1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

Выйду ль я на улицу...

04.11.2003

Сегодняшняя передача и следующий выпуск радиожурнала «Европа и европейцы», который выйдет в эфир через неделю, будут посвящены европейским улицам и площадям. Не всем, конечно, и даже не всегда знаменитым, но всё же избранным. Я начну с песни, наверняка, многим из вас хорошо известной.

ПЕСНЯ «Улица родная...»

Старая песня эта вызывает определённые ностальгические чувства. Но у меня лично – не только ностальгические. Не задевая – упаси Господь! – ничьего локального патриотизма, всё же хочу напомнить, какие ещё, кроме своей, есть улицы на свете. Просто назову некоторые. Виа Толедо в Неаполе, Елисейские поля в Париже, магазинная Оксфорд–стрит, газетная Флит–стрит и клубная Бонд–стрит в Лондоне, бульвар Рамблас в Барселоне и бульвар Круазет в Канне, миланская виа Монте Наполеоне, где «Гуччи» соседствует с «Кристианом Диором», а того подпирает «Джорджио Армани»... В общем, есть на свете и что–то не менее дорогое (как в прямом, так и в переносном смысле), не менее дорогое, чем родные пятиэтажные «хрущобы» московского Открытого шоссе, на котором вырос ваш покорный слуга.

Ну, да ладно. Не будем о личном. Давайте лучше о вечном. Самое первое в истории человечества шоссе, самую первую столбовую дорогу, мощёную дорогу построили ещё древние римляне. Эта улица – она находится в итальянской столице – до сих пор выполняет своё древнее предназначение. Она называется Старая Аппиева дорога. О ней рассказывает наш римский корреспондент Алексей Букалов:

Есть на городской карте Рима название, сразу же вызывающее у любого начитанного и любознательного человека волнение: «виа Аппия Антика», или Старая Аппиева дорога. Это одна из достопримечательностей Вечного города.

Когда мы говорим о вкладе римлян в мировую цивилизацию то чаще всего называем акведук – водопровод, «сработанный еще рабами Рима», по выражению Маяковского, канализацию, а также римское право, положенное в основу всех современных законов человечества. Но не будем забывать еще одно нововведение, в корне изменившее темпы прогресса. Речь идет о мощении дорог. Римским легионерам надоело надолго останавливать свои походы из-за дождей, слякоти и непролазной грязи на пути. И тогда римский цензор (высокая должность по тем временам). Аппий Клавдий построил в 312 году до нашей эры первое шоссе в мировой истории - дорогу, связывающую Рим с южными провинциями, и впоследствии названую его именем: Аппиева дорога. Вела она в сторону «каблука» Апеннинского полуострова - сначала в Неаполь, а оттуда в Капую, Беневент, Таранто и Бриндизи, порт на Адриатическом море.

Римляне, как известно, всем искусствам предпочитали искусство удобно жить. Прокладка дорог обеспечивала здоровое функционирование империи. До сих пор основные дороги не только Италии, но и всей Европы лежат на фундаменте тех, древнеримских.

Сейчас в черте города Аппиева дорога начинается от ворот Святого Себастьяна, проделанных в Аврелианской стене, и тянется всего на десять километров. Неширокая, она зажата между высокими оградами богатых вилл, развалинами гробниц и монастырскими стенами. По большей части дорога покрыта асфальтом, но на некоторых участках сохранились брусчатка и древние базальтовые плиты.

Каждый шаг по Аппиевой дороге, объявленной сейчас, вместе с окрестностями, археологическим заповедником национального значения, - это вехи истории, античной и христианской...

У первой развилки дороги – небольшая часовня «Кво вадис?». О на напоминает о последней встрече апостола Петра с Христом. По апокрифическому преданию, Петр, уходивший из города от преследований римских властей, увидел идущего ему навстречу по Аппиевой дороге Иисуса и недоуменно спросил: «Кво вадис? - Куда идешь, Господи?» - «Иду в Рим, чтобы второй раз быть распятым», - ответил Христос.

Он исчез, и на камнях остались следы его босых ступней. А Петр повернул назад, навстречу своей мученической смерти. В маленькой церкви установлена мраморная плита со следами ног Спасителя, и здесь же находится памятник польскому писателю Генрику Сенкевичу, описавшему эту встречу в своем историческом романе «Камо грядеши» («Куда идёшь»), удостоенном Нобелевской премии.

Вдоль всей Аппиевой дороги, где на поверхности чередуются виллы римской знати, известных артистов и дипломатов, глубоко под зелеными газонами тянутся подземные галереи, высеченные в мягком вулканическом туфе, - катакомбы. Древние римские законы запрещали хоронить в черте города. Сначала в этих катакомбах добывали камень, затем приспособили под захоронения. Бесконечные стеллажи с погребальными нишами тянулись на десятки километров. Во времена преследования ранних христиан катакомбы стали им надежным прибежищем: места погребения считались неприкосновенными.

На одном из следующих после часовни «Кво вадис?» перекрестков стоит базилика Святого Себастьана, одна из семи римских церквей, посещение которых считалось обязательным для паломников. Там хранится одна из стрел, которыми расстреливали святого, а в расположенных под храмом катакомбах одно время были захоронены апостолы Петр и Павел.

