1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

В Берлине рассуждали о модернизации России

Евросоюз на последнем саммите ЕС - Россия предложил Москве партнерство в деле модернизации страны. Однако немецкие политики по-разному понимают такую модернизацию и роль Евросоюза в ее осуществлении.

default

В одном и том же городе - Берлине - в один и тот же день и почти в одно и то же время прошли два публичных мероприятия, участники которых обсуждали различные аспекты модернизации России, а также роль Германии и Европейского Союза в этом деле.

Координатор германо-российского межобщественного сотрудничества в МИД ФРГ, заместитель председателя фракции ХДС/ХСС в бундестаге Андреас Шоккенхофф (Andreas Schockenhoff) пригласил для участия в круглом столе экспертов из разных стран. А в фонде имени Фридриха Эберта, близком к Социал-демократической партии Германии, выступал бывший канцлер ФРГ Герхард Шрёдер (Gerhard Schröder).

Процесс пошел

Андреас Шоккенхофф

Андреас Шоккенхофф

Андреас Шоккенхофф с помощью приглашенных экспертов попытался прозондировать новые перспективы сотрудничества с гражданским обществом России. Такие "новые перспективы", по его словам, появились в результате оживления контактов между Россией и ЕС, перезагрузки российско-американских отношений, потепления отношений между Россией и Польшей, а также развернувшейся в ходе экономического кризиса в самой России дискуссии о необходимости всеобъемлющей модернизации страны.

Правда, как посетовал Шоккенхофф, в России, даже внутри правящей элиты, пока нет согласия в том, какой именно должна быть модернизация, а три четверти населения России, согласно опросам, относятся к затее президента скептически, цинично или с апатией. Тем не менее, считает Андреас Шоккенхофф, процесс пошел и его уже не остановить. Вопрос в том, как его поддержать.

Наивные европейцы

Обходительный Юрий Джибладзе, президент российского Центра развития демократии и прав человека, явно не хотел разочаровывать гостеприимного хозяина встречи, но все-таки приглушил оптимизм Шоккенхоффа. Он предостерег от некоторой наивности европейских политиков. "Нам самим в России очень хочется поверить, - заявил Джибладзе, - что это уже новая эпоха по сравнению с тем непростым временем, которое было для гражданского общества, для демократии в последние 10 лет".

Перемены к лучшему, по его оценке, есть, но существует и опасность бюрократического процесса, опасность того, что идеи сотрудничества бюрократы - как с российской стороны, так и с европейской - поставят под свой контроль.

Эмблема Петербургского диалога

Петербургский диалог - имитация диалога

В качестве примера Юрий Джибладзе назвал "Петербургский диалог", который изначально замышлялся как форум для неформальных встреч представителей гражданского общества Германии и России, но превратился в имитацию диалога, в показуху и ярмарку тщеславия без какой-либо пользы для гражданского общества.

На вопрос о поддержке со стороны Евросоюза Джибладзе ответил так: "Нам нужна от Европы не только и даже не столько помощь в развитии гражданского общества, сколько политическая поддержка. Вопросы прав человека, демократии и гражданского общества должны быть важнейшей частью этого диалога".

Возможности Евросоюза

Юрий Джибладзе ратует за пакетный подход Евросоюза - согласие на экономическое сотрудничество только при условии демократических реформ. Если это возможно было даже с Брежневым в 1975 году в рамках Хельсинкского акта, когда третья, "гуманитарная корзина" по фундаментальным правам и свободам была поставлена наравне с экономическим сотрудничеством и безопасностью, значит, это в принципе возможно и сейчас, подчеркнул он.

О возможностях Евросоюза повлиять на внутриполитический процесс в России говорил за "круглым столом" у Андреаса Шоккенхофа и Арсений Рогинский, председатель правления международного правозащитного общества "Мемориал". Со свойственной ему прямотой и лаконичностью Рогинский процитировал высказывание Егора Гайдара на встрече с одним авторитетным немецким политиком, который несколько лет назад приезжал в Москву и спрашивал, что может сделать Германия для укрепления прав человека в России. Гайдар ответил ему: "Пока цены на нефть такие, вы ничего не можете сделать".

