1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Тема

Вступление Украины в НАТО - гипотетический вопрос

09.07.2002

«Вступление Украины в НАТО - это на данный момент скорее гипотетический вопрос. Однако мы приветствуем все усилия Украины на пути сближения с евро-атлантическими структурами. Эту точку зрения разделяет и Совет Североатлантического альянса. Однако я хочу ещё раз подчеркнуть, что как президент Украины, так и Совет безопасности в Киеве имеют в виду долгосрочную цель, достичь которой можно только шаг за шагом. Сейчас мы сосредоточили наше внимание на текущей работе, в частности, на реформах в области обороны».

Вот так оценивает перспективы вступления Украины в НАТО Генеральный секретарь Североатлантического альянса Джордж Робертсон. Он сейчас как раз находится с официальным визитом в Киеве. НАТО и Украина - это наша сегодняшняя тема дня.

Я предлагаю первым делом послушать сообщение нашего киевского корреспондента Александра Савицкого, о том, как проходят переговоры Джорджа Робертсона в украинской столице:

Самым важным вопросом для украинской стороны была реакция НАТО на принятое в мае этого года Советом Нацбезопасности и Обороны решение о новой стратегии в отношениях с Альянсом, конечной целью которой является вступление в НАТО.

«Сейчас формируется новая ситуация, которая ставит на повестку дня целый ряд новых вопросов: как будет выглядеть новое партнерство, каким будет график продвижения Украины в направлении НАТО», — заявил в этой связи министр иностранных дел Украины Анатолий Зленко.

В ответ генеральный секретарь НАТО Джордж Робертсон прямо заявил, что на пражском форуме НАТО в ноябре этого года несколько восточно-европейских стран получат приглашение стать членами Альянса, но Украина не рассматривается в качестве одного из претендентов.

«НАТО поддерживает украинскую декларацию о стратегической ориентации на вступление в Альянс. В сотрудничестве с Украиной мы готовы идти так далеко, как хочет и может сама Украина. Но мы должны понимать, что это долгосрочный процесс и Украине абсолютно необходимо продолжать курс на развитие реформ, верховенства права, обеспечение прав человека и свободы слова и печати», — заявил лорд Робертсон.

Он еще раз подчеркнул, что проблема базирования Черноморского флота на украинской территории, считающаяся одним из препятствий Украины на пути в НАТО, является предметом переговоров только Украины и России. Робертсон заметил, что считает само соглашение о базировании флота одним из главных достижений Украины в первые годы ее независимости.

Вместе с тем, на заседании комиссии Украина-НАТО был подписан Меморандум о взаимопонимании между Украиной и НАТО по обеспечению поддержки операций НАТО со стороны принимающей страны и начаты переговоры об использовании украинской транспортной авиации для переброски стратегических грузов. Мало кто в Киеве сомневается и в успешной ратификации Верховной Радой Соглашения о безопасности между Украиной и НАТО. А все это вместе уже оцениваются экспертами, как подготовительные меры к началу реализации программы действий будущего члена Северо-Атлантического Альянса.

«Для неспециалистов все это – технические вопросы. В то время как для специалистов эти вопросы имеют глубокий смысл», — заявил по этому поводу экс-министр иностранных дел Украины, глава парламентского Комитета по европейской интеграции Борис Тарасюк.

Это было сообщение нашего киевского корреспондента Александра Савицкого. Конкретный опыт сотрудничества между НАТО и Украиной уже есть. Достаточно напомнить об участии Украины в программе «Партнёрство во имя мира», конструктивную позицию Киева и участие украинских миротворцев в составе контингента СФОР в Боснии. НАТО помогает Украине в подготовке офицеров генштаба и создании сил быстрого реагирования. В 97 году между НАТО и Украиной была подписана «Хартия об особом партнёрстве». И вот в конце мая Совет национальной безопасности и обороны Украины принял решение о вступлении страны в НАТО. Но почему Украина вдруг стала так форсировать идею вступления в НАТО? Вот что отвечает на этот вопрос сотрудник университета города Констанц, эксперт по Украине Райнер Линднер:

