Встреча Мирзиёева и Рахмона: с чем президент Узбекистана прибыл в Душанбе | Узбекистан | DW | 09.03.2018
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Узбекистан

Встреча Мирзиёева и Рахмона: с чем президент Узбекистана прибыл в Душанбе

Президентам Узбекистана и Таджикистана предстоит решить в Душанбе ряд вопросов, многие годы осложнявших отношения двух стран. DW - о том, стоит ли ждать прорыва.

Строительство Рогунской ГЭС

Строительство Рогунской ГЭС

"Если мысленно перенести антураж нынешнего визита президента Узбекистана в Душанбе на два года назад, это было бы абсолютно невероятное событие", - говорит сотрудница Центра восточноевропейских и международных исследований (ZOiS) в Берлине Беате Эшмент (Beate Eschment), комментируя начавшуюся 9 марта двухдневную поездку Шавката Мирзиёева к Эмомали Рахмону. Удивление немецкого эксперта вызвано тем, что при предшественнике Мирзиёева, Исламе Каримове, отношения двух стран были осложнены настолько, что наблюдатели не раз допускали возможность вооруженного конфликта.

Что важнее Ташкенту и Душанбе - Фархадская ГЭС или отмена виз?

С приходом нового президента Узбекистана ситуация резко изменилась - он взял курс на восстановление контактов с Таджикистаном и другими соседями. "В течение последних недель можно было наблюдать, что обе стороны приложили большие практические усилия, чтобы встреча в Душанбе прошла действительно успешно и президенты максимально быстро восстановили отношения между странами, понесшие ущерб в прежние годы. На железнодорожной ветке, ведущей из Узбекистана в Таджикистан, было восстановлено сообщение. Открыты несколько пограничных переходов", - говорит Эшмент.

Беате Эшмент

Беате Эшмент

В программе визита обозреватели зарубежных СМИ выделяют разные аспекты, начиная с многотысячной группы школьников в Душанбе, которые торжественно поприветствуют высокого гостя от имени населения, и заканчивая ожидаемыми подвижами в решении вопроса о спорных участках границы и развитии торгово-экономических отношений в сфере энергетики.

Среди этих аспектов можно выделить три основных - это ожидание смягчения визового режима между двумя странами, введенного Ташкентом в 2001 году; урегулирование спора вокруг Фархадской ГЭС, находящейся на границе двух стран; и будущее проекта гигантской Рогунской ГЭС - любимого детища Эмомали Рахмона, против которого Ташкент решительно возражал при Исламе Каримове.

"Наиболее важным для населения в возможной программе переговоров мне видится пункт об облегчении визового режима. Без этого открытие погранично-таможенных переходов еще не решает проблему восстановления нормальных отношений между людьми, живущими в этих странах", - считает Беате Эшмент. Есть ожидания и в отношении Фархадской ГЭС и прилегающего водохранилища, за владение которыми обе стороны давно ведут спор. В СМИ говорится, что президенты могут подписать документ, согласно которому ГЭС останется в собственности Узбекистана и будет им обслуживаться, но территорию признают таджикской и охранять ее будут силы Таджикистана.

Узбекистан как акционер Рогунской ГЭС?

Однако ташкентский политолог Юрий Черногаев предостерегает от чрезмерных ожиданий по части решения всех территориальных проблем в ближайшее время. Многое, по его словам, будет зависеть от внимания к мелочам и от того, как будут учтены интересы тех, кто по обе стороны границы потеряет от уступок партнера. "Своя рубашка по-прежнему ближе к телу. Недавние сложности на киргизско-узбекской границе, где имелись сходные проблемы, тому свидетельство. Несомненно, горячая фаза взаимоотношений между Ташкентом и Душанбе позади, но все проблемы рукопожатиями не решить. Это работа надолго и при скрупулезном внимании к мелочам", - считает Черногаев.

Шавкат Мирзиёев

Шавкат Мирзиёев

Что касается проекта Рогуна, отравлявшего отношения Душанбе и Ташкента, то, как отмечает политолог, позиция Мирзиёева кардинально отличается от позиции Каримова. Команда нового президента даже не исключает вариант, при котором Узбекистан на определенных условиях станет акционером Рогунской ГЭС. 