Огромное сооружение напротив базилики Святого Себастьяна - это античная усыпальница, мавзолей Цецилии Метеллы. Древняя надпись гласит, что в этом каменном цилиндре диаметром 20 метров покоится дочь Метелло, покорителя Крита во времена республики. Через несколько сот метров открывается громада цирка Максенция, построенного в 309 году нашей эры императором Максенцием в память о своем рано умершим сыне Ромуле...

Наша прогулка по Аппиевой дороге может продолжаться еще долго. Лучше всего приходить сюда перед закатом: на фоне темно–синего неба дорога кажется таинственной и живой, а еще не загоревшиеся фонари напоминают о прочитанной в детстве книжке Джованьоли «Спартак», где сказано, что вдоль Аппиевой дороги в 71 году до нашей эры были распяты шесть тысяч рабов - участников спартаковского восстания...

Двухэтажная Старая Аппиева дорога, о которой рассказывал наш римский корреспондент Алексей Букалов, – одна из самых моих любимых улиц. Дорога эта – я имею ввиду её исторический отрезок – недлинная, всего десять километров, поэтому за два–два с половиной часа её легко пройти пешком. Что я однажды и сделал. Единственное неудобство – на протяжении нескольких километров вдоль дороги нет тротуара – лишь узкая тропинка. Но и машины, правда, ездят сравнительно нечасто. Пробок здесь – в отличие от подавляющего большинства других римских улиц – не бывает.

О пробках на городских улицах и о тех, кто геройски, даже с риском для жизни, помогает с ними справляться, – в репортаже Маргариты Кальтц:

Немецкая столица в начале двадцатого столетия. Берлин становится международным центром. Уже тогда он был самым большим и самым важным городом Германии. Говорим – большой город, подразумеваем –огромное количество улиц. Курфюрстендамм, Лейпцигер штрассе, Фридрихштрассе и Унтер дер Линден, – именно здесь 21 декабря 1902 года было решено положить конец хаосу на улицах столицы.

«Синими» называли в ту пору регулировщиков дорожного движения из-за униформы ярко-синего цвета. Трель свистка стала привычным звуком на улицах города, а жестикуляцию регламентировала служебная инструкция. Поднятая вверх правая рука означала «ехать медленно», открытая ладонь правой – «внимание».

В 1906 году в Берлине был создан отряд по поддержанию порядка на дорогах. В него входили два вахмистра и двадцать два полицейских. В те времена на площади «Потсдамер–платц» круглосуточно дежурили один вахмистр и одиннадцать рядовых. Сегодня постоянную вахту на улицах столицы обычно несут около четырехсот полицейских.

Надо сказать, что в начале двадцатого столетия на трели свистков участники дорожного движения обращали внимание, к сожалению, не всегда. Некоторые полицейские, несмотря на свист, даже гибли на службе под колёсами экипажей. В газетах того времени практически каждый день можно было прочесть сообщение о том, что в очередной раз кто-то переехал регулировщика. В связи с этим в 1910 году было принято решение: полицейские должны нести службу на специальном возвышении. Это была тумба высотой метр двадцать. Сегодня блюстители дорожного порядка на тумбах не стоят, а передвигаются на автомобилях или мотоциклах. Их сирены, конечно, громче устаревших свистков.

В 1907-м году впервые была опубликована дорожная статистика. Каждый час по «Потсдамер–платц», где сходились пять главных улиц Берлина, проезжали 1743 экипажа, а ежедневно эту площадь 318 раз пересекали трамваи.

Количество автомобилей на улицах столицы увеличивалось с молниеносной быстротой. В 1898 году во всем Берлине насчитывалось лишь десять автомобилей и четыре мотоцикла, а двумя годами позже по улицам немецкой столицы уже разъезжали 133 авто и 35 мотоциклов. Что уж тут говорить о дне сегодняшнем. Согласно статистике, в наши дни в столице насчитывается более миллиона двухсот тысяч легковых автомобилей, около девяноста тысяч грузовиков и столько же мотороллеров и мотоциклов.

В начале прошлого века правила дорожного движения стали обязательными для всех. Существовали, между прочим, и правила для пешеходов, запрещавшие им, в частности, неожиданно выбегать на проезжую часть. А велосипедисты должны были иметь при себе специальное удостоверение, где значились имя и адрес водителя двухколесного транспортного средства. Если же велосипедист такого документа при себе не имел, то с него взимался штраф в размере трех рейхсмарок (по тем временам, – ощутимая потеря для кармана). Ну, а владельцы автомобилей были обязаны перемещаться не быстрее скорости лошади, то бишь не быстрее пятнадцати километров в час. Надо сказать, что уже тогда не все соблюдали ПДД. Тогдашние берлинские таксисты – извозчики – создавали немало проблем, считая, как и таксисты в наши дни, что они – короли дорог и им не стоит обращать внимание ни на правила, ни на других водителей, ни на пешеходов.

Ну, а что же сегодня? В Берлине в 2003 году регулировщик, размахивающий руками, – это, скорее, невидаль, чем привычная картина. Вот если ломается светофор... Тогда-то и приходит черед «классического» регулировщика: рука вверх – стоп, движение руки справа налево – можно ехать.