«После событий 11 сентября значение Украины для запада понизилось. Объяснение простое: Россия стала чрезвычайно важным партнёром для НАТО, для антитеррористической коалиции и для Соединённых штатов Америки. Конечно, Украина должна сама определиться, обозначить своё место в мире. Но Америка и запад вообще, судя по всему, больше не рассматривают Россию как фактор риска для мировой безопасности. Поэтому и Украина больше не рассматривается как важное «буферное» государство между будущими границами альянса и «непредсказуемой» Россией. Конечно, Запад и дальше заинтересован в сближении с Украиной, в стабильных партнёрских отношениях. Однако в системе геостратегических координат центр тяжести явно сместился в пользу России».

Однако вопрос даже гипотетического вступления Украины в НАТО наталкивается на значительные трудности. Предпосылкой членства в альянсе являются необратимая приверженность принципам гражданского общества и правового государства. Ещё одно условие - построение эффективной рыночной экономики. Сегодняшняя Украина с её авторитарным правлением, подавлением свободных СМИ, нищетой и коррупцией бесконечно далека от этих политических и экономических целей. Но есть ещё и военный аспект. В каком состоянии находится украинская армия? Если говорить о гипотетическом вступлении Украины в НАТО, станет ли она усилением военной мощи альянса или обузой? С этим вопросом я обратился к сотруднику Центра стратегических исследований имени Алана Маршалла в Гармиш-Патенкирхене Александру Гарину:

- Пока что, с точки зрения НАТО, армия Украины совсем не удовлетворяет их критериям. Ясно, что в таком виде она была бы просто обузой. Армия представляет собой трудность, типичную для всех стран переходного периода бывшего СССР. Здесь положение мало отличается от России. Иностранные специалисты, отмечая качество украинской армии, говорят о том, что армия экономит, и что даже присутствует военный туризм. То есть за 8000 долларов можно полетать на МИГе. В условиях бедности правительство требует от армии, чтобы она еще и как-то зарабатывала. Это приводит к тому, что современные модели вооружения, скажем новые танки, скорее отправляются на экспорт, а само министерство обороны не в силах перевооружить свою армию и заказать их.

В газетах регулярно появляются сообщениях о контактах Украины с так называемыми странами-изгоями. Вот и сегодня в лондонской «Файненшл Таймс», как по заказу, на первой странице появилось сообщение о том, что Украина якобы ведёт переговоры о передаче военных технологий Ираку. Насколько подобные подозрения могут повредить развитию отношений между Украиной и НАТО?

- Я думаю, что это больная тема. Конкретно сказать что-либо на эту тему – существуют ли подобные контакты – очень трудно. С другой стороны, не дать Украине всеми возможными способами в области вооружений поправить свой бюджет – тоже невозможно. Со стороны НАТО речь идет о реформе украинской армии, чтобы она двигалась, как и намечается официально, к переходу от третей по численности армии Европы с бедным вооружением и плохо тренированным составом, к типично натовской армии – небольшой, мобильной и хорошо вооруженной.

Это значит, что вы говорите о профессиональной армии?

- Без сомнения. Украина стоит перед той же проблемой, что и Россия. Тогда на первых шагах независимого украинского государства считалось, что нейтральная страна должна по всему периметру сама себя защищать. Теперь же выяснилось, что содержать огромную армию намного дороже, неизвестно как увольнять солдат, естественно, что надо со временем перейти к профессиональной армии. Но стоит та же проблема – нет денег, чтобы хотя бы всех уволить из армии.

Это было мнение сотрудника Центра стратегических исследований имени Алана Маршалла в Гармиш-Патенкирхене Александра Гарина. Конкретные сроки он назвать отказался, но потом всё-таки добавил, что при благоприятном политическом и экономическом развитии в Украине говорить о полноправном членстве страны в НАТО можно будет где-то к 2017 году. Вопрос только в том, сохранится ли к тому времени сам союз НАТО?