1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Вы меня слушаете?

25.04.2002

Вы меня слышите? Глупый вопрос, да? Потому что если Вы включили радио и настроились на «Немецкую волну», то как раз меня-то Вы сейчас и слышите, хотите Вы того или нет. А вообще-то, Вы слушаете, что именно я говорю, или у Вас радио просто так, в качестве шумового сопровождения включено? Вот этот вопрос не такой уж глупый, решили сотрудники нескольких радиостанций в Германии, и создали специальный фонд под названием «Слушайте!» Леони Рёмлинг подготовила сообщение о том, что это за фонд, и чем он занимается. Так что, слушайте:

Муж не слушает жену. Вернее, он, делает вид, что слушает, а сам читает газету. Жена, конечно, видит, что он её не слушает, но всё равно говорит дальше. Впрочем, мужу и не надо внимательно слушать, она ведь всё равно только пересказывает то, что вчера видела по телевизору. Не только жена мужа, не только дочь отца, никто никого не слушает. Все пропускают всё мимо ушей. И не потому, что число глухих резко возросло, а потому что люди разучились слушать. А связано это с развитием телевидения и новых средств коммуникации, как, например, интернет. Люди всё больше зависят от визуальной информации. То есть, все мы всё больше смотрим и всё меньше слушаем. Вот к такому примерно выводу пришли инициаторы фонда под названием «Слушайте». Инициаторы - это, в первую очередь, несколько общественно-правовых и частных радиостанций и центров новых средств массовой информации. Чем же они занимаются? Ну, например, в 50 начальных школах уже существуют «Клубы слушателей». Один раз в неделю дети собираются, чтобы послушать радиопьесу. Потом они её обсуждают, рисуют героев и отдельные сцены. Ведь телевидение конкретно, оно предлагает зрителю готовые образы и ситуации, то есть, оставляет мало простора для творчества и фантазии. Попробуйте попросить десятилетнего ребёнка пересказать мультик или фильм, который он только что видел по телевизору. Он тут же начнёт размахивать руками и выражаться местоимениями и междометиями, типа «Она трах, бах, а он шлёп». А в «клубах слушателей» дети учатся не только слушать, но и говорить между собой. Но то, чему играючи учатся дети, не помешало бы и взрослым, считает сотрудница гессенского радио Ренате Элерс:

«Секретарша сидит за компьютером, открывает какую-то программу, печатает текст, тут звонит телефон, стрекочет факс - ситуация, наверное, знакома всем. В наше суматошное время всем приходится делать несколько дел одновременно. И многие из нас научились прекрасно с этим справляться. Правда, при этом мы разучились слушать, то есть концентрироваться на том, что именно нам говорят и осознавать услышанное».

А уметь внимательно слушать, выслушивать собеседника важно не только женам и мужьям, учителям и врачам или духовникам. Давно уже разучились слушать менеджеры, руководители предприятий и... политики. Сотрудница фонда «Слушайте» Катя Бергманн объясняет это так:

«Бытует такое мнение, что слушать - это пассивное действие, а говорить - активное. То есть, политики и менеджеры считают, что их дело - говорить, а дело подчинённых и избирателей - слушать. Это такой способ самоутверждения. Но при этом многие забывают, что у каждой медали две стороны. Только тот, кто внимательно выслушивает собеседника, знает, о чём вообще идёт речь, и может дать разумный ответ».

Перевоспитывать политиков и менеджеров фонд «Слушайте!» не собирается, пустое это занятие. Но он будет финансировать различные проекты по развитию навыков слушания, в том числе школьное радио. И вообще, способов научиться слушать достаточно много. Вот Вы сейчас добрых три минуты меня слушали и радио не выключили. Большое Вам за это спасибо.

Ну вот, слушать нас с Вами научили. Мораль, наверное, проста: выключайте телевизор, включайте радио. Я, как Вы понимаете, такое решение целиком и полностью поддерживаю. Но если людям приходится заново учиться слушать, то как же обстоит дело с чтением? Какие книги покупают немцы, и как они их выбирают? Сообщение об этом подготовила Кристина Харьес:

Читатели и «мебельщики»

23 апреля, в день смерти Шекспира и Сервантеса, ЮНЕСКО проводит международный день книги. Прекрасный повод посмотреть, что люди читают и почему. Как всегда в таких случаях, газеты публикуют результаты разного рода опросов и исследований. Выберем только два. Результат первый, пугающий: 42 процента 15-летних школьников в Германии признают, что ещё никогда в жизни не читали просто так, для удовольствия - комиксы не в счёт. Выходит, книга для них связана с учебником, с работой, с принуждением. Результат второй, обнадёживающий: на вопрос о том, от чего люди готовы отказаться на необитаемом острове: от радио, телевидения, интернета, только 13 процентов опрошенных ответили, что они готовы обойтись без книг. Значит, люди всё-таки читают. Спрашивается, только, что? Чтобы ответить на этот вопрос, достаточно заглянуть в список бестселлеров, который каждую неделю публикует гамбургский журнал «Шпигель». Список составляют не литературные критики и не журналисты. Редакция «Шпигеля» просто суммирует данные кассовых компьютеров из 200 книжных магазинов, разбросанных по всей Германии. По количеству проданных экземпляров и составляется список. Вот уже несколько недель подряд его возглавляет новый роман Гюнтера Грасса «Мудрый краб». В нём писатель описывает гибель пассажирского лайнера «Вильгельм Густлов», на котором в 1945 году из тогдашнего Данцига, а ныне Гданьска эвакуировались немецкие беженцы и раненые. Корабль был потоплен советской подводной лодкой. Тема тяжелая, Гюнтер Грасс - писатель сложный и многословный. Так что читатели несут из книжного магазина домой тяжкую во всех отношениях ношу. И дорогую - книга стоит больше 20 евро. Тем не менее, роман Грасса уже разошёлся тиражом более 1 миллиона 200 тысяч экземпляров. Спрашивается, действительно ли эти увесистые тома будут прочитаны? А если нет, то зачем люди их покупают? Устроитель литературного фестиваля «Лит. Колонь». Эдмунд Лабонт объясняет:

