1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

В Иерусалиме представлены рукописи "архитектора нацистской машины смерти"

Экспонируемая в Музее Израиля автобиография Адольфа Эйхмана написана во время пребывания в израильской тюрьме в 1961 году. На протяжении почти 40 лет рукопись оставалась секретной.

default

Иерусалим, 11 декабря 1961 года. Адольф Эйхман выслушивает объявляемый ему судебный приговор

Необычная выставка проходит в эти дни в Музее Израиля в Иерусалиме. В экспозиции, открывшейся 7 октября, представлены редкие документы, многие из которых публика увидела впервые. Особое внимание посетителей привлекают рукописи "архитектора нацистской машины смерти" Адольфа Эйхмана (Adolf Eichmann). Речь идет о подробной автобиографии, написанной им на 1300 страницах во время пребывания в израильской тюрьме в 1961 году.

На протяжении почти 40 лет рукопись оставалась секретной, и лишь в 2000 году израильские власти позволили историкам и ученым ознакомиться с ее содержанием. Теперь же доступ к мемуарам одного из главных преступников "третьего рейха" имеют все желающие.

Перевоплощение коммивояжера

Argentinien Pass von Adolf Eichmann

Аргентинский паспорт Адольфа Эйхмана

Когда читаешь первые строчки рукописи, трудно поверить, что они принадлежат перу главного идеолога машины смерти "третьего рейха" - скорее, все это могло быть написано неприметным коммивояжером нефтяной компании из австрийского Линца, кем был Эйхман до войны. "Я нахожусь в заточении в Израиле… Я видел ад и смерть, самого сатану и беспощадность уничтожения. Я видел ужасы работающей машины смерти и тех, кто ею управлял", - начинает свое повествование бывший оберштурмбанфюрер СС.

Эйхман, похищенный в Аргентине агентами "Моссада" для передачи его в руки израильского правосудия, начал писать свои мемуары в сентябре 1961-го в ожидании судебного вердикта. Он надеялся на то, что записи позволят смягчить приговор. Еще во время процесса Эйхман объявил судьям о своем желании издать в Германии книгу воспоминаний под названием “Götzen” (что можно перевести как "Лживые божества").

"Я хочу сказать, что по окончании процесса хотел бы положить все сказанное в основу книги, которая бы служила предупреждением живущим ныне и будущим поколениям", - сказал Эйхман.

С дотошностью педантичного чиновника

Однако на публикацию рукописей тогдашний премьер-министр Израиля Давид Бен-Гурион наложил 15-летний запрет. Но и после истечения этого срока рукописи еще многие годы оставались закрытыми для исследователей. В своих воспоминаниях Эйхман с канцелярской аккуратностью описывает все этапы карьерного продвижения в СС и каждодневную работу в главном управлении имперской безопасности - проблемы с вагонами, которые у него постоянно норовили забрать для фронтовых перевозок, с локомотивами, с охраной. Со страниц мемуаров палач, отправивший на смерть миллионы людей, предстает педантичным чиновником, сталкивающимся с косностью и формализмом коллег из других ведомств.

Бывший тюремный надзиратель Шломо Нагар, дежуривший в камере Эйхмана, вспоминает, что написанию мемуаров тот посвящал все свое время и силы. "Мы называли его камеру "апартаментами Эйхмана", - говорит Нагар. - Целый день он был занят написанием воспоминаний. Мне приносили бумагу и чернила, а он меня благодарил всегда по-испански: "грасиас". Он знал, что у меня испанские корни. Вообще он очень хорошо разбирался в происхождении людей".

Откровения палача

Маниакальное пристрастие Эйхмана к изучению родословных и генеалогии привело его к удивительному открытию: 1/32 крови Евы Браун (Eva Braun) была еврейской. Именно тогда он распорядился изъять из архивов все фамильные документы спутницы фюрера. Эйхман активно интересовался и еврейской историей, встречался с лидерами общины, а в 1937 году под видом берлинского журналиста тайно посетил Хайфу.

Правда, пробыл здесь всего полдня, побоявшись быть уличенным британскими властями в шпионаже. Представитель обвинения на процессе Габриэль Бах (Gabriel Bach) изучил все рукописи подсудимого. Бах высказывает сомнения в искренности его раскаяния и напоминает, что еще в 1957 году Эйхман в беседах с бывшим эсэсовским журналистом, голландцем Виллемом Сассеном, записанных на аудиопленку, говорил совсем другим тоном.

"В своих мемуарах Эйхман пытается показать, что он был всего лишь винтиком в адской машине, исполнителем чужих приказов, которому никогда не нравилось убивать, - говорит Бах. - Но с другой стороны, думаю, он был искренен, лишь когда диктовал воспоминания Сассену. И ему-то он и сказал: "Я сожалею только о том, что не был достаточно твердым и жестким и недостаточно боролся с этими проклятыми интервентами".

Simon Wiesenthal

Симон Визенталь

В 2000 году фрагменты только что рассекреченных для исследователей айхмановских мемуаров опубликовала газета Die Welt. И по прошествии 45 лет с момента написания, рукописи Эйхмана, представленные в иерусалимском Музее Израиля, вызывают огромный интерес публики. Несмотря на это, ни одна из израильских газет не собирается помещать его откровения на своих страницах.

Голоса противников обнародования записей раздаются до сих пор. Некоторые полагают, что любая публикация мемуаров должна непременно сопровождаться подробными комментариями. Этот тезис поддерживал, к примеру, главный "охотник за нацистами", ныне покойный Симон Визенталь.

Дмитрий Каневский

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме