1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Политика и общество

В иранской партии все опции открыты

Во вторник начинаются официальные переговоры с Ираном о ядерном досье. Немецкий эксперт считают просьбу Тегерана об отсрочке принятия решения знаком продолжающейся в Иране внутриполитической борьбы.

default

По иранской конституции президент не отвечает ни за внешнюю политику, ни за атомную политику

Javier Solana in Iran bei Manouchehr Mottaki

Верховный представитель по внешней политике и безопасности Евросоюза Хавьер Солана и министр иностранных дел Ирана Манучер Моттаки

Министр иностранных дел Ирана Манучер Моттаки и главный переговорщик Али Лариджани заявили ввиду давления со стороны международного сообщества, что иранскому руководству необходимо дополнительное время для обдумывания ответа. Окончательный ответ Тегеран даст в начале августа.

Немецкий эксперт по Ирану, директор берлинского фонда "Наука и политика" Фолькер Пертес считает задержку с ответом не как попытку иранцев оттянуть время, а как свидетельство идущей в иранском руководстве борьбы за власть. "Идет очень сложный процесс, в котором духовный лидер Хаминеи хочет прийти к консенсусу, и добиться этого консенсуса, судя по всему, действительно очень сложно", - отмечает Фолькер Пертес.

Три группировки

Неправильной назвал эксперт постановку вопроса о стремлении Ирана к владению ядерным оружием. Три разные группировки в иранском руководстве преследуют три разных цели. Первую группу Фолькер Пертес называет "глобализаторами", потому что они "прежде всего, заинтересованы в техническом и экономическом прогрессе своей страны и хотят использовать атом в мирных целях". Вторая группа в классификации Пертеса - "реальные политики". Они "хотят держать открытыми все опции, в том числе, и военную опцию, или, по крайней мере, хотят иметь возможность создать атомное оружие в случае необходимости. Будучи реалистами, они готовы, при условии приемлемых условий в области политики безопасности, заключить сделку. Это те люди, с которыми сейчас идут переговоры", - отметил эксперт. Третья группа - это те, кого политолог на правом крыле исламских националистов. Это, говорит Фолькер Пертес, люди из окружения президента Ахмадинежада. Их "не интересует, что думает о них Запад, они мнят себя в такой международной политической ситуации, в которой они могут добиться всего, чего захотят. И санкции их ничуть не пугают", - подчеркивает эксперт.

Один лидер

Иран - исламское государство, управляемое духовенством. Высший духовный лидер Исламской республики с 1989 года аятолла Али Хаминеи располагает неограниченной властью. Он назначает верховных судей - все представители духовенства - и командует вооруженными силами. Все три власти в государстве - законодательная, исполнительная и судебная - зависят от него. Совет экспертов избирает его пожизненно. Совет экспертов избирается раз в восемь лет в ходе всенародного голосования, при чем Совет по определению целесообразности принимаемых решений должен сначала одобрить кандидатуры на выборы. Членов органа, проверяющего соответствие каждого закона с исламскими принципами, назначает сам лидер иранской революции.

Для Европы - не аргумент

Будучи исламским государством, Иран может без потерь для своей репутации отказаться от разработок атомного оружия, потому что он по религиозным причинам никогда не ставил перед собой цели обладание атомным оружием. Эксперт отмечает: "Почти в каждой пятничной молитве, когда речь заходит о атоме, а об атоме говорят почти в каждой пятничной молитве, есть такие слова: нам нужен атом для мирного развития. Постоянно звучит указание на фатву Хамеини, в которой разъясняется, что владение и использование оружия массового уничтожения противоречит исламу. Для светской Европы - это не аргумент, когда лидер страны ссылается на религиозную экспертизу. Но в такой стране как Иран, вся легитимация которой строится на основе ислама, очень важно, что религиозная власть именно в предназначенной для внутреннего пользования пропаганде говорит: мы не хотим использовать атом в военных целях".

Маргинальная фигура

Иранский президент Махмуд Ахмадинежад взбудоражил мир своими угрозами стереть с лица Земли Израиль и своими отрицаниями Холокоста. По иранской Конституции он не отвечает ни за внешнюю политику, ни за атомную политику. Для того, чтобы держать под шахом Ахмадинежада - по одной из версий, шахматы изобрели в Персии - духовный лидер аятолла Хамеини поручил наблюдательному совету заниматься вопросами внешней политики. Президент может, тем не менее, с флангов затруднять переговоры по атому, но на переговорах он все же маргинальная фигура, отмечает Фолькер Пертес.

Главные игроки

"Лучшие карты у той фракции, которую я называю реально-политической фракцией, представителей ее можно, скорее всего, найти среди лидеров Совета национальной безопасности - Лариджани, Рохани и других. Это люди, которые хотят иметь в своем распоряжении все возможности, то есть мирное использование и, по меньшей мере, военную опцию. Но если они могут получить хорошую цену - гарантии безопасности, экономический прогресс, признание в роли региональной державы, престиж, экономическая, техническая помощь - готовы и к тому, чтобы отказаться от некоторых опций", - заключает эксперт берлинского фонда "Наука и политика".

Контекст