1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мосты

Встречи переселенцев

12.12.2002

Зачем люди встречаются? Причины бывают самые разные: хочется увидеть родных, близких, друзей, поговорить, узнать последние новости – как говорят, на людей посмотреть, себя показать. Всё так. А если родственников много, в квартиру всех не пригласишь, да и дальние расстояния – не у всех есть возможность «прокатиться» на часок, другой в противоположный конец Германии.

Для переселенцев из России, из бывших республик Советского Союза, семейные встречи – традиция. Правда, дети вырастают, женятся, обзаводятся собственными детьми. И семьи, и без того не маленькие, становятся всё больше и больше. Пригласить всех на очередной день рождения– уже невозможно, и, чтобы никому не было обидно, зовут только самых близких. Таким образом, теряется контакт, и родственные связи ослабевают.

Но тяга к общению с родными всё-таки сильна, и, время от времени, всё же удаётся организовать встречу родственников, но уже более крупного масштаба.

На одной из таких встреч, семьи Ригер, мне удалось побывать. По инициативе старейших представителей, семья Ригер сняла зал при церкви небольшого городка под Дюссельдорфом и собрала своих, по всему свету разъехавшихся родственников.

Все началось, казалось бы, несколько официально: Эдуард - один из молодых отпрысков клана Ригеров - подготовил обзор семейной хроники, представил «фамильное древо», чтобы те, кто относится к последним – пятому, шестому поколениям, смогли разобраться в многочисленных родственных ответвлениях: всевозможных тетей, дядей, сестер и братьев.

Марен Бём – дочь Меты Бём, которой в послевоенное время удалось остаться в Германии. Встреча родственников, особенно дальних и тех, кто в последнее десятилетие приехал из России и Казахстана – прямо скажем, единственная возможность для Марен, познакомиться с роднёй. Русского языка она не знает, тем не менее...

- Мне очень интересно - ко мне подходит кто-нибудь и говорит: «Помнишь, я был у вас, когда ты была совсем маленькая...», и я рада увидеть этого человека, который приходит к тебе, как будто бы из детства.

Примерно так должно быть, когда близкие люди наконец-то встречаются... Некоторые из них рассказывают, что они не виделись более 50 лет! Я думаю это очень интересно - встретиться после стольких лет разлуки. И к тому же, все они – члены одной большой семьи, у них одна родословная одно, очень разветвлённое «фамильное древо». Несмотря на то, что их так много, они всё же сумели собраться здесь. Это замечательно!

Марен только что закончила школу, где история, по рассказам подростков, не самый любимый предмет. Но Марен утверждает обратное:

- Меня интересует история, история России и история нашего рода... Мне много рассказывают, многое я узнаю сама – в нашей семье по-другому невозможно. Мне кажется, это важно, знать, откуда ты родом, кто твои родственники. В общем, мне очень интересно.

Марен родилась и выросла в Германии. Кто такие переселенцы, она знает с детства. Мать Марен многие годы была членом местного землячества российских немцев, имела непосредственный контакт с «новичками», приезжающими в Германию. Может ли Марен представить себе события прошлых лет, о которых рассказывают старшие?

- Так точно? Я не знаю. Мы общаемся слишком мало, для того, чтобы всё понять. Я, конечно, знаю, как всё происходило... но, действительно представить себе – не могу. Я отношусь к пятому поколению нашего рода, судить о том, что осталось у нас от наших предков, совсем непросто. Но, когда общаешься вот так, как сегодня, только тогда начинаешь понимать своих предков, чувствовать кто ты, откуда родом.

Родная тётя Марен живёт в Канаде, куда она уехала ещё молодой девушкой. Ещё ребёнком, девочка навещала тётю в этой далёкой от Европы стране. Хотела бы она уехать из Германии, чтобы остаться там или в другой стране навсегда?

- У меня небольшой опыт, что касается других стран. Конечно, я была в отпуске, но жизнь там я себе не представляю. Не знаю. Там жить? Я думаю, мне бы слишком не хватало всех тех, кто мне близок. Взять и сказать: «Я уезжаю в другую страну» - нет, пожалуй, не смогла бы. Ну, конечно, если я вдруг почувствую себя где-то так хорошо, что мне не захочется возвращаться - в таком случае, конечно.

Старшее поколение часто рассказывает о трудностях, которые поджидали их предков в чужой стране. Но Марен оптимистично относится к подобным предостережениям:

- За прошедшие годы всё изменилось, изменились и условия жизни. Сейчас всё намного проще. Наши предки покинули свою страну когда-то по совсем иным причинам, чем это сделаем мы, если задумаем уехать. Если, конечно, не случится что-нибудь неожиданное, такое, как война. Во всяком случае, решиться на переезд будет намного легче, проще.

Виктор приехал из Баварии и от встречи в полном восторге:

- Останется надолго в памяти. Кого-то я увидел вообще впервые в жизни, кого-то не видел по 15 по 16 лет. Так что это – колоссальное, конечно, впечатление.

Он – представитель самой многочисленной «ветви семейного древа». Виктор очень дорожит родственными связями и приветствует проведение таких встреч. К сожалению, из всего большого семейства – как он сообщает, их более 100 человек - Виктор приехал один.

Гарри поддерживает Виктора:

- Это здорово, что такое вообще бывает и что есть такие люди, которые такие встречи организовывают. Потому что всё это ведёт нас к нашим корням, и мне кажется, это просто необходимо.

