1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

В Германии – экономический спад, но настроение у всех, как это ни парадоксально, приподнятое.

25.08.2003

Германию трудно назвать особенно жизнерадостной страной. Улыбки на лицах немцев – не приклеенные, как у американцев. Настроения здесь преобладают пессимистичные, лица – озабоченные. Причем, вне зависимости от реального состояния дел – в стране, в семье или на работе. После объединения Германии появился даже такой анектод о жителях бывшей ГДР.

- Ну, а теперь-то, когда вы приобщились, наконец, к западному благосостоянию, чего вы опять стенаете?

- Да, отвечают, мы стенаем, но теперь на более высоком уровне.

В отношении же всей Германии давно укоренилось выражение: «Настроение хуже, чем положение дел». То есть, для такого повального пессимизма вообще-то нет оснований. Это – правило, но из правила всегда бывают исключения. Так вот сейчас в Германии именно такой исключительный момент. Настроения здесь лучше, чем реальное положение в стране.

Германия переживает экономическую рецессию, то есть спад производства. Именно спад, а не просто стагнацию. Согласно экономической науке, о рецессии следует говорить в том случае, если хозяйственный потенциал страны сокращается два квартала подряд. Именно это произошло в ФРГ в первые полгода. Спад был, правда, не очень сильным и к лету он замедлился. Поэтому специалисты говорят о «технической» рецессии, а министр экономики и труда Вольфганг Клемент и вовсе – о задержанном оздоровлении. По его словам, оживление немецкой коньюнктуры происходит медленнее, чем ожидало правительство, из-за затянувшегося кризиса на мировых рынках. Как бы то ни было, правительство по-прежнему исходит из своего прогноза на текущий год, что к его завершению экономика Германии всё-таки вырастет, хоть на тощие ноль целых семьдесят пять сотых процента.

Специалисты из немецких экономических институтов думают иначе. Они две тысячи третий год фактически уже списали. По их прогнозу, спад будет продолжаться и осенью, а слабенький рост начнется в лучшем случае зимой. В следующем году он продолжится, но составит всего от силы один процент с третью, при хорошем стечение обстоятельств – полтора. В любом случае, этого недостаточно для повышения занятости в стране. Математики от экономики считают, что нанимать новых работников предприниматели начинают только при уровне роста свыше двух процентов. Так что безработица в стране будет, судя по всему, расти и в следующем году. Главной же причиной «отложенного оздоровления» специалисты называют выросший курс евро, что стало балластом для немецкого экспорта. А от экспорта немецкая экономика зависит на тридцать процентов. Значительно упали финансовые обороты таких ориентированных на внешние, долларовые рынки предприятий, как Фольксваген, Байерсдорф, БАСФ. Но, как это ни парадоксально, настроение при всё при этом в стране приподнятое. И у предпринимателей, и у потребителей.

Социологи, проводящие регулярные замеры общественных экономических настроений, уже который раз подряд регистрируют в этом году их повышение. Публику – и производящую, и потребляющую – радуют низкие банковские ставки на кредиты, снижение курса евро в последние недели, она предвкушает обещанное со следующего года заметное снижение налогов, надеется, что скоро раздует, наконец, пары американский экономический локомотив. Оптимизм публики разделяет и немецкая биржа. Индекс котировок основных акций с середины марта подрос на пятьдесят пять процентов. Всё самое страшное позади, считают капитаны индустрии, ниже опускаться некуда. Похоже, что они и в самом деле правы, для осторожного оптимизма действительно есть причины. На прошлой неделе некоторые ведущие немецкие компании опубликовали свои отчеты за первое полугодие. Снова прибыльной стала крупнейшая страховая фирма «Альянс», больше заработали «Люфтганза», «Адидас», «Пума», «Байер», энергетический гигант ЕОН, издательский концерн Акселя Шпрингера, положительное сальдо подвели такие банки как Дрезднер и Коммерцбанк. Даже порноимперия Беаты Узе увеличила за отчетный период свою прибыль на одиннадцать процентов. А уж это кое-что да значит. Правда, рост доходов достигнут не за счет увеличения оборота и продаж, а исключительно в результате снижения издержек производства и его оптимизации – то есть частично путем массовых увольнений. Во втором квартале, например, совокупный валовый внутренний продукт ФРГ выковали тридцать восемь миллионов занятых – на шестьсот пятдесят тысяч человек меньше, чем годом раньше. Очевидно, что такой источник экономии не безграничен.

