1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Немецкая печать

В изнуренной гигантской империи порядка не прибавилось

"Вельт": После Ельцина Путину легко было, в окружении нескольких министров-реформаторов, представить себя Западу гарантом стабильности. Случай с Ходорковским показывает, насколько мало изменилась Россия.

Для Владимира Путина было нетрудно создать о себе в мире позитивное впечатление, когда президент Борис Ельцин привел бывшего главу Федеральной службы безопасности к власти около 4 лет тому назад. В конце концов, тяжело больной Ельцин каждые пару месяцев вызывал политические пертурбации. Поэтому здоровому Путину было достаточно продемонстрировать спокойный стиль управления вместе с несколькими министрами-реформаторами, чтобы предстать в глазах иностранных политиков и инвесторов гарантом стабильности. Кроме того, позиции Путина сильно укрепились из-за возраставших цен на нефть. Все те, кто возомнил, будто Россия с тех пор вышла на путь построения рыночной экономики, перед лицом безжалостных фактов вынуждены теперь расстаться со своими иллюзиями. Случай с нефтяным магнатом Михаилом Ходорковским показывает, насколько мало Россия изменилась. Вместо основных прав человека и законов здесь, как и в советские времена, по-прежнему важнее личные связи. Путин руководит этой упадочной системой, в которой власть и самообогащение стали синонимами.

Ополчившись на Ходорковского, Путин дал понять, что он может наказать любого человека в России. При этом нефтяной магнат-миллиардер не заслуживает какого-либо сострадания. Он нагло скопил свое богатство, играя по тем же правилам, что и все другие олигархи. Однако Ходорковский попал в тюрьму не потому, что он нарушил законы, а потому что он мог составить оппозицию президенту. Путин установил в России авторитарный режим, в котором решающую роль играют не исполнительная, законодательная и судебная ветви власти, а служба госбезопасности ФСБ. Когда речь заходит о власти, этому режиму безразличны правовая система и рыночная экономика. Оставаясь на таком пути, Россия может еще многие годы растрачивать свой гигантский потенциал. Страна, богатая полезными ископаемыми, ракетами и реакторами, по-прежнему является фактором риска для остального мира. Личные дружественные отношения, такие, как между Колем и Ельциным или Шрёдером и Путиным, конечно, могут преследовать прагматические цели. Однако никому не следует надеяться на то, что благодаря этим отношениям Россия – эта изнуренная гигантская империя – станет более контролируемой.

Другая берлинская газета - "Тагесшпигель" так комментирует эту тему:

У нефтяного барона Михаила Ходорковского, весьма вероятно, темное прошлое, и независимые органы юстиции функционирующего правового государства уже давно заинтересовались бы им. Однако в России дело обстоит иначе. Путин открыто объявил войну Ходорковскому с тех пор, как узнал, что тот имеет политические амбиции. Так что – демократия в России под угрозой? На этот вопрос можно ответить только встречным вопросом: какая демократия? Россия – это не гражданское общество. Сам Путин называет эту систему "управляемой демократией". Правовая система управляется, так же, как и рыночная экономика. По крайней мере, когда речь заходит о таких важных для власти отраслях, как нефть, банки или средства массовой информации. В этих сферах Кремль всегда оставляет за собой право на вмешательство.

Контекст