Давно ли Гарри знаком с семейной историей, интересуюсь я? Он задумывается и отвечает, теперь уже по-русски:

- Да, я знал, что с моими родителями случилось, судьбу моих родителей и немножко историю о немецких переселенцах, но не в таком масштабе, в каком я это теперь узнал, в течение последних лет.

Надо сказать, не все были вполне удовлетворены встречей. Одни надеялись встретить кого-то, кто приехать не смог. Другие ожидали, прямо скажем, большего. А некоторые и сами не знают точно, с кем бы они хотели увидеться. Анна из Дюссельдорфа настроена довольно критически:

- Нельзя сказать, чего я ждала от этой встречи больше всего... Я думаю, каждый где-то рад, что это состоялось, может быть, это переработается каждому по-своему...

Не могу сказать, что я очень многого от этого ждала. Ну, в общем-то, была довольно сносная атмосфера.

С таким настроением? Зачем она всё-таки приехала сюда? «Почему?» – переспрашивает она. Подумав, она всё же соглашается, что такая возможность предоставляется не часто в жизни... да и родственные связи всё-таки нужно поддерживать...

Вольдемара я расспросила о встречах, которые организовывают землячества российских немцев в различных городах Германии: от небольших, которые проводятся два-три раза в год, до «всегерманской». Вольдемар всегда с интересом ездил на такие встречи. Там:

- Имеешь возможность, с кем-нибудь познакомиться. Главная же причина, почему я часто ходил на такие встречи – я хотел познакомиться с девушкой из того же круга, с которой я мог бы связать свою жизнь, вместе пройти по жизненному пути... Такие встречи, как сегодня, я нахожу очень интересными, потому что старшее поколение медленно покидает нас, мы редко общаемся с родственниками, которых, мы, может быть, ещё ни разу в жизни не видели. С кем-то, мы, может, никогда больше и не увидимся. Мы живём довольно разбросано по всей Германии и возможность, с кем-то повидаться, предоставляется не каждый день. И уж далеко не каждый может собрать у себя дома такую многочисленную родню...

Причины столь живого интереса к его собственной истории, истории семьи, Вольдемар объясняет тем, что с детства вынужден был выслушивать нелестные замечания в свой адрес о его принадлежности к национальному меньшинству в Казахстане. «Когда тебя унижают – поневоле задумаешься, почему они уехали...», - считает он и продолжает:

- Меня интересует история моей семьи, моих предков. Было бы интересно узнать, как они жили, что их подтолкнуло на такое путешествие.

Почему мы приехали в Германию, это всем известно: мы вернулись на родину наших предков.

По какой причине же наши предки уехали в Россию, что побудило их, сделать этот шаг –было бы очень интересно узнать, но об этом мы, к сожалению, наверное, уже никогда не узнаем.

Нелли, из земли швабов, Баден-Вюртенберг, очень рада, что смогла приехать на встречу:

- Это была прекрасная идея – организовать такую встречу, чтобы люди могли лучше узнать друг друга, поближе познакомиться. С некоторыми мы были знакомы ещё с детства, но увидеть их снова, спустя многие годы, было очень интересно. Эту идею я нахожу просто замечательной. Подобную встречу нужно обязательно повторить.

Дочь Нелли, хотя и родилась в Казахстане, на таких встречах чувствует себя неуютно. И сегодня она осталась дома.

- Мне очень жаль, что она очень далека от русской культуры, от русского языка. Она не говорит по-русски, правда, всё понимает. Иногда я хотела бы её взять с собой на мероприятия, которые организовывают наши переселенцы, но она не хочет. С детьми её возраста – ей 15 лет – она не знает как говорить, если те разговаривают по-русски. Она чувствует себя посторонней...

В городке, где мы живём, нет семей переселенцев, что, конечно, очень хорошо для интеграции. Но иногда я хотела бы пообщаться с такими же, как мы: всё как-то проще. У меня нет проблем в общении с местными немцами, но с переселенцами меня связывает прошлое, общие интересы, взгляды на жизнь, родство душ.

Переезд – это непросто. В другую квартиру, в другой город, а тут – в другую страну. Что вынуждает людей, решаться на такой шаг, пускаться в «неизвестное» - согласитесь, и сегодня всё чужое остаётся по-прежнему «неизвестным», «неизведанным».

- Мне кажется, что это даже неплохо, если народы между собой смешиваются, пробуют обосноваться в другой стране. Это, я думаю, лучше, потому что иначе, сидеть на одном месте из поколения в поколение – вариться в собственном соку – жизнь перестанет быть интересной и люди, наверное, медленно ... поглупеют. В таком случае риск имеет смысл.

Традиция встречи одной семьи, одного «рода», вряд ли придумана переселенцами. В Германии, где общение родственников – зачастую только самых близких – ограничивается праздниками Рождества и Пасхи, эта традиция всё-таки жива. И, к юбилейным датам, нередко собираются все представители какого-нибудь большого семейства. Такой праздник проводится, как правило, с размахом: с фамильным гербом и подробной родословной. И кто знает, возможно, тяга к таким встречам у российских немцев сохранилась ещё с тех времён, когда предки семьи Ригер покинули родную Германию и пустились в путь, навстречу новой жизни в далёкой России.

Нелли поёт старинный романс, аккомпанируя себе на рояле. За празднично накрытыми столами сидят мужчины и женщины преклонного возраста. По залу группами разошлась молодёжь, вокруг бегают нарядно одетые дети. Идёт оживлённая беседа: несколько поколений собрались для того, чтобы поговорить о прошлом, настоящем и будущем.