1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

Выжившая после лихорадки Эбола: Важно создать вакцину против вируса

Нэнси Райтбол заразилась вирусом Эбола, когда работала в одной из христианских миссий в Либерии. В интервью DW она рассказала историю своего выздоровления.

59-летняя Нэнси Райтбол работала санитаркой в христианской организации Serving In Mission в одном из карантинов для зараженных вирусом Эбола в столице Либерии Монровии. В интервью DW она рассказала, как проходило ее лечение и с какими трудностями ей приходится сталкиваться сегодня.

DW: Каково это было, когда вы, находясь в Либерии, впервые почувствовали себя больной?

Нэнси Райтбол: Сначала симптомы были очень похожи на малярию. У меня просто была высокая температура и ничего больше. Мне сделали тест на малярию - и он оказался положительным. Я вернулась домой и стала принимать медикаменты. Однако мне не становилось лучше. Тогда наш врач сказал: "Нэнси, я хотел бы провести анализ на вирус Эбола. Сильно сомневаюсь, что ты заражена им - других симптомов у тебя не наблюдается, - но все же лучше сделать тест". В тот же вечер мы узнали результат теста: положительно.

- Ваше состояние было очень тяжелым. Вы находились в сознании большую часть времени?

- Нет, лишь время от времени. Мой муж Дэвид рассказывает, что были дни, когда я приподнималась с кровати, говорила с ним, немного ела. Я вспоминаю некоторые моменты, но большая часть для меня - как в тумане. Помню, что много спала, что дни были сумрачными - часто шел дождь. Я была очень слаба.

Нэнси Райтбол - выжившая после лихорадки Эбола беседует в журналистом DW Ричардом Уолкером

Нэнси Райтбол - выжившая после лихорадки Эбола беседует в журналистом DW Ричардом Уолкером

- Для вашего лечения также применялась экспериментальная сыворотка ZMapp. Вы стали одной из шести человек, при лечении которых ее использовали. Были ли у вас с этим какие-то сложности?

- К тому моменту - нет. Так как это был экспериментальный медикамент, мы задавались вопросом, хочу ли я на самом деле его принимать. В какой-то момент я позвонила доктору Кенту Брэнтли (коллеге Нэнси Райтбол, который тоже заразился вирусом Эбола. - Ред.), и мы обсудили это. Я спросила: "Ты станешь сам принимать этот препарат?" и он ответил: "Не уверен, что мне следует это делать". Тогда я решила: "Если ты не станешь его принимать, то я не буду!"

Однако настал день, когда я подумала: если начну принимать это лекарство и мне на самом деле станет лучше, это будет просто здорово. В то же время, если бы я согласилась на это лечение и, несмотря на это, все равно умерла, - ну что ж поделать, скорее всего, я бы тогда умерла и без этого препарата.

- В начале августа вас доставили в США на частном самолете, чтобы продолжить лечение в госпитале университета Эмори в Атланте. Что вы запомнили из этого путешествия?

- Когда меня доставили к самолету и я попрощалась с Дэвидом, то подумала, что не уверена, что когда-нибудь увижу его снова. Я была очень больна. Мне кажется, врачи даже сомневались, смогу ли я пережить этот перелет. До сих пор вспоминаю врача и медсестру, которые заботились обо мне во время всего этого полета, вспоминаю их неподдельное сочувствие и желание помочь. Еще до того, как я оказалась на борту, врач охватил ладонями мое лицо и сказал: "Нэнси, сейчас мы поедем домой. Мы сделаем все, что от нас зависит, чтобы помочь вам".

- В конце концов вы понемногу стали набираться сил

- Я хорошо помню тот день, когда ко мне вошел врач и сказал: "Нэнси, самое страшное уже позади! Вы снова будете здоровы!" Он рассказал, что некоторые анализы показывают у меня отсутствие вируса Эбола. Единственное, что я смогла ответить: "Слава Богу!" Помню, как радовалась, что смогу увидеть моего новорожденного внука. Конечно, я знаю, что большую роль сыграли медикаменты, ZMapp, постоянный уход, переливания крови - однако все это лишь средства, которые использовал Бог, чтобы спасти мою жизнь. Я знаю это абсолютно точно. И именно за это я благодарна.

- Когда вы вернулись к обычной жизни, чувствовали ли, что люди относятся к вам с настороженностью и страхом?

- Было несколько случаев, когда люди, узнав меня, вскидывали руки и просили, чтобы я не приближалась. Когда это произошло в первый раз, я была просто в шоке. Во второй раз я подумала о наших либерийских братьях и сестрах, которые часто оказываются в такой же ситуации. Особенно это касается медицинского персонала - они нередко слышат от своих семей: "Не приходи домой, переночуй где-нибудь в другом месте".

- Как перенесшая лихорадку Эбола вы обладаете сейчас некоторым иммунитетом против этого заболевания. Думаете ли вы вернуться в Либерию и вновь участвовать в гуманитарной миссии?

- Врачи сказали мне, что если я поеду назад, то мне все равно придется всегда носить специальную защитную одежду. Никто не знает, как долго у меня будет иммунитет к вирусу и насколько он силен. Думаю, это был бы важный сигнал - вернуться. В то же время я считаю, что еще более важно стать частью информационного движения здесь - привлекать внимание людей, рассказывать о том, какой кризис переживает Африка в настоящее время. Делать все для того, чтобы была создана вакцина, сыворотка против вируса, чтобы, если вновь произойдет вспышка Эболы, у нас была реальная возможность помочь Африке.

Смотреть видео 01:39

Лихорадка Эбола уже в Европе - испанцы в шоке (08.10.2014)

Аудио- и видеофайлы по теме