1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

В исторической науке правит бал идеология

Парк советского периода – так иногда называют Беларусь по аналогии с фильмом Стивена Спилберга. И есть за что. Через 15 лет после распада СССР в стране не утверждают научные диссертации с формулировкой «за антисоветчину»

Вызывающие большой интерес на Западе работы белорусских историков, исследующих частично рассекреченные партийные и КГБэшные архивы, не жалуют на родине как идеологически не выдержанные. Кандидатскую диссертацию Ирины Каштелян на тему «Повседневная жизнь белорусского общества в 1944-53 г.г.» не утвердили после 4-хмесячного рассмотрения в ВАКе.

В т.н. «черной» рецензии

«фигурирует фраза: «Автор диссертации допускает антисоветские высказывания». И это в 2007 году, когда СССР прекратил свое существование в 1991-м! Она (автор диссертации – ред.) обозначила трудности, а ей сказали, что это - антисоветская пропаганда»,

- говорит кандидат исторических наук Игорь Кузнецов. И поясняет:

«Любое отклонение от генеральной линии воспринимается как клевета на советский строй. Мы не знаем фамилию рецензента, но каков сам стиль изложения: «Автор диссертации рисует Беларусь не как мать, а как мачеху». И это научная рецензия! Ну, что можно сказать об уровне того, кто ее написал, и об уровне тех, кто принимает решение не утвердить диссертацию?!»

Как сообщила сама Ирина Каштелян, в «черной» рецензии

«были проведены аналогии с преступлениями фашистской Германии».

Ирине Каштелян, кроме всего прочего, вменили в вину отсутствие в диссертации ссылок на партийную печать. В своей работе она указывает:

«Человек в условиях сталинизма вынужден был выживать. И выбирать не только законные, но и незаконные пути своего существования».

В диссертации рассматриваются проблемы повседневной жизни разных социальных групп, в том числе фронтовиков и тех, кого советская власть объявила предателями. А также бесправие советских колхозников и проблемы адаптации к советской действительности населения Западной Беларуси. Кроме того,

«Рассматривается стратегия поведения населения в связи со страхом репрессий – от активного приспособления, до активного сопротивления в рядах антисоветского подполья, а также наиболее распространенные виды преступлений, связанные с нищетой послевоенного времени».

По словам Каштелян, судьбу ее диссертации, в обсуждении которой участвовало около 50 ученых с докторскими и кандидатскими степенями, решил Евгений Новик – один из авторов учебника, где написано, что репрессии в советское время были обоснованными, и лишь незначительное количество людей было репрессировано незаконно.

В списке белорусских историков, придерживающихся не совпадающих с официальными взглядов на историю своей страны и уволенных из-за этого с госслужбы или имевших проблемы с защитой диссертаций, сегодня 22 человека.

«К сожалению, такова ситуация и в университете, и в Институте истории. Хотели, чтобы я ее поддержала, не шла против системы»,

- рассказывает Ирина Каштелян. Ее нежелание переписать диссертацию называют донкихотством и благоглупостью, откровенно советуют отложить защиту до лучших времен. Пока Ирина подала апелляцию в ВАК, но на положительное решение не рассчитывает:

«ВАК у нас исполняет репрессивные функции. К сожалению».

С этим мнением согласен и кандидат исторических наук Сергей Тарасов:

«Диссертации могут рассматриваться ВАКом как политически выдержанные и не выдержанные. Там царит своеобразная групповщина: отдельные люди пытаются сводить счеты с теми, кто им не нравится».

Помимо этого, по мнению Тарасова, ВАК выполняет социальный заказ властей:

«Дипломы докторов наук у нас вручает лично глава государства. Мы знаем известную песню Юза Алешковского, помните «…товарищ Сталин, вы большой ученый». И это навевает определенные мысли».

Со своей докторской диссертацией Тарасов в ВАК не спешит. Во-первых, председатель комиссии по истории - директор Института Истории Академии наук, уволивший оттуда Тарасова по статье КЗОТ «за систематическое неисполнение служебных обязанностей». Хотя этот же директор за несколько месяцев до увольнения наградил Тарасова за хорошую научную работу и организацию научного труда сотрудников. Во-вторых,

«Для людей, не разделяющих определенные исторические взгляды на историю Беларуси, пускай даже и древнейшую, для людей, чьи идеи не совпадает с идеями, изложенными одним школьным учителем, он у нас сегодня самый главный историк в стране, для них поход в ВАК – пустая трата времени».

Примечательно, что Тарасов – археолог:

«Очень раздражает, когда говоришь, что белорусское государство начинается с Полоцкого княжества, Туровского княжества и никакого отношения не имело к Киевской Руси. Вот тут-то начинаются проблемы. Даже черепушки, осколки битой посуды становятся предметом глубокого идеологического изучения».

Но самое печальное, отмечает Тарасов, - это вытеснение научного, интеллектуального потенциала из Беларуси:

«Нас заставляют не только не работать в государственных учреждениях, но и защищать свои диссертации за рубежом. Здесь они не интересны. Хотя за рубежом их всегда встречают с большим пониманием. Потому что интерес к нашей стране есть и будет. Не только потому, что мы в центре Европы, но и потому что мы всегда были перекрестком торговых путей, политических, этнических, а это всегда интересно».