"Ташкент уже убрал эмоциональную составляющую из дискуссии о проекте, и она может идти нормально. А если Узбекистан в перспективе предложит участие в финансировании, он получит возможность влиять на техническую сторону проекта. Это рациональный подход, хотя для Ташкента Рогун милым сердцу проектом не станет", - отмечает Беате Эшмент.

Образец Ислама Каримова и новый стиль нового президента

Юрий Черногаев исходит из того, что на встрече президентов речь о проекте обязательно зайдет и конфликт из-за этой ГЭС будет смягчен. Тем более что пока в Ташкенте не уверены, что у Душанбе хватит на эту стройку средств и что первый этап начавшегося строительства пройдет гладко. Сложности же, вероятно, побудят власти Таджикистана внимательнее отнестись к точке зрения Узбекистана, указывает политолог.

Плакат в Душанбе с портретом Эмомали Рахмона

Эмомали Рахмон с нетерпением ждет визита узбекского коллеги

Но готов ли и Душанбе учитывать интересы соседей, сменивших гнев на милость? "Думаю, что Таджикистан продолжит возведение Рогуна и Эмомали Рахмону может показаться, что сопротивление Узбекистана преодолено", - говорит в интервью DW Беате Эшмент.

В целом она пока скептично оценивает готовность таджикского лидера изменить сложившийся в прежние годы стиль руководства. "Эмомали Рахмон, как мне представляется, в качестве образца для подражания видит своего покойного непримиримого противника, узбекского властителя прежних лет Ислама Каримова, и не вполне готов соотноситься с новым, более открытым стилем, который предлагает Шавкат Мирзиёев. И он еще не вполне осознал специфику новых отношений с Узбекистаном", - добавляет эксперт ZOiS.

При этом, продолжает она, совершенно ясно, что Узбекистан находится в положении сильного партнера, так что Эмомали Рахмону рано или поздно придется перестраиваться. Тем более что речь сейчас пойдет об экономике, где Душанбе не так много может предложить. "Вопрос в том, как президент Таджикистана справится с этой задачей", - указывает Беате Эшмент.

Есть ли угроза узбекской экономической экспансии в Таджикистан?

Интересно, что узбекское руководство предложило поддержать тот сектор таджикского бизнеса, который будет ориентироваться на Узбекистан - речь идет о выделении на такую поддержку 100 млн долларов. Но в Таджикистане уже высказали опасение, не станет ли это началом узбекской экономической экспансии, которая потеснит более слабых таджикских предпринимателей.

Контекст

По мнению Беате Эшмент, финансовый ресурс Узбекистана, если реформы продолжатся, может в перспективе нескольких лет очень заметно возрасти, и Ташкенту будет вполне по силам принять участие в долгосрочных проектах развития Таджикистана. "Таджикской элите надо это брать в расчет. Интересно, что уже сейчас, сразу после открытия КПП на границе двух стран, возле них возникли торговые рынки. Люди мгновенно используют открывающиеся возможности", - подчеркивает немецкий эксперт.

Новая интеграция в Центральной Азии

Скорее всего, в ходе встречи в Душанбе Шавкат Мирзиёев обсудит с таджикским коллегой саммит лидеров стран Центральной Азии, который по его инициативе должен вскоре пройти в Казахстане. Идет ли речь о намерении Ташкента создать интеграционную структуру исключительно с участием государств региона? Ведь в ноябре 2017 года именно президент Узбекистана выступил с предложением учредить Консультативный совет глав этих государств.

"Сейчас дело идет к усилению конкуренции между Казахстаном и Узбекистаном за лидерство в регионе. И предложить провести саммит дома у конкурента, так что тот фактически должен согласиться с проектом и стать союзником - это умный ход Ташкента. А если эта инициатива сработает, то и Таджикистан, как и Киргизия, должны будут к ней присоединиться", - прогнозирует Беате Эшмент.

У Юрия Черногаева другая точка зрения. Он утверждает, что на переговорах в Душанбе речи о создании новой региональной организации идти не будет, поскольку в выстраивании отношений команда нового узбекского лидера придерживается линии Каримова - исключительно на развитие двусторонних отношений. "Слишком свежи воспоминания о провале интеграционных проектов первых постсоветских лет. Тем более что стратегические противоречия между странами региона остаются", - заключил ташкентский политолог.

Смотрите также:

Смотреть видео 03:36
Now live
03:36 мин

Продаётся карманная электростанция

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме