1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Тема

В Германии продолжается острая политическая дискуссия вокруг проблемы антисемитизма

05.06.2002

Сегодня, в среду теме антисемтизма было посвящено даже специальное заседание бундестага. Выступавшие в ходе дебатов парламентарии заявили, что Свободная демократическая партия Германии пытается использовать в предвыборной борьбе антисемитские настроения и осудили такую тактику. Либералы отвергли обвинения в свой адрес.

Напомню вкратце историю скандала. У его истоков стоял ранее никому не известный политический перебежчик Джамал Карсли – немец сирийского происхождения. Сперва он был в партии «зеленых», заседал от них в ландтаге земли Северный Рейн – Вестфалия, потом захотел вступить в СвДП. Лидер земельной организации либералов и одновременно вице-председатель всей партии Юрген Мёлеманн поддержал заявление Карсли. И вот тут-то всплыла одна цитата из высказываний соискателя либерального членского билета, посвященная оценке ситуации на Ближнем Востоке. Карсли сравнил методы, которыми действует израильтяне с нацистскими. Учитывая повышенную щепетильность в Германии к еврейскому вопросу, разразился скандал. Руководство партии обвинили в пособничестве антисемитам. Членский билет Джамалу Карсли так и не выдали, но в либеральной фракции земельного парламента всё же оставили. На его защиту встал тот самый Юрген Мёлеманн. Теперь уж он оказался в центре скандала. Отметая обвинения в свой адрес, Мёлеманн перешел в наступление и обвинил одного видного публичного деятеля еврейской общины ФРГ Мишеля Фридмана в том, что своим нетерпимым поведением тот сам способствует росту антисемитизма в Германии. Позже он пожалел о своих словах, но принести формальные извинения Центральному совету еврейских общин всё же отказался. Скандал вышел на новый уровень. В его орбиту оказался вовлеченным председатель партии Гидо Вестервелле. От него стали требовать приструнить своего заместителя. Но не тут то было. Мёллеман популярен в партии, его земельная организация – самая сильная, так что приструнить себя он не дал. Не помогли и уговоры двух почетных председателей, патриархов СвДП – графа Ламбсдорфа и бывшего министра иностранных дел Геншера.

На первый взгляд кажется, что вся эта дискуссия яйца выеденного не стоит. Ну, подумаешь? Ляпнули сгоряча и не подумав сперва Карсли, а потом Мёллеман. Чего бучу-то затевать? В Германии, однако, всё, что хотя бы отдаленно может быть истолковано, как антисемитизм, воспринимается крайне болезненно. Показательна в этом отношении история, которая произошла лет пятнадцать назад с бывшим генеральным секретарем Христианско-демократического союза Хайнером Гайслером. В одном из интервью он позволил себе покритиковать, уж не помню за что, тогдашнего председателя Центрального совета еврейских общин Германии Хайнца Галинского. Генсеку ХДС пришлось оправдываться. И говорил он примерно так: Я что, обязан любить Галинского только за то, что он еврейский деятель?

На протяжении нескольких послевоенных десятилетий критика в отношении Израиля или еврейских общественных деятелей в ФРГ и в самом деле была абсолютным табу. Сказывалось эхо нацистского холокоста, антисемитизма, возведенного в ранг государственной политики «третьего рейха», уничтожившего шесть миллионов евреев только за то, что они были евреями. Эхо постепенно стихает. Для большинства сегодняшних немцев «третий рейх» – история давно минувших дней. Идет процесс национальной эмансипации, который особенно ускорился после объединения Германии, когда страна полностью обрела свой государственный суверенитет. Но именно потому, что на протяжении стольких десятилетий еврейская тема была запретной, сегодня каждое мало-мальски неудачное высказывание, позволяющее его автора заподозрить в антисемитизме, воспринимается как гром среди ясного неба и служит причиной для оргвыводов. При этом, однако, назвать партию немецких либералов антисемитской не могут даже её самые острые критики. Считает ли он СвДП партией антисемитов, спросил я председателя еврейской общины Берлина Александра Бреннера:

«Нет. Партия демократов имеет старую демократическую традицию. Там есть честные демократы. Но сейчас, некоторые руководящие члены этой партии, как, например, господин Мёллеман, который, по нашему мнению выступает с чисто антисемитскими паролями, которые скрываются порой под лозунгами антиизраилизма. По нашему мнению, это попытка получить голоса в экстремально правом направлении».

Александр Бреннер, по моему, совершенно прав. СвДП нельзя считать антисемитской партией. Другое дело, что её новое руководство в лице Вестервелле, ставшего председателем только год назад и того же Мёллемана – ищет новые пути повышения рейтинга. При этом они прибегают к разным, далеко не бесспорным приемам. Мёллеман эффектно прыгает с парашютом, Гидо Вестервелле разъезжает на Гидо-мобиле и принимает участие в телевизионной передаче, которая в Москве шла как «За стеклом». Критика в адрес Израиля, высказывания, которые можно истолковать как антисемитские, – это тоже предвыборная стратегия. Тем самым, как считают политические оппоненты, либералы стараются привлечь голоса праворадикальных избирателей. Гидо Вестервелле этого даже не скрывает. В интервью журналу «Штерн», который поступит в продажу завтра, он заявляет, что его партия намерена привлекать избирателей и с крайне правого, и с крайне левого фланга, разочарованных респектабельными политическими партиями. При этом он считает, что разочарованы не только экстремисты, но и значительная часть политического центра. И пусть уж лучше все те, кто хочет выпустить пар, голосуют за СвДП, а не за неонацистов или коммунистов.

