Германии, а насколько они тяжелы «на подъем» в условиях глобализации. И выяснилось, что готовность переехать в другую страну, более того, на другой континент, в сегодняшней Германии весьма высока. Так, согласно результатам опроса, каждый четвертый не исключает возможности переезда в Южную Африку, а каждый второй совсем не против поработать в Австралии. Правда, гораздо ближе немцам все же «старушка Европа».

63 процента опрошенных, то есть почти две трети, легко могут себе представить переезд ради работы в Австрию.

Италия и Франция – тоже весьма популярны. Интерес работающих немцев к этим странам составляет, соответственно, 48 и 46 процентов. Что касается рейтинга Восточной Европы и, в частности, России, то тут ответ Гётца Лахмана был вежливо-уклончивым.

Конечно, у нас был вопрос и о странах Восточной Европы, и о готовности уехать еще дальше на восток, например, в Японию. В принципе, смысл большинства ответов сводится к тому, что многие не видят проблемы в том, чтобы переехать в другую страну. Прежде всего, потому, что экономическая ситуация во многих странах сейчас лучше, чем в Германии.

Таким образом, высокая степень готовности покинуть Германию связана с надеждами получить за границей более перспективную и более высокооплачиваемую работу.

Это прежде всего экономические причины! Лишь немногие говорят, что их интересует другая культура, и мало кто хотел бы просто «сменить обстановку», поработать в другом окружении. Подобные доводы при аналогичных опросах часто приводят студенты. А люди, уже работающие, которым необходимо обеспечивать себе средства на жизнь, отвечают следующим образом: «Если отъезд за границу будет оправдан по экономическим причинам, то я пойду на это».

По словам Гётца Лахмана, чаще всего подобный ответ можно услышать от граждан Германии в возрасте от 30 до 45 лет, которые работают по своей специальности, при этом не имеют семьи. Но даже если они готовы вступить в брак, дети в их планы пока не входят. Именно такой социально- психологический портрет жителя Германии, наиболее расположенного к трудовой эмиграции, составили исследователи компании Sasol Olefins & Surfactants. При этом среди тех, кто готовы уехать, абсолютное большинство - 69 процентов опрошенных – своим главным побудительным мотивом называют карьерные соображения.

56 процентов будут готовы уехать, если в Германии ухудшится экономическое положение. Выходит, что в ближайшие годы мобильность немцев будет напрямую зависеть от экономических реформ в стране.

Было бы интересно провести аналогичное исследование через год, то есть спустя определённое время после федеральных выборов, которые состоятся в Германии этой осенью. Если экономическая ситуация в стране серьёзно улучшиться, то могу с уверенностью сказать: большинство тут же вернется назад, и многие, кто подумывал поискать работу за рубежом, скажут: «Если можно и не уезжать за границу, то я с удовольствием останусь в Германии».

Главный вывод проведённого исследования, по словам Гётца Лахмана, состоит в следующем: сегодняшние немцы открыты миру, готовы достаточно гибко реагировать на меняющиеся обстоятельства и куда более мобильны, чем до сих пор считалось. Это не может не радовать, подчёркивает пресс-секретарь концерна Sasol Olefins & Surfactants. Единственное, что искренне огорчило учёных, проводивших исследование, - это меркантильность опрошенных и отсутствие у них романтических порывов.

Для всех нас большим разочарованием стал тот факт, что большая любовь оказалась лишь на четвертом месте среди причин, которые могут побудить покинуть родную страну. При этом гораздо больше мужчин, чем женщин, готовы последовать за своей второй половиной, если она уедет за рубеж. Так что большие деньги важнее большой любви.

Итак, готовность немцев покинуть Германию ради более выгодной и более перспективной работы весьма высока. И статистика это подтверждает: ежегодно из страны навсегда уезжают более 100 тысяч немцев. Причём, обратите внимание, речь идёт, как правило, не о безработных, не о тех, кто не имеет квалификации, а о вполне трудоустроенных профессионалах. Их не нищета гонит в эмиграцию, а застой в высокоразвитой, но утратившей динамику немецкой экономике, предоставляющей ныне слишком мало возможностей для профессионального, карьерного роста. Так что Германия сталкивается здесь уже не просто с трудовой миграцией, а с «утечкой мозгов». Вот вам конкретный пример.

В Японии социальный статус учёного намного выше, чем в Германии или в Соединённых Штатах. Поэтому здесь, в Японии, мы опираемся на очень широкую поддержку населения, тогда как в остальных странах мира отношение к нам скорее критическое.

