1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Хроника дня

В Белоруссии вступил в силу закон «О борьбе с коррупцией»

Независимые эксперты отмечают, что этот закон может оказаться очередным актом, который в реальности не будет действовать. Репортаж из Минска.

default

«Парадокс в том, что главным коррупционером в стране является сам президент…» (Гарри Погоняйло)

Korruption im Euroland

По утверждению некоторых юристов, истоки коррупции находятся в высших эшелонах власти страны

В понедельник 29 января в Белоруссии вступил в силу Закон «О борьбе с коррупцией». В нём расширен перечень «субъектов коррупционных правонарушений», то есть лиц, которые могут совершить нарушения закона, связанные с коррупцией. Независимые эксперты отмечают, что этот закон может оказаться очередным актом, который в реальности не будет действовать, как не всегда действуют нормы Уголовного и Угловно-процессуального кодексов, где также имеются статьи, предусматривающие ответственность за коррупцию.

В новом законе к потенциальным коррупционерам отнесены члены Совета Республики и депутаты местных советов, граждане, зарегистрированные в качестве кандидатов в президенты или депутаты; лица, занимающие в негосударственных организациях должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных и (или) административно-хозяйственных функций и многие другие. По мнению известного юриста Гарри Погоняйло, всевластие чиновников, царящее в Белоруссии, не способствует и не будет способствовать снижению уровня коррупции.

«Беларусь характерна тем, что как раз чиновничество занимает главенствующую роль во всех системах управления властью. Формирование и расходование бюджета – сегодня всё в руках чиновников. Более 80 процентов предприятий находятся в собственности государства. Поэтому соблазн порулить финансовыми потоками, бюджетными потоками у чиновников очень велик. А вот контролирующие функции государства крайне снижены. Парадокс Беларуси ещё и в том, что главным коррупционером в стране является сам президент. Возьмём его президентский фонд. Кем он контролируется? Никем! Ни Палатой представителей, ни Советом Республики, ни министерством финансов с его контрольными службами, ни Комитетом государственного контроля. Нет органа, который мог бы проконтролировать президентский фонд, который, как говорят, приравнен к государственному бюджету. Сегодня в стране, кроме самого президента, наверное, никто не может сказать, сколько в этом фонде денег, что за источники, которые подпитывают этот фонд, куда он тратится».

Полную версию репортажа нашего корреспондента в Минске Геннадия Кеснера слушайте в информационно-аналитической программе «Хроника дня».

Контекст