1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Тема

Вторая телевизионная дуэль между Шрёдером и Штойбером

В воскресенье вечером общественно-правовые телеканалы АРД и ЦДФ предложили немецкому зрителю новый для Германии вид политического ток-шоу

– словесную дуэль между канцлером ФРГ Герхардом Шредером и его соперником в борьбе за пост главы правительства, премьер-министром Баварии Эдмундом Штойбером. За две недели до назначенных на 22 сентября выборов в бундестаг канцлер и его контрагент во второй раз попытались объяснить избирателям, почему те должны голосовать именно за социал-демократов или за блок христианских партий ХДС/ХСС. Первая дуэль, 14 дней назад в эфире частных телеканалов РТЛ и Сат-1, по всеобщему убеждению, не выявила победителя. Ну, а как проходил второй раунд телевизионного поединка, и кто одержал в нем верх?

Две телевизионные ведущие, два кандидата – о том, как должна была выглядеть вторая телевизионная дуэль между канцлером Шредером и его соперником Штойбером, немецкие телезрители знали уже давно. Вопросы дуэлянтам ставили Сабине Кристиансен и Майбрит Илльнер – популярные ведущие телевизионных ток-шоу на каналах АРД и ЦДФ. Трансляция поединка осуществлялась, как и во время первого поединка из студии в берлинском районе «Адлерсхоф». За дуэлью из расположенного в непосредственной близости пресс-центра следили 550 немецких и иностранных журналистов. Они, как и остальные зрители, которые решили пожертвовать воскресным вечером и предпочли очередному боевику про Джеймса-Бонда риторический поединок между Штойбером и Шредером, увидели рвущегося в бой кандидата в канцлеры и уверенного в себе канцлера, который начал диспут довольно сдержанно, но потом все решительнее атаковал противника.

Первой темой, затронутой в поединке, стала политика в отношении Ирака. Баварский премьер Эдмунд Штойбер сразу же бросился в атаку на канцлера:

« Вы, господин бундесканцлер, Вы со своим поведением – и это, бесспорно, – наносите вред германо-американским отношениям».

Кроме того, Штойбера возмутило заявление председателя фракции СДПГ в бундестаге, который сравнил президента Буша с Юлием Цезарем, а американского посла в Германии Коутса с советским послом в бывшей ГДР Абрасимовым. На что Шрёдер, перебивая соперника и ведущих, тут же отпарировал:

«На подобные жизненно важные вопросы необходимо давать только ясный ответ без увиливаний: Я против военной интервенции в Ираке, и под моим руководством Германия в ней участвовать не будет».

Не менее ясного и немедленного ответа, как он относится к возможной американской интервенции в Ирак, канцлер потребовал и от Штойбера. Однако баварский премьер предпочел уклониться от категоричных утверждений. По его словам, необходимо сохранить международное давление на иракского диктатора. А, кроме того, окончательное решение все равно должна принимать ООН. Хотя и Штойбер выступает против единоличных действий Вашингтона в отношении Ирака:

«Мы не можем и мы не поддержим единоличные действия, даже если на такие действия пустятся американцы».

Впрочем, отношение к диктаторским режимам, обладающим оружием массового поражения, и борьба против международного терроризма, как показала телевизионная дуэль, давно уже перестали быть темой только внешней политики. Вопросы внутренней безопасности, в связи с приближающейся первой годовщиной 11 сентября, занимают немаловажное место и во внутриполитической предвыборной борьбе в Германии. Это дало повод Штойберу обвинить правительство социал-демократов и «зеленых» в серьезных упущениях.

«У нас насчитывается примерно 4000 тысячи готовых к насилию исламских экстремистов, которых подозревают в причастности к террористическим организациям. Мы давно уже требуем, чтобы этих сторонников терроризма можно было высылать из страны на основании подозрений. А, кроме того, необходимо, наконец, как можно скорее внести отпечатки пальцев в паспорта и визы иностранцев. Вы до сих пор этого не сделали! Я считаю это очень важным упущением, за которое ответственность несет Вы».

Шредер на это ответил, что после событий 11 сентября прошлого года правительство одобрило два пакета законопроектов в области внутренней безопасности, которые значительно облегчили борьбу с готовыми к насилию экстремистами. Что же касается требований Штойбера, высылать из страны иностранцев на основании одних только подозрений без конкретных доказательств их вины, то такая практика, по словам канцлера, не достойна правового государства.

Не менее резкий обмен ударами, как, в общем-то, и ожидалось, произошел и по второй важной теме – массовой безработице. Здесь Штойбер в который уже раз публично упрекнул канцлера Шредера, в том, что он не сдержал своего предвыборного обещания, данного избирателям в 1998 году:

«Вы тогда, когда переизбирали Гельмута Коля, и в стране насчитывалось 4 миллиона безработных, много раз повторяли: «Федеральный канцлер, который несет ответственность за четырехмиллионную безработицу, не заслуживает того, чтобы его избирали еще раз».

