1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

В Европе Туркмению из списка тоталитарных стран не исключали

Болгарская сторона пока не знает, как обосновать свои действия перед лицом общественности.

Во вторник в Болгарии состоялось судебное слушание по делу туркменского оппозиционера А. Хаджиева, проживающего в этой стране в качестве беженца. Напомним, что 19 февраля в болгарском городе Варне полиция арестовала члена исполнительного совета оппозиционного движения «Ватан». Арест был произведен на основании постановления Верховной прокуратуры Болгарии. Как сообщили СМИ, в постановлении упоминается санкция туркменской прокуратуры на арест от 2002 года, инкриминирующая Хаджиеву причастность к незаконным банковским переводам с государственных счетов с целью присвоения 40 миллионов долларов США.

О сложившейся вокруг А. Хаджиева ситуации "НВ" рассказал М.Лаубш, глава немецкой неправительственной организации ЕТГ, занимающейся проблематикой Центральной Азии. Господин Лаубш, идет ли речь об экстрадиции известного оппозиционера?

МЛ: ЕТГ сейчас не может прокомментировать все это дело, поскольку мы не знаем детально, в чем состоят точные основания ареста Аннадурды Хаджиева в Болгарии. Факт в том, что Хаджиев был арестован в Болгарии на основании запроса, полученного соответствующими ведомствами этой страны от Интерпола. Этот запрос, в свою очередь, основан на обвинениях, которые в 2002 и 2003 годах уже предъявляла Хаджиеву туркменская сторона. Речь идет о том, что он в бытность зампредседателя туркменского Центробанка имел отношение к незаконным финансовым операциям. Его уже в связи с этим арестовывали в Болгарии, и освобождали по решению районного суда в Варне, который признал ордер на арест, выданный тогда Интерполом, основанным лишь на желании туркменской стороны расправиться с Хадиевым, как с политическим оппонентом режима. Сейчас ситуация такова: новое туркменское руководство во главе с президентом Бердымухаммедовым снова запросило Интерпол на предмет выдачи ордера на арест. Правовая практика такова, что выдача Интерполом такого ордера в отношении того или иного лица по запросу той или иной страны, однако, еще не означает экстрадиции из страны пребывания в эту страну. Болгарские ведомства в любом случае должны ждать поступления соответствующего запроса на экстрадицию от Туркмении. Он, насколько мне известно, во вторник еще не поступал из Туркмении. Сейчас Болгария должна последовать запросу Интерпола и проверить, насколько он имеет под собой правовые основания. Во вторник в связи с этим состоялось судебное слушание, в ходе которого обсуждались лишь правовые основания ареста, но не возможная экстрадиция.

Чем, по вашему мнению, вызваны действия туркменских властей, решивших повторить попытку, не удавшуюся пять лет назад?

МЛ: Новое туркменское руководство будет стараться снова оказать давление на оппозиционеров в изгнании, основывая свои действия на девизе, что, мол, мы новая власть, мы провели демократические выборы, мы дистанцировались от тоталитарного ниязовского режима, мы показали, что намерены проводить реформы, и рассчитывая, что в этих обстоятельствах при посредстве рычага Интерпола будет легче добиться экстрадиции ряда оппонентов режима в Туркмению. Ведь раньше достаточно было отказать в экстрадиции, основываясь на том, что высылать кого бы то ни было в страну с тоталитарным режимом запрещает международная конвенция.

Как в Европе оценивают ситуацию с А.Хаджиевым?

МЛ: ЕТГ провела консультации с ООН, с Еврокомиссией и иными международными институтами. Все эксперты исходят из того, Болгария не будет менять решения районного суда Варны, принятого в 2002 году. Кроме того, Хаджиев располагает статусом беженца, а согласно международному праву признанный беженец не может быть выслан из принявшей его страны. Далее: в Европе Туркмению пока никто из списка тоталитарных стран не исключал. Так что любой стране Евросоюза фактически запрещено высылать кого бы то ни было в Туркмению, вне зависимости от того, идет ли речь о политических или иных причинах. Я полагаю, вся юридическая процедура займет какое-то время, но я позволю себе высказать прогноз, что в итоге он выслан из Болгарии не будет.

Если даже предположить теоретически, что Болгария по каким-то своим соображениям поддастся давлению Туркмении в расчете на некий бонус, выгоды от этого все равно несоизмеримы с проигрышем, который связан с проблемами, которые ждут этого новичка Евросоюза в различных институтах Евросоюза из-за этого. Повторюсь: в этом случае экстрадиция противоречит европейским правовым нормам. Кроме того, я не представляю себе, какие аргументы Ашхабад может найти для давления на Софию.

Господин Лаубш, как в этом контексте можно оценить позицию Итерпола?

МЛ: Интерпол – это многонациональный клуб, куда каждая страна может вступить и принимается простым большинством. Туркмения – с недавних пор член этого клуба. И Интерпол не имеет правовых оснований проверить, что стоит за запросом об аресте, поданным его членом. То есть любой политический преследуемый в стране – члене Интерпола может таким образом попасть под преследование Интерпола. Но это уже дело той страны, где этот преследуемый находится, решать, как на ордер Интерпола реагировать. Вспомним знаменитый пример с бывшим премьер-министром Казахстана Кажегельдиным, когда его задержали в Италии на основании такого ордера. Его арестовали, так же как сейчас Хаджиева. Но итальянские власти пришли к выводу, что этот ордер основан лишь на политических мотивах казахстанского руководства. И он был освобожден.

Болгария как член Интерпола, должна была принять запрос Интерпола, но теперь дело местной юстиции выяснить, имеет ли он вообще под собой правовые основания. Я, правда, не понимаю, почему Хаджиев был арестован, почему болгарская сторона сразу не апеллировала к прежнему решению суда в Варне.

Известна ли вам позиция болгарской стороны?

МЛ: ЕТГ старалось связаться с самыми разными ведомствами в Болгарии – с министерством иностранных дел, с министерством правосудия, но у меня возникло ощущение, что болгарская сторона пока не знает, как обосновать свои действия перед лицом общественности.