Пока трудно сказать, оправдается ли такой предвыборный расчет лидеров СвДП. Некоторые немецкие социологи уверяют, что до двадцати процентов жителей Германии придерживаются антисемитских настроений. Но до сих пор этот потенциал себя никак не проявил, а вот традиционные сторонники либералов начинают от них отворачиваться. Рейтинг СвДП опустился с двенадцати процентов до девяти.

С повышенной щепетильностью к душку антисемитизма в Германии относятся не только в политических кругах. Параллельно с аферой СвДП здесь развернулась еще одна, в центре которой писатель Мартин Вальзер.

И друзья, и недруги единодушно считают Мартина Вальзера одним из самых заметных немецких писателей. Его книги, посвященные жизни послевоенной Германии, не раз удостаивались литературных призов. В то же время Вальзер слывет конфликтным автором и нередко провоцирует своими высказываниями бурные споры. Четыре года назад, выступая с речью по поводу присуждения ему премии союза немецких книготорговцев, Вальзер уже навлек на себя обвинения в антисемитизме. Тогда он заявил, что напоминания об Освенциме непригодны в качестве «моральной дубинки» для нынешнего поколения немцев. И вот теперь новый скандал вокруг его романа «Смерть критика». Отрывок романа был направлен для предварительной публикации в газету «Франкфуртер альгемайне цайтунг». Ее главный редактор Франк Ширрмахер, пойдя на небывалый в истории литературной Германии шаг, вернул отрывок назад и выступил с открытым письмом, где назвал роман «документом ненависти» и обвинил автора в использовании антисемитских клише.

Сюжет книги сравнительно прост. Влиятельный литературный критик Андре Эрл-Кёниг в пух и прах разносит во время своего телевизионного шоу новую книгу писателя Ханса Лаха. Уязвленный до глубины души, Лах публично обещает отомстить. После этого критик исчезает. Лаха подозревают в убийстве, но зря. В финале выясняется, что Эрл-Кёниг всего лишь на время уезжал со своей любовницей. Вот и все. Дело, однако, в том, что фигура Эрла-Кёнига носит карикатурные черты реально существующего критика Марселя Райх-Раницкого, которого в Германии принято называть «литературным папой римским». Уже несколько десятилетий он является законодателем литературных мод, создает или разрушает репутации писателей и – что ни для кого не секрет – весьма негативно относится к творчеству Вальзера. Весь роман в целом – едкий, сатирический фарс из жизни немецких литераторов и писателей, многие действующие лица которого имеют прототипов в жизни. От Вальзера достается всем, но в особенности Райх-Раницкому. Вальзер обвиняет критика в злоупотреблении своим влиянием, в готовности любыми способами унизить неугодных ему авторов. При этом, как бы нанося в романе ответный удар, Вальзер не сдерживает себя и рисует фигуру Эрл-Кёнига в самых черных красках, приписывая ему лично многие неприятные и даже отвратительные черты. Теперь уже у Марселя Райх-Раницкого появился повод обидиться на Мартина Вальзера. Он заявил, что оскорблен, и назвал книгу Вальзера «постыдной» и «литературно слабой». Возможно, все бы и закончилось пикировкой писателя и критика, которые на этот раз поменялись ролями. Но Райх-Раницки – еврей. В атаке писателя Мартина Вальзера на критика Райх- Раницкого многие комментаторы увидели антисемитский подтекст. Видный издатель Бернд Лункевиц заявил, что роман «попахивает враждебностью к евреям». Либеральная газета «Франкфуртер рундшау» назвала текст Вальзера «безвкусной провокацией». А вот консервативная «Зюддойче цайтунг» заступилась за писателя, назвав критику в адрес автора «скандальной», а его роман «блестящим и безудержным». Лауреат Нобелевской премии по литературе Гюнтер Грасс также выступил в защиту Вальзера, заявив, что в текстах последнего нет и намека на антисемитизм.

В издательстве «Зуркамп», которому Мартин Вальзер предложил свою книгу, произошел раскол. Ряд его ведущих сотрудников предпочел бы последовать совету Марселя Райх-Раницкого и отказаться от публикации «Смерти критика». Но победила иная точка зрения. Руководитель «Зуркампа» Гюнтер Берг заявил, что не считает книгу антисемитской. Возможно, сыграли свою роль и коммерческие соображения. В условиях рынка «Зуркампу» вряд ли хотелось отказаться от романа, который после такого скандального пиара ждет несомненный коммерческий успех.

Книга поступит в продажу в конце июня. Но вот мой коллега Александр Варкентин уже успел её прочитать. Как Вам это удалось, Александр?

«Вы знаете, нас тут в редакции страшно разозлило то, что дискуссия началась по типу старых дискуссий в советское время. То есть, Пастернака я не читал, но глубоко его осуждаю. Вот точно также стали осуждать и хвалить Вальзера, когда книги не было. Мы просто позвонили в издательство, и они любезно предоставили нам роман в гранках, прислали прямо по электронной почте».

Ну, так Вы его прочитали. Что Вы может сказать, он действительно антисемитский?

«Ничего антисемитского я в нем не нашел. Один из критиков как-то указал, что антисемитская черта – это то, что один из героев романа – еврей, и он представлен настоящим монстром. И вот это расценивается как антисемитизм. Тонкое замечание. Совершенно точное. Но беда в том, что в этом романе вообще нет нормальных людей. Все действующие лица – карикатуры. Это роман – памфлет, сатира на литературную жизнь Германии. Это роман о том, что вместо того, чтобы писать хорошие книги, авторы, особенно критики, устраивают дикую ярмарку тщеславия, где личные связи, где интриги давно уже подменили то, чем должен заниматься литератор – литературу».