1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Пресса

Всё не так, как во времена Диккенса!

Рождество для нас – это вентиль, с помощью которого мы освобождаемся от части благосостояния, участвуя в оргии благотворительности. / Вашингтонские манихеи должны задуматься об опасности собственного фундаментализма.

Рождество в наши дни уже не такое, как прежде. С каждым годом люди всё меньше украшают свои дома, на улицах всё реже можно услышать рождественские песнопения, всё меньше людей собираются на праздники всей семьёй. И слава Богу. Ведь достаточно вспомнить историю Рождества как праздника, который люди отмечают сейчас во многих странах мира. До того, как Христианская церковь в очередной раз воспользовалась в своих целях старым языческим праздником, его отмечали римляне как день зимнего солнцестояния, когда дни начинали становиться всё длиннее и солнце поднималось на небосводе всё выше. В те дни нужно было как-то развлекать людей, чтобы они могли получить передышку от холодной и мрачной зимы. Во время индустриальной революции и массовой урбанизации, следствием которой стали нищета, болезни и тяготы повседневной жизни, к рождественским развлечения стали предъявляться более высокие требования. Иными словами, если бы Рождества не было, его следовало бы придумать.

Но зачем нам сегодня нужно такое старомодное Рождество? Благодаря глобальному потеплению даже те , кто живёт в северных широтах не испытывают языческой потребности праздновать начало конца зимы. Несколько веков назад зимы в Лондоне были настолько холодными, что люди в Рождество катались на Темзе на коньках. Если потепление климата будет продолжаться нынешними темпами, то скоро традицией станет загорать в Рождество на берегах Темзы. Сегодня нам совсем не нужна передышка от тягот повседневной жизни. В развитом мире люди практически никогда не жили так хорошо, как сейчас. И мы отмечаем Рождество не потому, что испытываем лишения, а потому, что у нас всего слишком много. Рождество для нас – это вентиль, с помощью которого мы освобождаемся от части своего благосостояния, участвуя в оргии благотворительности. Рост благосостояния позволил нам более терпимо относиться к окружающим. Читая, скажем, Диккенса, поражаешься тому, как много злобных, жадных и неприятных людей населяли известный ему мир. Для них Рождество было единственной возможностью вести себя цивилизованно. Но зачем оно нам – всегда таким добрым и вежливым? Характер празднования Рождества с веками много раз менялся, и мы не должны удивляться тому, что сейчас он снова меняется, отражая лучшие времена. И мы должны приветствовать эти перемены, – считает британская газета «Файнэншл таймс».

Немецкая газета «Зюддойче цайтунг» озаглавила свой комментарий «Миру не будет мира»:

В Рождество 2002 года мир стоит на грани войны, объявленной американскими политиками, которые, судя по всему, сменили совесть на самоуверенность и считают, что следствием военного превосходства Америки является её моральное превосходство. Можно только удивляться тому, кто во имя Господа делит сейчас мир на добро и зло. Вашингтонские манихеи намереваются вести борьбу с фундаментализмом, однако создаётся впечатление, будто они сами стали фундаменталистами. (...) Итак, Рождество, благая весть о мире в очередной раз оказываются ложью? Разочарованный мир может так думать. Но, может быть, слова «миру – мир» относятся не к внешнему миру, а к внутреннему, к покою, который можно обрести и в трудную минуту? Может быть, речь идёт не о внешней или внутренней политике, а о совести каждого человека? – спрашивает немецкая газета «Зюддойче цайгунг».