Однако Шредер и здесь не дал загнать себя в угол. Он подчеркнул, что в Баварии, премьер-министром которой является Штойбер, безработица сейчас растет в три раза быстрее, чем в среднем по стране. Кроме того, напомнил, он во времена канцлера Коля безработица была еще выше, чем сейчас. Да, признал Шредер, правительству не удалось выполнить обещания о существенном сокращении безработицы, но виновата в этом, по его словам, в первую очередь неблагоприятная мировая экономическая конъюнктура.

Не менее ясно оба соперника определили и цели, которые они преследуют на парламентских выборах 22 сентября. Канцлер Шрёдер, в частности, заявил:

«Я борюсь за продолжение «красно-зеленой» коалиции, которая доказала, что может добиться проведения реформ во внутренней политике, и которая проводит внешнюю политику, способствующую существенному повышению авторитета Германии».

А, по словам Эдмунда Штойбера:

«ХДС и ХСС хотят создать сильнейшую фракцию в бундестаге. И мы хотим, конечно же, с результатом выше 40 процентов ясно дать понять, что против воли ХДС/ХСС невозможно сформировать правительство».

Согласно первым опросам общественного мнения, проведенным сразу же после окончания телевизионной дуэли, победителем из нее вышел канцлер Герхард Шредер. Он опередил Эдмунда Штойбера по таким показателям, как компетентность, правдоподобность, честность и симпатичность. Баварский премьер, как и во время первой телевизионной дуэли, набрал больше очков, чем канцлер, только на теме «Борьба с безработицей». Во всех остальных областях нынешний глава федерального правительства нагнал или даже перегнал соперника. Примерно такая же картина сложилась и среди так называемых колеблющихся избирателей, которые еще не решили, за кого они будут голосовать 22 сентября. Большинству из них, согласно опросам, больше понравился канцлер Шредер.

Ну, а как оценивают итоги второй телевизионной дуэли между Шредером и Штойбером, профессиональные наблюдатели? Например, политический обозреватель «Немецкой волны» Клаус-Дитер Герш считает, что

«Вторая телевизионная дуэль, организованная общественными телеканалами АРД и ЦДФ, была напряженнее и живее, чем первый поединок. Соперники не просто говорили, не слушая друг друга: на сей раз между ними возникла открытая конфронтация, в частности, по таким темам, как борьба с безработицей и конфликт вокруг Ирака. Примечательно, однако, что при этом стало ясно, что ни под руководством Шредера, ни под руководством Штойбера, Германия не будет участвовать на стороне США в войне против Ирака».

А вот что думает о дуэли между Шредером и Штойбером сторонний наблюдатель, американский политолог и публицист Эндрю Деннисон:

«Мне кажется, что соперники пошли навстречу друг другу. Мы стали свидетелями содержательной дискуссии, в которой выдвигались аргументы и контраргументы. То есть, это была беседа двух людей, а не два параллельных интервью».

А кто, по Вашему мнению, был в этой дуэли лучше?

«Мне всегда очень трудно решать, кто был лучше, потому что приходится учитывать и те предубеждения, которые существовали до дуэли. Шредер и Штойбер представляли совершенно различные стили. Штойбер и на этот раз больше рвался в бой, чем его соперник. Хотя это и понятно, ведь он стремится занять пост канцлера. А канцлеру в такой ситуации пришлось придерживаться оборонительной тактики, то есть защищать то, что он уже сделал. Шредер выглядел более уверенным и сильным. Впрочем, и Штойбер, от которого изначально ожидали меньшего, смотрелся хорошо».

А как вы оцениваете необходимость или бесполезность телевизионных дуэлей. Исходя из опыта США, где такие дуэли между кандидатами проводятся регулярно, можно ли сказать, что они могут решительным образом повлиять на исход выборов?

«После выборов, обычно оглядываешься и замечаешь: «Ага, эта дуэль все же сыграла важную роль, потому что тот или другой кандидат сумел проявить себя с сильной стороны или, напротив, оказался слабаком». Но в первые дни после такой дуэли, пока продолжаются дебаты об этих дебатах, окончательный ответ дать сложно. Результаты таких дуэлей не могут предрешить, точнее сказать, не могут гарантированно предрешить исход предстоящих выборов. Однако они оказывают немаловажное воздействие на настроения колеблющихся избирателей. Такого воздействия невозможно добиться ни с помощью предвыборных рекламных роликов, ни с помощью сольных выступлений кандидатов. И с этой точки зрения, я считаю телевизионные дебаты ценным вкладом в политическую культуру».

Ну, что же, насколько на самом деле повлияли телевизионные дуэли между канцлером ФРГ и его соперником на настроения немецких избирателей, мы узнаем вечером 22 сентября. Ждать осталось недолго, менее двух недель.