1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

В Германии предстоят реформы систем социального обеспечения

05.05.2003

В Германии входит в моду новая форма безбилетного проезда на общественном транспорте. За последние две недели уже трижды, в том числе два раза в Берлине, объектами захвата становились рейсовые автобусы с пассажирами. И хотя конечным пунктом назначения каждый раз оказывалась каталажка, искушение прокатиться зайцем-террористом велико. В отличие от угона самолета, просто, но также сердито. Впрочем, шанс стать заложником в городском автобусе всё-таки не велик, а вот перспектива лишиться в Германии социальных благ весьма реальна. А потому главной темой, будоражащей умы жителей страны, остаются предстоящие реформы канцлера. Публика завороженно следит за дискуссией, которая по этому поводу развернулась внутри самой правящей Социал-демократической партии Германии. Левые её низы и часть партийных верхов настроены более чем скептически и намерены не допустить затеянного канцлером, как они считают, демонтажа социальной архитектуры немецкого государства.

Нажим на Шрёдера растет, и на днях он постарался перехватить инициативу, бросив в бой двух своих пока еще верных соратников – генерального секретаря партии и председателя парламентской фракции. Им надлежало объяснить оппонентам канцлера, что стоит на кону – фактически власть социал-демократов. Генеральный секретарь СДПГ Олаф Шольц:

«Мы знаем, чего мы хотим. В этом мы должны убедить также остальных членов партии и население страны. И мы считаем, что большинство поддерживает нашу концепцию реформ».

Оптимизм Генсека явно показной. Если бы большинство было и в самом деле на стороне канцлера, он не побоялся бы на заседании правления СДПГ вынести проект партийной резолюции со своей программой реформ на голосование, а не только – на обсуждение. На двадцати страничках проекта резолюции изложены предстоящие меры правительства, причем пока – без каких либо корректур, на которых настаивают левые социал-демократы. Это - радикальное сокращение срока выплаты пособий по безработице, снижение до уровня социального вспомоществования для давно не имеющих работы, отмена гарантий от увольнений на малых предприятиях и оплаты больничными кассами бюллетеней для тех, кто болеет более шести недель. Левые в СДПГ считают все эти и некоторые другие планы идущими вразрез с идеями социальной справедливости. Один из них, например, лидер молодежной организации баварских социал-демократов, дупутат бундестага Флориан Пронольд:

«Мы хотим, чтобы было больше социальной справедливости. Пока программа реформ возлагает дополнительное бремя только на людей с малыми и средними доходами, а богатых не трогает. Это нельзя назвать социал-демократической политикой».

Устоит ли канцлер? Ходят слухи, что на некоторые уступки он всё-таки готов пойти и, в частности, не сокращать срок выплаты пособий хотя бы пожилым безработным, тем, кому за пятьдесят пять. У них ведь и в самом деле шансы трудоустроиться минимальны. Но вот требование заново ввести налог на крупные состояния правительство решительно отвергает. На днях это в очередной раз подтвердил лидер парламентской фракции СДПГ Франц Мюнтеферинг:

«Мы уже заявили, что по возможности не хотим восстановления этого налога. Есть ведь другие фискальные инструменты – другие налоги: подоходный, корпоративный. С их помощью также можно регулировать налогообложение. Тем же, кто настаивает на восстановлении налога на крупные состояния, следует учитывать расстановку сил в бундестаге и в бундесрате. Какой смысл выдвигать нереальные требования и врать самому себе»?

Оппоненты канцлера, однако, стоят на своём. Их ряды даже растут. В них влились и некоторые представители второй из правящих – партии «зеленых», в частности, Ганс-Кристиан Штрёбеле и Винфрид Херманн. Не последние люди среди «зеленых». Всё более жесткими становятся и упреки председателя объединения немецких профсоюзов Михаэля Зоммера в адрес правительтства. По его словам, программа реформ канцлера, это:

«Продолжение прежней политики социального демонтажа. Это не перестройка социального государства, это – его снос. И именно против этого направлен наш протест. Мы требуем изменения политического курса».

В парламентской фракции СДПГ двенадцать депутатов – это стойкие противники реформ Шрёдера. Это значит, что у правительственных партий нет собственного большинства в бундестаге необходимого для того, чтобы запустить законодательный процесс реализации социальных реформ Шрёдера. Оппозиция – либералы и христианские демократы – дали, правда, понять, что в порядке исключения, общегосударственных интересов и блага отечества ради, готовы поддержать начинания канцлера. Однако, для правительства ничего не может быть хуже справедливого упрека в том, что оно не способно убедить в правильности своего курса даже собственных парламентариев.

