1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Cool

Всё по банану – философия Томаса Баумгертеля

20.10.2002

Окружающий мир Томас видит исключительно в банановом аспекте. Всю свою жизнь он рисует бананы и только бананы. Как-то взялся за портрет Бориса Ельцина. Хороший получился портрет. Ельцин, как живой. Вот только, если присмотреться, то облик первого президента России - глаза, уши, волосы и прочее - все сложено из крохотных бананчиков.

Мастерскую «маэстро» я разыскал на территории фабрики “Cluthwerke” в кельнском индустриальном районе Ниппес. Здесь, в одном из цехов, обосновалась целая колония художников, в том числе Баумгэртель. Вместо указателя, направляющего любопытных в его владения, прямо на стене краской из баллончика "напшикан" банан. У стены - мотоцикл с бензобаком бананового окраса. Значит, я на верном пути!

Отец "бананизма" оказался приветливым человеком средних лет, с вьющимися русыми волосами и тонкими чертами лица. Охотно показал эскизы, новые задумки, всего штук сорок: федеративный банан, гэдээровский банан, евробанан... И даже банан «коровьего бешенства»: безумная бананоподобная морда коровы с рогами в виде, опять же, бананов.

«Но это еще что», - машет рукой художник, приглашая меня в соседнее помещение.

Помимо основателя «бананизма» Томас Баумгэртель, также гордо несет звание родоначальника «бананового пуантилизма».

«Сейчас я у влечен натюрмортами, которые пишу в технике так называемого бананового пуантилизма. Пуантилизм – это художественный приём, когда картина составлялась из отдельных цветовых точек. Я же, придерживаясь этого исторического принципа, иду дальше, и вместо точек краски использую крохотные бананчики. В моей галерее есть, например, банановый портрет канцлера Коля. И он не одинок, теплую компанию Колю составляют банановый Ельцин и банановый Клинтон».

Кроме того, Баумгэртель всерьез убежден, что Берлинскую стену разрушил банан.

«Это как же?» - удивляюсь.

«В ФРГ сорок пять послевоенных лет дешевые бананы весь честной народ уминал за обе щеки, благодаря беспошлинному ввозу. А вот гэ-дэ-эровцы - лапу сосали. В частности, поэтому, у восточных немцев ФРГ ассоциировалась с землей обетованной, так сказать «Федеративной Республикой Бананией», где лакомые фрукты продаются на каждом углу».

Почти 12 лет назад и ГДР тоже стала Бананией, но уже в составе ФРГ.

Баумгэртель гордится тем, что рисовал свои бананы во всех крупных городах Германии, а также в Париже, Базеле, Лондоне, Нью-Йорке, Вене и Москве. В Первопрестольной Баумгэртель побывал аж два раза, в 1995-96 гг.

«Я сказал, что хочу нарисовать банан на Красной площади и оставил свой автограф на Красной площади, на Лобном месте. Я также хотел было "забананить" и Мавзолей, но не рискнул, испугался часовых... А всего на Москве, я оставил бананов 15-20, в том числе у Пушкинского музея и во многих художественных галереях. Некоторые владельцы галерей просто умоляли меня нарисовать банан. Кроме того я обнаружил в российской столице несколько банановых фальшивок».

Великого Баумгертеля – подделывают. Вот уж, действительно безобразие! В остальном жизнь Томаса на первый взгляд может показаться сплошным банановым раем. Но это только на первый взгляд. Многим его бананы не нравятся. Прославленного художника таскают в суды. Одна из наиболее солидных галерей современного искусства в Кёльне принадлежит Карстену Греве, филиалы этого коммерческого предприятия есть и в других городах Европы. Так вот, в отместку за то, что Греве способствовал превращению искусства в бизнес, Томас на фасаде его галереи с дорогой облицовкой, напшикал свой фирменный банан. Греве это не понравилось, он тут же подал в суд и выставил художнику счет на 1 300 марок. Хотя, по словам, Баумгэртеля его живопись можно удалить всего за пару марок при помощи специального раствора. И часто вот так судитесь? - спрашиваю художника.

«Я уже потерял счет процессам. Видите стеллажи с папками. Это все иски и заявления. Я еще не выиграл ни одного процесса, но свобода искусства для меня превыше всего. Один раз в консервативном Мюнхене, я даже загремел в каталажку. Там не то, что баллончики с краской и трафареты, а даже шнурки у меня отобрали».

Но в чём собственно искусство? Каждый ведь может изобразить банан?

«Мои бананы - высокое искусство, - уверяет Томас. – Подделать

невозможно».

«И все же, почему именно банан?» - задаю вопрос в лоб.

Баумгэртель на мгновение задумывается и выдаёт следующее:

"Есть такое выражение немецкое "Все по банану". Все в мире безумно, все перевернуто с ног на голову. В том числе и наша культура. Примерно в 80-ые годы, для молодых художников-бунтарей вдруг стало важнее всего срубить побольше денег, и побыстрее. Отошли авангардисты от святых принципов. Тогда-то я и выступил с лозунгом "Все наше искусство- банан!" и «все оно по банану».

Этого принципа Томас Баумгэртель придерживается до сих пор. Идёт по жизни, оставляя на углах и стенах продукты своего творчества. В 1998 году он потряс весь Кельн, неожиданно для всех устроив акцию у знаменитого на весь мир Кельнского собора. В один прекрасный воскресный день, безо всяких переговоров и разрешений, он подогнал к собору грузовик и вместе с бригадой единомышленников установил огромный банан у одного из порталов католической святыни. Банан состоял из сборного каркаса, на который был натянут окрашенный холст. Если поглядеть со стороны, банан как некий «фаллос» мира потребления святотатственно проникал в дверь храма.

«Ведь именно институт церкви всегда подавлял сексуальность. Можно сказать, что таким образом я "трахнул" церковь. В сексе нет ничего плохого. И банан, во многих странах является фаллическим символом..».

Тут Баумгэтель начинает развивать один из аспектов своей странной и лишь ему одному до конца понятной банановой философии.... Распрощались мы очень тепло. Томас подарил мне альбом своих рисунков. Рассказал о планах. Сейчас на очереди - Бранденбургские ворота. Художник надеется, что пару недель его творению – очередному супер-банану, дадут возможность красоваться под исторической аркой. Макет он уже разработал на компьютере... Сейчас задача найти спонсоров. Кроме того, на очереди несколько судебных процессов с церквями. После терактов в Нью-Йорке одиннадцатого сентября прошлого года, Баумгэртель напшикал на нескольких американских и немецких церквях «банан мира». Но попы никаких символических параллелей с голубкой Пикассо в пацифистских бананах не усмотрели и решили Баумгертелем судиться. И хотя уже прошел год, но простить сие прегрешение ближнего своего «бананиста» они не собираются. Так, что на прощанье я пожелал Томасу удачи. И побольше бананов. Он был растроган...

Автор: Александр Павлов

Также по теме