1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

В Иран - за нефтью

5 сентября Беларусь подписала с Ираном контракт на разработку белорусской стороной нефти на иранском месторождении Джофеир. На первом этапе добыча составит около 15 тыс баррелей в сутки, на втором - около 40 тыс баррелей

default

С белорусской стороны документ подписал гендиректор производственного объединения «Белоруснефть» Александр Ляхов. Официально сообщается, что проект будет осуществляться в течение двух лет в два этапа. Объем инвестиций на первом этапе составит около 250 млн евро. Общие запасы месторождения Джофеир содержат около 2 млрд баррелей нефти.

Что получит Беларусь? Будет ли добытая при участии белорусских специалистов иранская нефть продаваться или поставляться в Беларусь?

Кто будет финансировать проект? С этими вопросами корреспондент «Немецкой волны» обратился в «Белоруснефть».

«Никто сейчас никаких комментариев давать не будет», - ответил представитель «Белоруснефти» и посоветовал обратиться в госконцерн «Белнефтехим».

Замначальника управления организационно-информационной работы концерна Виктор Азаров тоже отказался отвечать на вопросы, сославшись на то, что они идут под соответствующим грифом:

«Давать какие-то комментарии без команды руководства никто не будет. У меня нет информации. Если бы было такое поручение – дать в прессу, мы бы подготовили, но поручения такого не было. Руководство, видимо, считает, что комментировать что-либо преждевременно».

В белорусском посольстве в Иране протокольно отметили, что соглашение между Беларусью и Ираном регулирует вопросы создания и функционирования совместного белорусско-иранского предприятия, которое будет осуществлять разработку месторождения Джофеир.

На состоявшемся на днях совещании по случаю Дня нефтяника гендиректор «Белоруснефти» Александр Ляхов сообщил, что в Иран будет направлено около 30 человек – специалисты по бурению скважин, разработке месторождения, подчсету запасов углеводородов, геофизической разведке.

Что касается кадрового потенциала для разработки меторождния в Иране, то специалисты такого уровня в Беларуси есть. Это подтверждают пожелавшие остаться неназванными сотрудники «Белоруснефти». При этом, они подчеркнули, что того количества кадров, которые есть в Беларуси сегодня, недостатчно для того, чтобы одновременно вести работы в Беларуси, в Иране и в Венесуэле.

Таким образом, при отсылке специалистов в Иран «оголяются» действующие белорусские нефтепромыслы. А специалистов такого высокого уровня невозможно подготовить мгновенно.

Нужно еще отметить, что контракт называется сервисным, а это свидетельствует о том, что белорусская сторона будет занята в основном сервисным обслуживанием при разработке иранского месторождения. Его нефтеносные пласты находятся на значительных глубинах – 3-4 км, что усложняет процесс добычи нефти.

Специалисты Национальной академии наук Беларуси отмечают, что судя по официальной информации, нефтяные ресурсы не проданы белорусской стороне, а передаются в совместную разработку. А судя по незначительному количеству направляемых в Иран белорусских специалистов-нефтяников, они могут участвовать в ограниченном объеме операций по добыче нефти.

Полный цикл разработки одного среднего месторождения требует значительно большего количества специалистов, отмечают сотрудники Академии наук. Статус СП по разработке месторождения свидетельствует о том, размышляют они, что белорусская сторона будет распоряжаться лишь частью добытой нефти.

Упоминание вьетнамского капитала, который может быть инвестирован белорусами в разработку иранского местрождения вызывает много вопросов.

У «Белоруснефти» нет своих ресурсов для крупных инвестиций - большая часть накоплений объединения изымается «Белнефтехимом». Кроме того, специалисты обращают внимание на некоммерческую, политическую подоплеку допуска белорусских нефтяников к иранской нефти. А это само по себе – большой риск. Во-первых, при изменении ситуации в Иране вся возможная нефтедобыча может в одночасье рухнуть. Во-вторых, у иранской стороны нет коммерческого интереса в участии белорусов в разработке их месторождений.

Примерно такой же пессимистический прогноз дают сотрудники Академии наук и в отношении разбработки белорусами нефтяных месторождений в Венесуэле.

Контекст