На прошлой неделе в Германию вернулись немецкие заложники, похищенные еще пол-года назад в Сахаре. О том, как и кто их похитил, как освобождали, о вроде бы уплаченном многомиллионном выкупе за них, мы подробно рассказывали в наших информационных передачах, повторяться не буду. Расскажу о меркантильном, о дискуссии, которая развернулась в Германии о том, а кто, собственно, должен возмещать расходы, связанные с вызволением заложников из плена и их эвакуацией на родину.

О размерах уплаченного выкупа ходят разные слухи. Похитители запрашивали вроде бы двадцать пять миллионов евро, в ходе переговоров умерили свой аппетит и в конце концов сошлись, якобы, на пяти миллионах. Эту информацию правительство ФРГ никак не комментирует, ни подвреждает её и не опровергает. Официально считается, что выкуп уплачен не был. Но даже если это так, все остальные расходы – тоже не мелочь. На протяжении полугода в министерстве иностранных дел действовал кризисный штаб – двадцать человек, исправно получавших зарплату. А один только полет аэробуса бундесвера в Мали и обратно с заложниками на борту оценивается в шестизначную сумму, то есть в более чем сто тысяч евро. Командировочные расходы, гонорары местным посредникам, оплата водителей и так далее. В общем, набежало. В день, когда ожидалось прибытие самолета с заложниками в кёльнском аэропорту, внешнеполитический эксперт фракции правящих социал-демократов Герт Вайскирхен заявил:

Тем, которые сегодня вернуться к нашей общей радости домой, придется взять на себя часть возникших расходов.

Такую точку зрения разделяют и многие ведущие представители других партий – и оппозиционных ХДС/ХСС, и также правящих «зеленых». В самом министерстве иностранных дел, к компетенции которого относится забота о немецких гражданах, попавших в беду за границей, на эту тему даже дискуссий не возникает. Дипломатам всё ясно. С их ведомственной точки зрения, освобождение заложников относится к категории консульских услуг, таких, как бесплатная выдача взамен утерянного нового паспорта или аванса на обратный билет для немецкого туриста, оставшегося по тем или иным причинам в отпуске без денег. И в том и в другом случае по возвращении домой гражданин ФРГ обязан возместить такие бюджетные расходы. Бывший госссекретарь германского МИДа Лудгер Фольмер:

По закону о консульсткой службе федеративная республика обязана оказывать помощь немцам, попавшим за границей в затруднительное положение. С другой стороны, этот же закон предписывает выставлять постфактум таким гражданам счет, чтобы хотя бы частично возмещать возникшие затраты.

Именно так, кстати, мы и поступили в случае с семейством Валлерт, захваченном в заложники на Филипинах. Валлерты тогда заплатили примерно тринадцать тысяч марок в оплату прежде всего их транспортировки на родину, дополнительного питания, лекарств. Я не вижу в этом никакой проблемы и считаю всю дискуссию довольно мелочной.

В самом деле, случай трехлетней давности на филипинском острове Холо приводится в этой дискуссии как своего рода прецедент, подтверждающий действие закона о консульской службе ФРГ. Спасение семьи Валлертов обошлось тогда немецкому государству в несколько миллионов марок. Счет был выставлен, однако, только на малую долю - тринадцать тысяч. Валлертам пришлось оплатить только те расходы, которые возникли у немецкого посольства на Филипинах во время их пребывания в плену у преступников. Счет был очень подробным: какие были куплены лекарства, одежда, продукты питания, даже желтые резиновые сапоги, переданные заложникам. Кроме того – билет на обратный рейс для освобожденной раньше мужа и сына Ренаты Валлерт. Никаких возражений против предъявленного МИДом счета у Валлертов не возникло и они, не раздумывая, его оплатили.

