1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Выборы в Беларуси: оставят ли власти мандаты для оппозиции

Зачем оппозиционеры идут на выборы в парламент, каковы их шансы на успех и что вообще можно в данном случае считать успехом, выясняла корреспондент DW Елена Данейко.

Резиденция президента Беларуси

Резиденция президента Беларуси

Выборы в Палату представителей, нижнюю палату Национального собрания Беларуси, пройдут уже через три месяца - 11 сентября. Ни один состав белорусского парламента после 1996 года не был признан ОБСЕ избранным в соответствии с международными демократическими стандартами. С тех пор условия проведения выборов в стране практически не изменились, как и их результаты для оппонентов Александра Лукашенко. Зачем оппозиционеры идут на выборы в парламент, каковы шансы на успех и что вообще можно в данном случае считать успехом, выясняла DW.

Контроль подсчета голосов по-прежнему невозможен

Из всех рекомендаций ОБСЕ по изменению порядка проведения выборов власти в Минске на данный момент не учли ни одной, которая принципиально изменила бы избирательную систему, указывают аналитики. Приняты лишь косметические изменения.

Подсчет голосов на выборах президента Беларуси, октябрь 2015 года

Подсчет голосов на выборах президента Беларуси, октябрь 2015 года

Например, сокращение дистанции (с 10 метров до трех) между наблюдателями и столом, где считают бюллетени, как и обещание оставить одну из четырех сторон стола для обзора (до сих пор члены избиркомов своими телами полностью закрывали обзор), по мнению оппозиционеров, не может повлиять на прозрачность процедуры подсчета, а следовательно, и на исход выборов. Действующий порядок исключает возможность контролировать подсчет голосов, уверены эксперты.

Сейчас, когда власть научилась всему, что, с ее точки зрения, поможет ей удержаться, когда она законодательно закрыла все возможные лазейки, остававшиеся у независимых кандидатов, чтобы обеспечить их выдвижение и защитить их возможную победу, цель участия в выборах оппозиции совершенно непонятна, констатирует политтехнолог Александр Федута, в прошлом - член команды Лукашенко.

Выборы как тренировка, но кого и зачем?

Между тем, по мнению политолога Юрия Чаусова, парламентские выборы для политических партий более важны, чем президентские: даже в белорусских условиях идет соревнование партийных машин - число выдвинутых кандидатов, зарегистрированных инициативных групп, набранных голосов (по официальным данным и по независимой оценке).

Такая конкуренция, продолжает Чаусов, тренирует партийные структуры для участия в принципиально более важной президентской кампании. Александр Федута сомневается: есть ли кого тренировать? По его словам, большинство партийных структур "разложились и численно сократились по причинам объективным (давление властей) и субъективным (происходящее в самих партиях)".

Кто будет в списках оппозиции - вопрос второстепенный

Списки всех претендентов от оппозиции на участие в выборах еще не сформированы, но пока, указывает Федута, ни одна оппозиционная структура не заявила о бойкоте выборов. Впрочем, обсуждать претендентов на депутатские мандаты имеет смысл исключительно с точки зрения их личного веса в своих организациях и на общем оппозиционном поле, уверен минский политический обозреватель Вадим Казначеев.

Вадим Казначеев

Вадим Казначеев

Вероятность попасть в парламент благодаря собственным усилиям будущих кандидатов или их партийных структур, признают эксперты, обсуждать бессмысленно: депутатами могут стать только те противники режима, которых власть решит использовать в своей игре.

Все оппозиционные структуры, за исключением участников кампании "Говори правду", воспринимают происходящее не как выборы, а как политическую кампанию, в ходе которой они могут показать, что альтернатива нынешней власти есть, и если это получится - можно говорить об успехе, полагает Казначеев. По его мнению, в Беларуси для этого стоит использовать ситуацию, возникающую исключительно в период так называемых выборов.

По этому поводу возражает Федута: "Оппозиция не использует все возможности в промежутках между политическими кампаниями, и единственное, что можно было бы сейчас считать успехом, - изменение системы выборов".

Интрига и завитушка

Пройдут ли оппозиционеры в парламент, сегодня решают не избиратели, а узкий круг чиновников, которые готовят президенту Лукашенко политические решения, констатирует Юрий Чаусов. По его информации, списки и кандидатов от власти сейчас формируют без участия даже номенклатуры на местах, это стало вотчиной администрации президента. Основная интрига, отмечает Чаусов, состоит в том, оставит ли власть часть депутатских мандатов для свободного розыгрыша.

Контекст

Но даже если и оставит, и даже пропустит оппозиционеров в парламент, это будет, по выражению Вадима Казначеева, "лишь декоративная завитушка". В лучшем случае им уготована роль партий, существовавших - помимо правящих коммунистических - в странах соцлагеря: ни на что не влиявших, но создававших иллюзию демократии. Между тем бороться за перемены, судя по данным соцопросов, большинство белорусов не намерено.

Только немногие белорусы хотят изменения роли парламента

Мало того, что политическая жизнь в стране в целом выхолощена до ритуального голосования, парламент не играет никакой роли, но и за повышение его роли, по данным проведенного Белорусским институтом стратегических исследований соцопроса, высказались всего 16 процентов респондентов, сетует социолог Елена Артеменко. Из всех направлений реформ это - наименее популярное, продолжает Артеменко. Отсутствие интереса к выборам она объясняет в том числе тем, что в Беларуси нет среднего класса, заинтересованного в защите своей собственности.

К выборам - парламентским и президентским - у белорусов, добавляет социолог, отношение схожее: они не столько заинтересованы в результатах и не связывают с ними перемены в своей жизни, сколько участвуют в выборах как в политическом ритуале, отсюда и высокая явка избирателей. По данным НИСЭПИ, в парламентских выборах 2012 года участвовали 66,4 процента белорусов, имеющих право голоса, а в президентских в 2015-м - 70,2. Разница, подводит итог Артеменко, незначительная.

Смотрите также:

Смотреть видео 10:23

Почему Лукашенко больше не последний диктатор в Европе - DW Новости (16.02.2016)

Аудио- и видеофайлы по теме