День международной солидарности трудящихся в Берлине отметили как обычно. Трудящиеся громили магазины, разбирали булыжные мостовые и забрасывали полицию камнями.

На прошлой неделе рабочий Берлин отметил Первомай – славный праздник всех трудящихся. Отметил традиционно, также, как и на протяжении всех последних шестнадцати лет – массовым побоищем с полицией, горящими баррикадами, разграбленными магазинами, разобранными булыжными мостовыми. В общей сложности первого мая в Берлине прошли несколько дюжин общественных мероприятий, приуроченных к празднику. Профсоюзы, само собой, вышли на демонстрацию, публично отстаивали интересы трудящихся их политические представители – коммунисты и неофашисты. Неофашисты, кстати, прошли колонной рядом с моим домом в Шарлоттенбурге, около тысячи человек. И если не считать коротких стычек с их левыми оппонентами, которые пытались блокировать маршрут движения коричневой колонны, всё прошло без серьезных эксцессов. В парке рядышком как ни в чем не бывало прогуливались с колясками мамаши. Я послушал, что говорят зеваки:

«У меня нехорошее чувство. Я думаю, что именно эти правые экстремисты злоупотребляют нашими демократическими свободами».

«Все партии должны иметь право выходить на демонстрации и выражать свое мнение».

«Я не считаю, что это идет на пользу престижу нашего города и всей страны».

Другие жители Шарлоттенбурга выразили свое отношение к демонстрации неофашистов в письменном виде – на плакатах, вывешанных из окон. На одном из них была такая лаконичная надпись: «Меня от неофашистов тошнит».

Впрочем, основные первомайские события развернулись не в добропорядочном Шарлоттенбурге, а, как и прежде, в пестром, пролетарском Кройцберге. Сюда со всей страны вот уже шестнадцать лет подряд съезжаются «туристы» особого рода, те, что используют этот день, чтобы выпустить пар, пошвырять камни и поиграть с полицией в кошки-мышки. До половины восьмого вечера в этот раз в Кройцберге было тихо, вернее громко, но мирно. Городские власти помогли инициативным группам организовать в районе праздничные народные гулянья, на девяти открытых площадках выступали популярные ансамбли. Полицейские наряды держались в стороне, строго следуя тактике деэскалации – не вмешиваться в происходящее без крайней нужды. Казалось, что на этот раз обойдется без эксцессов. Оптимисты ошиблись. Без четверти восемь, аккурат к вечернему выспуску теленовостей по первому каналу немецкого телевидения, в поле зрения телекамеры АРД оказалась группа молодых людей в масках, переворачивающих вверх колесами свой первый автомобиль. Один из парней в экстазе прокалывает беспомощно крутящиеся шины. Потом вспыхнул огонь. Полиция, однако, по-прежнему не вмешивалась. Её представитель по связям с общественностью Карстен Грефе:

«Именно в Кройцберге, когда некоторые продростки начали хулиганить, переворачивать и поджигать машины, мы всё еще старались проявлять сдержанность. Мы выжидали, куда качнется маятник, рассосется или начнется побоище. И только когда поняли, что беды не миновать, мы перешли к активным и решительным действиям, полицейские отряды вторглись в зону беспорядков, чтобы стабилизировать ситуацию».

Полиция оттеснила демонстрантов, но стабилизировать ситуацию её не удалось. Колонна распалась на отдельные группы воинственно настроенных парней, которые начали с разных сторон атаковать камнями и новогодними ракетами стражей порядка. Те отвечают водометами и гранатами со слезоточивым газом. Кройцберг погружается в ядовитый туман. Кашляют певицы на эстрадных площадках. В девять вечера организаторы мирных народных гуляний сворачивают свои монатки, и окончательно уступают поле брани молодчикам в масках и натянутых на глаза капюшонах.

Полицейская тактика деэскалации себя так и не оправдала. По свидетельству очевидцев, группы хулиганов прямо-таки рыскали по Кройцбергу в поиске выведенных из зоны боевых действий полицейских, а завидя их, тут же начинали бросать камни, устраивать уличные сражения. Представительница Партии демосоциалистов в берлинском сенате Марион Зелиг:

«Это уже не поддается рациональному объяснению. Очень жаль. Я исхожу из того, что нам потребуется огромное терпение, беспорядки будут продолжаться и впредь, так что нам придеться привлекать к ответственности все больше и больше людей».