Этот случай подтверждает действующий в Германии принцип, согласно которому государство берет на себя ответственность за освобождение из плена своих граждан и большую часть связанных с этим расходов, но и немецкие туристы, отправляющиеся в рискованные путешествия должны делить с государством риск. О том, какую его финансовую долю следует возлагать на человека, в законе не сказано. На усмотрение чиновников. Считается, что требовать с бывших заложников можно только суммы, не превышающие их возможностей, то есть с богатых побольше, с бедных поменьше. Но консульский закон никого не освобождает от возмещения ущерба вовсе. В крайнем случае долги переходят родственникам или даже наследникам. В любом случае, однако, финансовый вопрос всегда стоит на втором плане. Железный принцип немецкого МИДа: при эвакуации граждан ФРГ из опасных зон, а тем более при вызволении из ситуации с угрозой для жизни, высший приоритет – спасение потерпевших.

И всё же. Какова доля ответственности самого гражданина за свою жизнь? Насколько легкомысленным ему можно быть? В заявлении по случаю освобождения сахарских заложников канцлер Герхард Шрёдер, в частности, отметил:

Немцы, которые любят путешествовать, что совершенно нормально, должны впредь более внимательно, чем прежде, относиться к предупреждениям, которые публикует министерство иностранных дел, и планировать свои поездки так, чтобы не подвергать себя опасности, что можно расценить как халатность.

Давайте разберемся. Какие такие предостережения туристам публикует германский МИД? Список стран, от поездок в которые немецкие дипломаты настоятельно советуют воздержаться, невелик. Их всего десять. Либерия, Бурунди, Кот ди Вуар, Ирак, Центральноафриканская республика, Гаити, Конго, Афганистан, Йемен и Сомали. Алжир, где были похищены немецкие туристы, в этот список вообще не входит. Как и многие другие страны, в которые здравомыслящий человек и не поедет, ни за какие коврижки. Очевидно, что свой список германский МИД составляет не без учета дипломатического пиетета и внешнеполитических интереосв правительства. Так, Ирак, например, накануне войны не был в немецком списке опасных стран. Туда ездить просто не рекомендовали, хотя всем было ясно, что боевые действия вот-вот начнуться. Прижимист МИД со своими предостережениями и еще по одной причине. Если страна заноситься в список опасных, то немецкие туристические компании, продающие туры в эти государства, обязаны предоставить клиентам равноценную замену или вернуть уже уплаченные деньги, а в случае чего, самим оплатить эвакуацию отпускников. Лобби же у туристических фирм в Берлине мощное.

Новости «Русского Берлина»

На одной из площадей Восточного Берлина – Зенефельдер Плац – прошел пестрый уличный праздник. На сцене под открытым небом выступили несколько групп и исполнителей из балканского региона, России и Америки. Среди них был ансамбль «Я-Ка-Ша». Организаторы праздника с юмором назвали его жанр «черноморской музыкой». На самом деле популярный ансамбль, который несколько лет назад был основан в Берлине выходцами из бывшего СССР, исполняет музыку в стиле клецмер. Концерт продлился до позднего вечера. А потом состоялась дискотека с хитами российской и балканской эстрады...

Туристический автобус из России, который направлялся транзитом через Берлин в один из курортов земли Тюрингия, загорелся на автобане к югу от немецкой столицы. Перед этим он затормозил на обочине из-за спущенной шины. Причины возникновения пожара пока неясны. 24 ребенка и 4 взрослых, которые находились в автобусе, успели вовремя выбраться из него и не пострадали. Они продолжили свой путь на другом автобусе...