1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Вячеслав Лысаков: "Российский народ нуждается в постоянной встряске"

По мнению лидера российской неправительственной организации - движения автомобилистов "Свобода выбора", гражданское общество имеет перспективы в любой стране. И Россия не исключение.

default

Вячеслав Лысаков

DW-WORLD.DE: Вячеслав Иванович, ваша организация - это такой первый яркий пример гражданского общества в действии в России?

Вячеслав Лысаков: Я не могу сказать, что мы единственные. Думаю, "Солдатские матери" - аналогичное движение, созданное снизу. Есть еще экологи. Но экологам проще - они действуют, в том числе финансируются, в раках европейских и всемирных проектов. А "Солдатские матери", так же, как и мы, начали с нуля и не имеют никаких спонсоров.

Вообще о проблемах автомобилистов еще два года назад практически не говорили. Какой-то активности, социальной проблематики не было, пока не появилось движение "Свобода выбора".

- С чего все начиналось?

- Первую акцию мы провели в защиту правых рулей в 48 регионах 19 мая 2005 года. Был такой "драйв". Это все виртуально делалось - в режиме онлайн. В течение четырех суток удалось договориться, поднять людей, в регионах нашлись энтузиасты, которые взяли на себя задачу вывести колонны машин с нашей символикой - оранжевыми ленточками.

Оранжевый цвет очень нервирует наших чиновников, он был выбран специально как рефлекторный раздражитель. И мы с включенными фарами, с аварийками выехали к местным администрациям. Но не для того, чтобы предъявить претензии местной администрации, потому что вопрос решался в Москве - 19 мая должно было быть заседание правительства, где в повестке дня стояло обсуждение проблем отечественного автопрома, и была информация, что на этом заседании будет запрещена эксплуатация праворульных автомобилей.

А поскольку таковых автомобилистов к тому времени было около двух миллионов, а вместе с членами семей еще больше, то так вот тупо запретить значило лишить людей собственности, показать, что они вообще никто. То есть государство считает свой народ гв оздиками, которые можно забить по самую шляпку. Это было самое откровенное проявление авторитаризма. Вот меня это лично очень возмутило и оскорбило.

- И что вы сделали?

- Сначала я разместил на одном из дальневосточных сайтов сообщение с призывом: ребята, сколько мы можем терпеть, что нам указывают - что нам делать, что нам есть, что нам слушать, на чем нам ездить и так далее. И я предложил москвичам выехать к Белому дому, чтобы во время заседания выехать и курсировать там.

Потом я обратился к регионам, чтобы они сделали то же самое - выехали к своим администрациям. Сначала мало, кто верил в это, и были пессимистические отклики, но постепенно в течение суток удалось раскачать ситуацию, и в результате от Дальнего Востока до Калининграда прокатилась волна в несколько тысяч автомобилей с оранжевыми ленточками и лозунгами.

- Это была санкционированная акция?

- Это была акция гражданского неповиновения в чистом виде. И до сих пор эти автопробеги тяжело уложить в рамки закона. Это не пикет, не митинг, не шествие - это проезд колонной. Вообще это законом не запрещено. Я свободен передвигаться? Свободен. И потом, ведь есть статья 31 Конституции, которая гласит, что люди могут мирно собраться и выразить свое отношение к какой-то проблеме.

- Так значит это неправда, когда говорят, что население России пассивно и не может защищать свои права?

- Нет, народ очень пассивен. Для того чтобы его поднять, надо приложить огромные усилия. И для этого нужна большая подготовительная информационная работа. Для этого народ надо постоянно встряхивать, все время разъяснять, надо будить, тормошить людей. Это не искра, которая сразу разгорается. Это тлеющий костер, который надо разжигать и разжигать.

Потом люди благодарят за то, что их встряхнули, разбудили, что они почувствовали себя личностями, ощутили чувство единства, когда ты можешь "бодаться" с властью для защиты своих гражданских интересов.

Но вообще организовывать людей очень сложно, потому что народ инертный. Во-первых, народ наш, к сожалению, в силу социально-политических метаморфоз, которые в последние годы произошли, занят проблемой выживания. Во-вторых, все сейчас приобретает коммерческий налет, цинизм, и поэтому это отражается и на мироощущении. То есть люди стараются заниматься только своим личным мирком, ограниченным узкими интересами, очень слабо участвуют в социально-политическом процессе.

Есть в этом некоторый цинизм: люди считают, что они вряд ли могут что-то изменить, что уже все решено за них. И с этой апатией я и мои товарищи сталкивались не раз.

- А вас лично что заставляет всем этим заниматься?

- Некая идея – в то, что что-то можно исправить, и в то, что от тебя что-то зависит. Это, конечно, отчасти донкихотство, идеализм и наивность. Но и наивные люди делали много. Та же Хельсинская группа - их то же было всего 12 человек, но в том числе благодаря им рухнул этот колос на глиняных ногах - СССР. Здесь дело не количестве, а в неравнодушии.

- Что вы можете сказать тем, кто считает, что Россия просто не приспособлена к демократии и гражданскому обществу?

- Гражданское общество имеет перспективы в любой стране. Как показала практика, есть рычаги, определенные методы воздействия на власть, которые можно использовать, но для этого надо работать.

- А вас и вашу организацию не хотят использовать перед выборами в политических целях?

- Нашу организацию политики никак не используют, потому что мы вне партийного строительства и стараемся делать так, чтобы все партии были равноудалены от нас. Если вы имеете в виду, не используются ли политиками стихийные выступления автомобилистов, то их не так много. Наша организация появилась два с небольшим года назад. За это время мы провели 10 акций, и никакого участия политиков там не было.

Беседовал Сергей Морозов

Интервью

Контекст

Архив