«Одна из функций таких книг - это, конечно же, престиж. Самый яркий пример тому - книги Умберто Эко. «Имя Розы» и уж тем более «Маятник Фуко» - это сложные романы, недоступные по форме и содержанию довольно значительной части населения. Тем не менее, они пользовались бешеным спросом. Я не могу объяснить это иначе, чем соображениями престижа. Эти книги стоят непрочитанными на почётном месте в книжных шкафах. Многие их покупают не для себя, а для гостей».

Другой пример - «Гарри Поттер». В списке бестселлеров сейчас значатся целых четыре романа из бесконечной серии английской писательницы Джоан Роулинг. Ну, казалось бы, какой престиж в чтении детских книжек? Однако «Гарри Поттера» читают и активно обсуждают не только школьники пятого класса, но и солидные банкиры. Ничего не поделаешь, мода. Издательство так раскрутило серию, что не знать «Гарри Поттера» - просто стыдно. А что будет стыдно не знать завтра? Эдмунд Лабонт уже знает, что будет в моде:

«Всё уже давно идёт к тому, что в моде будут скандинавы. Начало положил Эрик Фоснес Ханзен своим романом «Хорал в конце пути». И теперь всё больше читателей открывают для себя скандинавов. Вполне возможно, что если они наводнят списки бестселлеров, то за читателями и мебельщики потянутся. Я имею в виду тех, кто книги покупает для мебели».

Ещё одна тенденция - немцы покупают очень много путеводителей и страноведческой литературы. А после 11. сентября резко подскочил спрос на книги об Исламе. Но будь то художественная или справочная литература, основной её враг - нехватка времени у читателей. Может быть, именно поэтому растут тиражи книг на аудио-носителях. Очень удобно: включаешь компакт-диск с романом Стена Надольного «Открытие медлительности» и слушаешь его в машине на автостраде на скорости 200 километров в час.

Красит ли канцлер волосы?

И, в заключение, сегодняшней передачи - маленькая заметка о странном аспекте начавшейся в Германии предвыборной борьбы. На него обратили внимание участницы форума «Немецкого Совета женщин». Вообще-то они обсуждали очень серьёзную тему - недостаточное представительство женщин в средствах массовой информации. Но в ходе дискуссии была затронута и такая важная тема, как прически: причёски ведущих на телевидении и причёски политиков. На форуме побывала Мехтхильд Цшау. Вот её сообщение:

Своё выступление сотрудница берлинской газеты «ТАЦ» Беттина Гаус начала с маленького триумфа:

«Мы тут говорили о том, что женские причёски так важны. Так вот, в этой области, сдаётся мне, мы достигли равноправия. Где-то неделю тому назад в гамбургском суде слушалось дело - я вижу по Вашей реакции, что вы знаете о чём я говорю».

А говорила Беттина Гаус о причёске канцлера Германии Герхарда Шрёдера. До этого темой широкого обсуждения в немецких средствах массовой информации была причёска Председателя оппозиционного Христианско-демократического союза Ангелы Меркель. Причёска у госпожи Меркель действительно незатейливая - жиденькая челочка, прямой пробор, прямые волосы до плеч. Вот такой она прямолинейный человек. Но обозреватели серьёзных газет взялись гадать, насколько подскочил бы рейтинг госпожи Меркель, решись она изменить причёску. А одна фирма по прокату автомобилей даже воспользовалась этими спорами и выпустила рекламный плакат с изображением Ангелы Меркель. Только волосы у неё на плакате встали дыбом, причём не от ужаса, а от восторга, мол, такие выгодные цены у той самой фирмы. Сама Ангела Меркель над плакатом искренне, а может быть, и не совсем, посмеялась. Но причёску не изменила, разве что немножко подкрасила волосы в менее унылый цвет. Иное дело Канцлер. Одна крупная бульварная газета выступила с сенсационным сообщением: Канцлер красит волосы. Тут же эту весть подхватили другие газеты и телевидение. Пошли заголовки типа «Канцлер молодится», «Канцлер стыдится своих седин». И Герхард Шрёдер не выдержал такого зловредного покушения на его мужское достоинство. Он обратился в суд с требованием запретить распространение клеветы. Беттина Гаус анализирует причины такой обидчивости:

«Ход мыслей, наверное таков: кто волосы подкрашивает, тот и статистику приукрашивает. Так что это обращение в суд явно продемонстрировало населению, то есть нам, какого мнения о нашем с Вами уровне умственного развития придерживаются те, кого мы избираем. Очень плохого они о нас мнения».

Можно, конечно, смеяться или возмущаться тем, что причёски политиков становятся темой обсуждения в СМИ и даже предметом судебного разбирательства. В одном с Беттиной Гаус трудно не согласиться: равноправие - во всяком случае, в этом вопросе - достигнуто. Другое дело, что 80 процентов ответственных постов в политике и в средствах массовой информации до сих пор занимают мужчины.

Вот и всё на сегодня. Спасибо нашим авторам Леони Рёмлинг, Кристине Харьес и Мехтхильд Цшау.