1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мосты

Выставка Андреаса Предигера в Баварии / В Германии изучают диалекты российских немцев

16.02.2006

В баварском городе Бад Райхенхаль проходит выставка работ самобытного художника Андреаса Предигера. Уже сороковая по счету.

С подробностями Константин Июльский.

Его картины необычны, это скорее политические плакаты, раскрывающие преступления сталинизма против российских немцев. „Я рисую историю моего народа“ – не устает повторять он. Эту историю бывший трудармеец Андреас Предигер знает не понаслышке. После отмены комендатуры Андреас Предигер неоднократно подавал заявления на учебу, но каждый раз получал отказ.

Лишь в 35 лет Андреасу Предигеру удалось наконец поступить на заочное отделение красноярского педагогического института. После окончания работал учителем в школе, в свободное время рисовал. Свои первые работы - сибирские пейзажи, портреты земляков-шахтеров- он продемонстрировал в 1967 году в Прокопьевске. Это были привычные, не вызывающие особых эмоций картины, такие писали в то время практически все художники. Поворот в творчестве Андреаса Предигера произошел в начале 90-х годов. Все началось со статьи „Не допусти бог“, которую он прочитал в газете «Нойес Лебен». Тракторист Григорий Шамота рассказал, как в середине пятидесятых годов, работая в поле, он натолкнулся случайно на массовое захоронение

Эта статья всколыхнула в нем тяжелые воспоминания: отец и четверо братьев Андреаса погибли в ссылке. Может быть и их останки покоились в этом масcовом захоронении. „Господи, не допусти“ – так назвал свою первую работу Андреас Предигер. Безбрежная целина усеянная черепами. Впоследствии эта картина стала центральной частью триптиха „Апофеоз сталинизма“.

Сегодня в собрании произведений Предигера около сотни картин обличающих преступления сталинизма. Женщины, изнемогающие от непосильного труда на лесоповале, пропитанная слезами библия - случайно уцелевшая в концлагерях, истощенные от голода люди.

Практически ни одно крупное мероприятие российских немцев в Германии не проходит в последние годы без выставки работ Андреаса Предигера. Несмотря на свой возраст, в этом году ему исполнится восемьдесят лет, он все еще бодр и полон сил и творческих планов. Его по-прежнему волнуют проблемы российских немцев, он искренне переживает их раздробленность. Этой теме посвятил он одну из своих последних картин.

Сейчас Андреас Предигер работает над проектом памятника бывшим трудармейцам.

В 2000 м году Андреас Предигер стал лауреатом премии в области изобразительного искусства. Этой высокой награды его удостоило правительство земли Баден Вюртемберг. Нельзя чтобы горькие страницы истории российских немцев канули в забвение, сказал он на церемонии награждения.

С Андреасом Предигером беседовал Константин Июльский.

А теперь к другой теме.

В 90-е годы германские чиновники пожимали плечами, слыша диалекты, на которых говорили переселенцы - российские немцы. А историков и языковедов эти, уже исчезающие наречия, заинтересовали всерьез. Проект по изучению языка российских немцев возглавила Нина Беренд, сотрудник Мангеймского института немецкого языка. С Ниной Беренд связалась моя коллега Людмила Скворчевская.

Нина Беренд родилась на Алтае, в деревне, основанной в 1909 году немецкими колонистами. Теми, которые перехали сюда с Украины по столыпинской аграрной реформе.

«Коренные жители все говорили на франкском диалекте... во время войны к ним подселили пфальский диалект... началась неразбериха... с отцом я разговаривала на франкском диалекте, с матерью на пфальском... а между собой они говорили каждый на своем... потому что изучить диалект очень тяжело. Но основные языковые признаки диалектов сохранились. Поэтому те диалекты, на которых там говорили, в Германии вообще не существуют».

Изучению диалектов, на которых говорят этнические немцы в России, Нина Беренд посвятила всю свою жизнь: еще в бывшем Советском Союзе она защитила диссертацию на эту тему.

«Я исследовала немецкие диалекты с точки зрения, какую структуру они имеют по сравнению с теми диалектами, которые здесь распространены. Там были баварский, гессинский, пфальский и так далее... но они смешались... но основа сохранилась».

После переезда в Германию в 1989 году, Нина продолжила работу по изучению языка, на котором говорят российские немцы.

«Здесь я совсем с другой точки зрения подхожу. Здесь ученых интересует... какова интерференция русского языка, как они смешали немецкий язык с русским...»

Два с половиной столетия, проведенные в русской среде, не прошли для немцев даром: их речь приобрела русские языковые интонации, в немецких словах проявились русские суффиксы.

«Они берут немецкое слово и употребляют его по русской грамматике... или наоборот... часто они берут русские слова-частицы... «ну вот так» по-русски, а они говорят «вот so »... Они любят брать русские глаголы ... если ты уже позвонил, они говорят: «Хаст ду шон звонит?»

Нина Беренд – автор нескольких книг, посвященных истории и трансформации языка этнических немцев, живших в бывшем Советском Союзе. А в этом году под ее руководством в Мангеймском институте стартовал проект под названием «Язык и диалекты немцев в России. Прошлое и настоящее».

«Что касается немецкого языка в России, мало, что исследовано... научных исследований мало... какие диалекты, как и когда произошло смешение языков... а ведь это очень интересно для самих переселенцев... это все вопросы, которые здесь любят изучать... и немецкие студенты, и переселенцы... многие ищут свои корни, откуда я родом?».

Как рассказала Нина, она и ее партнеры в России ведут опросы, собирают исторические сведения, записывают фонограммы разговорной речи российских немцев.

«Партнеры по этому проекту у меня... из Красноярска и Барнаула... они будут описывать, что там сохранилось, в архивах будут работать... выяснять, до какого времени существовали эти диалекты, какую роль сейчас играет этот язык для людей, живущих там, вы же знаете, что сейчас там уже мало осталось».

Немецкая деревня, в которой родилась и выросла Нина Беренд, еще существует. Только немцев там почти не осталось.

«Эти диалекты постепенно все исчезнут... и если хочешь их описать и сохранить, надо делать это сейчас...»

Молодежь уже не говорит на диалектах предков. Но интерес к своим корням у переселенцев большой. Так что эти исследования нужны не только ученым-языковедам, но и самим немцам, считает Нина Беренд.

И с ней трудно не согласиться. Российские немцы в бывшем СССР считались этническими немцами, а в Германии они продолжают оставаться российскими немцами. Это отдельный этнос, особенности которого еще долго будут занимать ученых языковедов, этнологов, историков.