Общие интересы, но не общие ценности

Представительство ЕС в Москве

Представительство ЕС в Москве

Тем не менее, в Евросоюзе не унывают. Директор управления "Восточная Европа, Южный Кавказ и Центральная Азия" Еврокомиссии Гуннар Виганд (Gunnar Wiegand) напомнил, что еще несколько лет назад, после вступления в ЕС некоторых стран Восточной и Центральной Европы, Евросоюз сумел выработать новый, куда более трезвый и прагматичный, подход к России - без прежних иллюзий, например о том, что Россия пойдет тем же путем, что и Чехия, Польша или Венгрия.

В Брюсселе поняли, подчеркнул Виганд, что у Евросоюза с Россией есть общие интересы, но, увы, нет общих ценностей, а трактовка таких понятий, как свобода слова, свобода митингов и демонстраций, свобода печати - разная.

Гуннар Виганд рассказал о трудном ходе переговоров между ЕС и Россией о новом партнерском соглашении и подчеркнул, что Евросоюз настаивает на включении и "гуманитарной корзины" в качестве равноправной составной части этого соглашения. Что же касается партнерства ЕС в деле модернизации России, то оно, по убеждению Виганда, должно охватывать не только экономическую, но и общественную, политическую, правовую сферы. "С низведением партнерства до уровня сугубо технологического трансфера Евросоюз не согласится", - заявил он.

Именно такой усеченный вариант партнерства с Евросоюзом, по словам Гуннара Виганда, представляется оптимальным для некоторых российских высокопоставленных лиц, ратующих за тесную кооперацию, например, в сфере строительства атомных электростанций, освоения космоса, авиастроении, наннотехнологий, чтобы совместно осваивать рынки третьих стран.

Подход Герхарда Шрёдера

Герхард Шрёдер на фоне логотипа Газпром

Герхард Шрёдер теперь отстаивает интересы "Газпрома"

К числу таких высокопоставленных лиц, хоть и без российского паспорта в кармане, относится и бывший канцлер ФРГ Герхард Шрёдер, который перешел на работу в "Газпром" и теперь руководит строительством Северо-Европейского газопровода по дну Балтийского моря.

Выступая в фонде имени Фридриха Эберта, Шредер тоже говорил о необходимости модернизации России, но рассматривал проблему с сугубо экономической точки зрения. Технологический трансферт, по его словам, открыл бы невиданные перспективы перед представителями крупного бизнеса России и ЕС. О политической модернизации, реформе судебной системы, свободе печати, правах человека Шрёдер не говорил вовсе. Вскользь упомянул только проблему коррупции, которая, видимо, даже его доняла.

Но политическое сближение России и Евросоюза и он считает необходимым. Более того, экс-канцлер около 15 раз в том или ином контексте произнес слово "ассоциация". Он подчеркнул, что речь должна идти именно об ассоциации России и Евросоюза, ассоциативном членстве России в ЕС, что, с одной стороны, будет содействовать модернизации страны, а с другой - поможет и самому Евросоюзу преодолеть кризис. Причем, как считает Шрёдер, с ассоциацией надо торопиться, иначе Россия может уйти в Азию.

За "круглым столом" у Андреаса Шоккенхоффа и в фонде имени Фридриха Эберта выступавшие говорили на разных языках не только в буквальном смысле слова. Но в одном их позиции сошлись: и представители российских неправительственных организаций, и бывший канцлер ФРГ дружно ратовали за упрощение и даже отмену визовых процедур для поездок из России в страны ЕС и обратно.

Автор: Никита Жолквер
Редактор: Сергей Вильгельм

архив

Контекст