Выборы в Иране стали пощечиной президенту | Немецкая печать | DW | 19.12.2006
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Немецкая печать

Выборы в Иране стали пощечиной президенту

Немецкая печать широко комментирует состоявшиеся в Иране выборы в муниципальные органы власти и в так называемый Совет экспертов, который имеет право назначать высшего духовного лидера страны.

default

Газета Tageszeitung полагает, что популистская политика нынешнего президента Ахмадинежада не имеет перспектив:

Выборы в Иране иначе как фарсом не назовешь. Народ имеет право выбирать лишь из числа тех кандидатов, которые были одобрены Советом стражей революции и Министерством внутренних дел. Тем не менее, на основе результатов выборов можно сделать некоторые выводы относительно политического климата в стране. Если верить информации иранских властей, явка на избирательные участки была высокой и составила около 63 процентов лиц, обладающих правом голоса. Эта цифра, прежде всего, указывает на то, что избиратели не потеряли надежды на перемены, несмотря на репрессии президента Ахмадинежада и гнетущую политическую атмосферу. Участившиеся забастовки рабочих, демонстрации студентов и протесты творческой интеллигенции говорят о том, что гражданское общество в Иране не прекратило свое существование. Результаты выборов стали звонкой пощечиной президенту Ахмадинежаду и радикальному крылу исламистов. Большинство избирателей предпочло радикалам кандидатов из числа умеренных консерваторов. В результате Совет экспертов возглавил коррумпированный экс-президент Хашеми Рафсанджани. Однако в ходе муниципальных выборов победил целый ряд либеральных кандидатов, в том числе несколько женщин.

Газета Frankfurter Allgemeine настроена менее оптимистично и указывает на ряд пугающих свойств иранского режима:

Иранская разновидность демократии характеризуется целым ряд существенных ограничений и сразу по двум причинам приводит к популизму, олицетворяемому нынешним президентом Ахмадинежадом. Во-первых, иранской разновидности демократии чужды либеральные принципы, подразумевающие равные права для меньшинств и недопустимость вмешательство государства во все сферы жизни. Нелиберальная демократия неизбежно скатывается к популизму в том виде, в котором он существует сегодня в Иране, а также в ряде государств Латинской Америки и Восточной Европы. С одной стороны сторонники либеральных реформ в Иране проложили путь к расширению демократических прав и свобод, избрав президентом Хатами, который оставался на этой должности до 2005 года. Однако программа либеральной элиты оказалась чуждой широким массам. Иранским реформаторам не удалось заложить ни основы либеральной традиции, ни создать прочные демократические институты. Либеральный эксперимент оставил за собой вакуум, который заполнила популистская идеология Ахмадинежада.

Своей политикой нынешний иранский президент больше напоминает своего венесуэльского коллегу Уго Чавеса, нежели отца исламской революции – аятоллу Хомейни. Новое поколение исламских революционеров продолжает ссылаться на Хомейни,

как и китайские коммунисты на Мао Цзедуна. Популист Ахмадинежад не может считаться ни представителем интересов большинства населения Ирана, ни даже большинства во властной элите. Иранский режим представляет собой весьма непрозрачное хитросплетение интересов, которое один зарубежный аналитик назвал "олигархическим плюрализмом". Оппортунисты по численности превосходят радикалов, консерватизм большинства политиков объясняется простым нежеланием терять власть. Старая гвардия исламских революционеров утрачивает опору, облик страны во все большей степени определяет новая гвардия авторитарных модернизаторов.

Исламское духовенство продолжает оставаться идеологической базой Исламской Республики, однако, сегодня оно непопулярно, как никогда прежде, потому как многие аятоллы без зазрения совести пользовались своим положением для личного обогащения. Под прикрытием революционных лозунгов высшее духовенство преследовало сугубо личные интересы. Из старой гвардии вышел аятолла Хаменеи, представителем новой может считаться Ахмадинежад. Но и новая гвардия стражей революции не обладает иммунитетом против бациллы стяжательства. Помимо своих политических и духовных задач, стражи революции во все большей степени превращаются в важный экономический фактор. После избрания президентом Ахмадинежада, бывший лидер – Хатами предостерег от опасности фашизма в Иране. Модернизаторский авторитаризм Ахмадинежада объединяет, по мнению Хатами, четыре основных признака фашизма: контролируемый государством капитализм, милитаризацию, преследования интеллектуалов и популизм.

Контекст