1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

"Вы предупреждены": помогать беженцам в РФ - грех и позор?

Комитет "Гражданское содействие" - единственная в России НКО, которая систематически защищает права беженцев, включена в реестр иностранных агентов. Чего опасаются власти в РФ?

Российские миграционные службы систематически игнорируют Конвенцию ООН по правам беженцев, констатируют правозащитники. Статус беженца получить практически невозможно, а каждое временное убежище приходится добывать в неравной схватке с чиновниками. Вдобавок ко всему, единственную в России некоммерческую организацию, которая занимается помощью беженцам, Минюст внес в реестр иностранных агентов.

"Харам! Вы предупреждены"!

Лидо Саид работала учительницей английского и математики в афганской школе для девочек. В 2011 году талибы начали ходить по школам и бросать записки, в которых говорилось, что обучение девочек - "харам", то есть, "грех и позор". Это была "черная метка", знак - "вы предупреждены"! Но Лидо продолжала работать. Однажды 4 вооруженных человека с закрытыми лицами остановили ее мужа и избили его, упрекая в том, что он разрешил жене работать учительницей, рассказывает Лидо: "Угрожали убить и меня, и его". После этого она все же не бросила школу, так как семье нужны были деньги.

Лидо, афганская беженка

Лидо, афганская беженка

Через 2 месяца муж не вернулся с работы домой. Спустя три дня обнаружилась его машина. Рассказывая об этом, Лидо плачет: мужа так и не нашли. Лидо с дочкой еще 9 месяцев жила у его дяди, никуда не выходя из дома. Потом оказалось, что дядя их больше содержать не может, и Лидо через Кабул и Узбекистан нелегально приехала в Россию, где живет ее деверь. Чтобы оплатить выезд, семье пришлось продать дом и машину пропавшего мужа, Лидо продала свое золото. Посреднику заплатили около 4000 долларов, рассказывает беженка.

Комитет помощи беженцам

Уже больше года женщина с ребенком живет в России нелегально. Ситуация тупиковая: "Подавали на статус беженца - отказ, на временное убежище - опять отказ", - сетует заместитель председателя Комитета помощи беженцам "Гражданское содействие" Елена Буртина. Теперь Лидо снова пришла в комитет, чтобы попытаться через УВКБ ООН запросить убежище в третьей стране. "Шансы невелики, но мы попробуем", - говорит Буртина.

Вслед за Лидо приходит гражданин Йемена, который после начала военных действий был вывезен самолетом МЧС в Россию и теперь живет в подвале посольства. В соседней комнате рассказывает свою историю гражданка Украины. В коридоре ждут сирийцы, таджики, чеченцы - история каждого могла бы стать голливудским сценарием. Каждый приемный день через "Гражданское содействие" проходят около полусотни посетителей.

Елена Буртина

Елена Буртина

Но даже при поддержке правозащитников шансы получить убежище в России крайне малы: сегодня всего около 600 человек имеют статус беженца, а временное убежище можно получить разве что по указке сверху. "Например, в рамках какой-нибудь политической кампании, - говорит Елена Буртина. - Сейчас есть установка давать убежище украинцам. Во время войны в Грузии его получали осетины. Одно время с грехом пополам давали сирийцам, но сейчас у нас пачками идут отказы". "Зачем Россия вообще подписала конвенцию о беженцах, если не собирается ее выполнять?", - задает риторический вопрос правозащитница.

От гуманитарной помощи до юридической поддержки

Организация появилась в 1990 году, когда в Москву после событий в Баку стали привозить армян. "Тогда мы занимались в основном гуманитарной помощью - одежда, лекарства", - вспоминает Буртина. В тот момент у комитета, возглавляемого московским преподавателем математики Светланой Ганнушкиной, еще не было отдельного здания, прием вели в здании редакции "Литературной газеты".

После Баку был Карабах, потом Таджикистан, Абхазия, чеченская война. Постепенно волонтеры поняли, что проблемы беженцев - это не только еда, одежда и крыша над головой, но и взаимодействие с госструктурами: кого-то надо взять в школу, кому-то назначить пенсию, кого-то положить в больницу. Энтузиасты комитета научились писать запросы и жалобы, изучили миграционное законодательство и взяли на себя работу, которая беженцам дается труднее всего - общение с чиновниками.

Беженцы на консультации в Гражданском содействии

Беженцы на консультации в "Гражданском содействии"

В 1998 году представители УВКБ ООН по делам беженцев предложили комитету финансовую поддержку, чтобы наладить систематическую работу общественной приемной. Этих денег хватило на льготную аренду помещения и зарплату сотрудников. "Мы все тогда страшно стеснялись получать деньги, отказывались от них в пользу беженцев, - вспоминает Елена Буртина. - Я чуть не поссорилась с мужем: у меня зарплата была 200 долларов, из них 100 я отдавала на нужды комитета".

Но работа требовала все больших усилий - вчерашние учителя и научные сотрудники полностью посвятили себя беженцам и стали профессиональными правозащитниками. Организация стала заниматься и другими проектами - например, ее сотрудники пытаются бороться с дискриминацией кавказцев в российских тюрьмах, занимаются социальной адаптацией детей беженцев, представляют в суде интересы жертв насильственных преступлений на почве ксенофобии.

"Иностранный агент"

20 апреля комитет получил свою "черную метку" - организация "Гражданское содействие" обнаружила себя в списке иностранных агентов. Информация об этом появилась на сайте министерства юстиции. Даже в рамках не правовой логики закона об иностранных агентах решение было безосновательным, считает глава комитета Светлана Ганнушкина.

Беженцы, которым помогает Гражданское содействие

Беженцы, которым помогает "Гражданское содействие"

Закон 2012 года называет "иностранными агентами" организации, которые, во-первых, получают зарубежное финансирование, а во-вторых, занимаются политической деятельностью. Иностранное финансирование своих проектов комитет не отрицает. Но можно ли считать, что он занимается политической деятельностью?

Прокуратура усмотрела ее в двух проектах организации. Первый - антикоррупционная экспертиза, которую производили эксперты, аккредитованные при министерстве юстиции, объяснила Ганнушкина в интервью "Открытой России".

В рамках этого проекта эксперты "Гражданского содействия" анализировали российское законодательство на предмет того, какие оно предоставляет лазейки для коррупции. Второй проект связан с гуманизацией пенитенциарной системы: "Мы выявляли случаи избиений, пыток и дурного обращения с людьми, которые находятся в местах лишения свободы", - заявила Ганнушкина. По мнению правозащитницы, ни то, ни другое никак нельзя считать политической деятельностью, тем более - в иностранных интересах.

Решение Минюста может существенно осложнить работу организации. "Дело даже не в том, что теперь нам придется в два раза чаще делать финансовую отчетность", - говорит Елена Буртина. Проблема в том, что с таким ярлыком комитету будет гораздо сложнее сотрудничать с государственными структурами: ФМС, МВД, Погранслужбой, Минздравом, Соцзащитой и множеством других. "Сейчас они по крайней мере отвечают на наши запросы. Но Минюст уже подготовил поправки, запрещающие госслужащим участвовать в деятельности иностранных агентов", - говорит правозащитница. Если эти поправки будут приняты, это может поставить под угрозу всю работу организации.