Ей вторит сенатор внутренних дел городского правительства Эрхард Кёртинг. Он вместе с тем видит опреденное отличие нынешнего первомайского побоища от предудущих. Раньше, по его словам, беспорядками заканчивались политические демонстрации. В этом же году в Кройцберг съехались громилы, которым политика до лампочки.

«Это были сознательные правонарушители, говорит он. Примерно, тысяча триста. Они разбились на группы по двести человек, которые и начинали действовать».

В таких условиях тактика деэскалация себы вряд ли могла опрадвать. Пустыми были и усилия так называемых «антиконфликтных» полицейских нарядов, которые целенаправленно заговаривали, стараясь успокоить, с особенно буйными участниками демонстраций. Сенатор самокритично признал, что такая тактика

«...действенна в отношении политически сознательных людей. Но воздействовать на те тысячу триста хулиганов с помошью предпринятых нами мер было невозможно».

«Я думаю, продолжал Эрхард Кёртинг, нам придется изменить нашу концепцию, учитывая новое качество беспорядков в этом году. Вместе с тем, я против скороспелых решений. Тактика протянутой руки – верная в отношении одной части демонстрантов, а к другим нам, по всей видимости, придется применять иные меры».

На более жестких мерах против правонарушителей настаивают в Берлине многие. Прозвучала критика и в адрес правящего бургомистра столицы Клауса Воверайта. Его вообще не было в городе в то время, когда семь с половиной тысяч берлинских полицейских вели уличные сражения. Утром первого мая Клаус Воверайт, который кичится своей нетрадиционной сексуальной ориентацией, вылетел на гомосексуальный конгресс в Филадельфию, чтобы привлечь в Берлин новые категории туристов. В успехе миссии Воверайта стоит усомниться. Изысканные американские геи едва ли приедут в немецкую столицу, особенно Первого мая.

Новости «Русского Берлина»

В посольстве Российской федерации на Унтер-ден-Линден состоялся прием по поводу начала вещания телеканала «РТР-Планета» в кабельной сети Германии. Его программа будет круглосуточной и объединит лучшие передачи каналов «Россия» и «Культура». По словам Генерального директора РТР Антона Златопольского, «РТР-Планета» намерена бесплатно информировать живущих в Германии русскоязычных эмигрантов о событиях в России. В то же время, как сообщили представители двух ведущих немецких операторов кабельных сетей, за прием «РТР-Планеты» все-таки придется платить. Во-первых, понадобится приобретение декодера стоимостью около 200 евро. Во-вторых, сигнал «РТР-Планеты» будет распространяться в пакете с некоторыми другими телепрограммами на русском языке. Месячная цена пакета – 9 евро 90 центов...

В Берлине открылся седьмой по счету международный фестиваль детского и юношеского театра. В его рамках дают гастроли три ведущих российских театра – ТЮЗы из Петербурга и Екатеринбурга, а также СамАрт из Самары. Среди привезенных в немецкую столицу спектаклей – «Каштанка» по Антону Павловичу Чехову и брехтовская «Мамаша Кураж». «Первые в мире театры специально для детей были созданы в России», заявили организаторы берлинского фестиваля. «Однако уникальная русская традиция пока что мало известна в Германии. Нынешние гастроли должны помочь немецким театралам восполнить это упущение»...

В Русском камерном театре прошла премьера спектакля под названием «Вертинский. Путешествие в судьбу». Молодой берлинский режиссер Антон Граковский несколько лет готовился к этой постановке, которая представляет собой рассказ о жизни знаменитого поэта и певца. Песни Вертинского звучат в спектакле по-немецки. Русский камерный театр – единственная эмигрантская труппа в Берлине с постоянной сценой и постоянным репертуаром. В основном театр ставит сценические адаптации произведений классиков русской литературы, таких как Чехов, Булгаков, Куприн...

На берлинские экраны вышел фильм Александра Сокурова «Русский ковчег». За последние годы это первый случай, когда новая кинолента из России попала в широкий немецкий прокат. Все ведущие столичные газеты опубликовали обширные рецензии на «Русский ковчег». Критики с редким единодушием хвалят фильм и противопоставляют его как образец европейской культуры массовой продукции Голливуда. Особой похвалы удостоился берлинский оператор Тильманн Бюттнер, снявший полуторачасовой фильм Сокурова без единого монтажного стыка...