1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мосты

В визе – ОТКАЗАТЬ!

21.02.2008

Сегодня мы расскажем вам о том, как сыну переселенцев дважды отказали в гостевой визе в Германию.

default

Семья Вицке, Виктор и Фрида, живет в Германии давно, с 1995 года. Оба пенсионеры, думали и надеялись, что проживут свою старость на родине далеких предков в тишине и покое. Думали, верили, но… разуверились. А причина, как им кажется, в строгих германских чиновниках, которые превратили старость Витце в бесконечные бессонные ночи с невеселыми думками, сердечными болями да ломкой в костях.

А корни всей этой истории надо искать в украинском городе Севастополе. Именно там пустил корни сын супругов Вицке.

И неплохо живется ему в Севастополе: свое дело имеет, собственную фирму. Дети в университете учатся. Зачем, - решил он тогда, - в Германию ехать? Пусть старики едут, они на пенсии, намучились ведь за свою жизнь в бывшем СССР как представители национальных меньшинств. Решил и остался, а родителей провожал со слезами на глазах: все-таки теперь их будут разлучать не только тысячи километров, но и государственные границы.

Вот мы и подошли к главной проблеме. К границам, которые для сына оказались на замке. Пару раз сын приезжал с семьей в гости к пожилым родителям, проведал, погостил – и домой вернулся. А тут вскоре матери в Германии с сердцем плохо стало. Пришлось оперировать, и не раз, а дважды. Здоровье не на шутку пошатнулось.

Familie Witzke Interviewpartner des Russischen Programms

Семья Вицке

Решили вызывать сына в гости: «Кто знает, может, в последний раз увидимся», - причитала Фрида. Решили и пошли в соответствующие ведомства. А потом выяснилось, что путь их камнями усеян: споткнешься - ушибешься, ошибку сделаешь – исправить будет трудно.

В ведомстве по выдаче приглашений супругам Вицке сказали: приглашение выдать не можем, слишком невелик доход пенсионеров, чтобы гостей содержать!

- Так извольте,- возражали «ходоки», - мы ведь сына-то приглашаем, не комиссию по проверке материальных ценностей, и не в пятизвездочный отель приглашаем: чем богаты – тем и накормим, с голоду не помрут гости-то, родные как-никак!

- Нет, - возражали им в ответ,- инструкции не позволяют. А наше дело маленькое: отказать!»

Подумали - подумали старики, да решили племянницу Анну Шеленберг попросить сына пригласить: у нее и доход позволяет, и по-немецки она с чиновниками говорит на чисто литературном языке, а не на диалекте. И получилось: инструкции позволили, чиновники снизошли!

Но не тут-то было! Неудача неслась навстречу вприпрыжку. Приглашение отправили почтой, ценным письмом. Почта захромала, решила отдохнуть, присела – не доглядела, а письма, как ветром сдунуло! Ищи - свищи теперь.

Загоревали старик со старухой и опять пошли к племяннице просить. Племянница, конечно, смилостивилась и снова пошла к чиновникам за приглашением. Опять за оформление документа из скудной пенсии 30 евро заплатили, но письмо уже отправили с оказией, чтоб неудача в припрыжку не догнала и без приключений все же дошло! Так и случилось!

Через несколько дней звонок из Украины с радостной вестью – письмо передано в руки!

И начали старики потихоньку радоваться, предвкушая встречу с родными и любимыми. А они, тем временем, в Киев поехали, в консульство, визу открывать. Женщина в окошке цепко так-то оглядела, пролистала документы, сказала, что справок не хватает и домой отправила. Просители вернулись, справки собрали и опять к окошку пришли. На сей раз документы приняли, среди них справки о доходах, медицинские страховки и прочие нужные оригиналы!

Через пару дней решение пришло, как приговор: в визе отказать и штамп в паспорт поставили! Чтоб все знали: их не пустили. Значит, в чем-то провинились? Спрашивает себя сын? А в чем, подскажите, я чего-то не припомню… Чиновники, согласно, все тех инструкций, причину не называют. Могут о ней сказать только приглашающей стороне.

Опять пригорюнились старик со старухой, писать-то такие шибко грамотные письма по-немецки не умеют, решили придти в редакцию «Немецкой волны»: помогите, люди добрые: несправедливо как-то получается: детей к родителям не пущают.

Мы выслушали гостей, поговорили, еще раз скопировали справки, дали совет и образец письма, опротестовывающего решение немецких чиновников в Киеве с просьбой пересмотреть дело. Ведь причина-то уважительная: мать больная, сама в дальний пусть отправиться не может. Да и пенсия мала – сами ведь чиновники сказали!

Ну и мы со своей стороны позвонили в отдел пресс-службы посольства Германии в Киеве с просьбой обратить внимание на уважительные причины приглашающей стороны. Нам посоветовали письмо по электронной почте продублировать и прямиком в консульский отдел, чтоб скорее решить проблему. Ответа мы не дождались и после трех месяцев. Видать, много писем с такими просьбами приходят, да руки у чиновников не доходят, чтобы ответить на каждое в отдельности. Тоже, наверное, какая-то инструкция и по сему поводу под сукном нашлась!

Но у стариков надежда затеплилась, и притаилась в душе у стариков. Но ненадолго.

Ответ не заставил себя ждать – снова отказали! И причин не удосужились назвать!

И снова старик со старухой пришли в редакцию. Скажу вам: измученные пришли Витцке, с комом в горле, и совсем без веры в справедливость. Мне ничего не оставалось делать, как включить свой репортер и записать их на пленку. Пусть сами они скажут, что думают по сему поводу. И пусть политики с чиновниками услышат голос из народа. И, возможно, объяснят, в чем причина прорухи, с которой снова столкнулись старик со старухой?

Аудиозапись интервью.

Бюрократическая машина в Германии работает исправно. Но, как выясняется, иногда переламывает кости, если на некоторых её участках вместо людей роботы стоят, и живых людей за бумажками не видят. Зачем, - спрашивают себя многие немцы - переселенцы нас в Германии принимают, разрывая при этом семьи? Чтобы потом детей к родителям не пускать или родителей к детям?

Законы могут быть несовершенными, но ближе к совершенству, хотелось бы наивно полагать, должны быть люди, отвечающие за их правильное исполнение. Ведь в любом законе, как и в правиле, должны быть исключения, подтверждающие то же правило, и правильность того же закона.

Почему надо дело до суда доводить? Раскручивать его на полную катушку, время, в конце - концов, тянуть? А кто, скажите, гарантирует, что здоровье … пожилого человека выдержит этот долгий и трудный бюрократический марафон? Вопросы эти пока без ответа. И, упаси Бог, чтобы сыну ни пришлось вскоре добиваться визы, чтобы цветы на могилку матери или отца положить. И отменно работающий бюрократический аппарат иногда дает сбои, из-за которых, увы, всегда страдают живые люди….