…с явным чувством сожаления говорит Николаус Мюллер, научный директор исследовательского центра регенеративной медицины, открытого летом прошлого года немецким фармацевтическим концерном Schering в японском городе Кобе. Вернее, центр расположен на острове у берегов Кобе. На этом острове японское правительство разместило Институт биологии развития РИКЕН, в котором трудятся сейчас около пятисот учёных. А по соседству с этим государственным институтом свои собственные исследовательские центры и филиалы открыли частные медицинские фирмы – в общей сложности 62 японские компании и 13 зарубежных. Нигде в мире нет другого такого места, где бы государство столь активно поддерживало взаимодействие фундаментальной науки и бизнеса в области биологии и биотехнологии.

В Германии мы имеем отдельные примеры очень хорошего сотрудничества между фирмами и научными институтами, но нет целостной системы взаимной интеграции науки и бизнеса, которая позволяла бы использовать результаты фундаментальных исследований в клинической практике. И уж тем более нет никакой последовательной и конструктивной поддержки со стороны государства.

… подчёркивает Николаус Мюллер. А в Японии государство вот уже более десяти лет целенаправленно стимулирует развитие биологических исследований, потому что осознало: во-первых, стареющему японскому обществу нужны всё более эффективные лекарства, во-вторых, биотехнология и регенеративная медицина способны дать мощнейший импульс национальной фармацевтической промышленности. При этом в Японии, в отличие от Западной Европы и особенно Германии, не испытывают никаких моральных, этических сомнений в необходимости изучения стволовых клеток, в том числе и эмбриональных.

Из-за очевидного отторжения понятия «стволовые клетки» и отказа германских властей целенаправленно поддерживать научное изучение эмбриональных стволовых клеток японцы обогнали нас на пять, шесть, семь лет. Можно ли наверстать упущенное? Понимаете, в науке это почти целое поколение, и мы отстали на это поколение из-за отсутствия в данной области какой-либо концепции.

Именно поэтому немецкий фармацевтический концерн Schering открыл центр регенеративной медицины не в Берлине по соседству со своим головным предприятием, а на далёком острове близ города Кобе. Именно поэтому в Японию уехал Николаус Мюллер, ставший научным директором центра, а также целый ряд немецких учёных-биологов, которые не видели возможности реализовать свой творческий потенциал у себя в Германии.

А вот немецкие врачи перебираются в Швецию из-за условий труда:

Всем известно, что условия труда там более простые и приятные. Рабочий день, действительно, нормированный, нет такой жёсткой иерархии, как в Германии, работа в больнице весьма разнообразная, вы не привязаны лишь к одному отделению.

…считает младший ординатор Александра Шёнхерр. Ей 31 год, она уже поработала в немецких больницах и теперь собирается уехать в Швецию. Для этого она и ещё 44 молодых медика из разных городов Германии пришли в Берлине на информационный вечер, организованный по инициативе шведских больниц, приглашающих к себе на работу немецких специалистов. Подобные мероприятия шведы проводят в Германии два раза в год. В результате только за последние четыре года в эту скандинавскую страну переехали почти 500 немецких врачей, а также свыше ста медсестёр и стоматологов. Почему они уезжают? Хильмар Гербер, вот уже шесть лет работающий терапевтом в одной из больниц Стокгольма, полностью подтверждает ожидания Александры Шёнхер.

По сравнению с Германией в Швеции нормированный рабочий день нормированным рабочим днём и является. А всё, что вы делаете сверх того, вам оплачивают как сверхурочные часы. В Германии - совершенно иная ситуация. К тому же в Швеции можно работать неполный рабочий день, в том числе и мужчинам, если у них есть семья. И я, например, такой возможностью воспользовался. Что ещё очень хорошо: в Швеции нет таких жёстких иерархических структур, как в Германии, система подготовки медсёстер иная, здесь больше возможностей работать в команде, сообща.

Вот и подошёл к концу сегодняшний эмиграционный выпуск радиожурнала „Рынок и человек“. Я прощаюсь с вами и напоминаю, что следующий раз в увлекательный мир экономики мы с вами окунёмся ровно через неделю. Кстати, ровно через неделю речь у нас пойдёт о немецком топ-менеджере Дитере Цетше, который санировал американский Chrysler, а теперь будет руководить производством «Мерседесов» и возглавит всю компанию DaimlerChrysler. Так что до встречи!